Профессиональный страховой портал «Страхование сегодня»
Профессиональный страховой портал «Страхование сегодня»
Google+ Facebook Вконтакте Twitter Telegram
    Этот деньПортал – ПомощьМИГ – КоммуникацииОбучениеПоискСамое новое (!) mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Самое новое
Идет обсуждение
Пресса
Страховые новости
Прямая речь
Интервью
Мнения
В гостях у компании
Анализ
Прогноз
Реплики
Репортажи
Рубрики
Эксперты
Голос рынка
Форум
Аналитика
Термины
За рубежом
История страхования
Посредники
Автострахование
Страхование жизни
Авиакосмическое
Агрострахование
Перестрахование
Подписка
Календарь
Этот день
Страховые реестры
Динамика рынка
Состояние лицензий
Знак качества
Страховые рейтинги
Фотографии
Компании
Визитки
Пресс-релизы




Каталог страховых сайтов
Яндекс цитирования

Анализ

  Полный список аналитических материалов

  Перестрахование, За рубежом, Регулирование
Лайков Алексей Юрьевич Пять вопросов о государственном перестраховщике
Лайков Алексей Юрьевич
Генеральный директор ООО СБ «РИФАМС», член экспертного совета ФАС России по развитию конкуренции на рынке финансовых услуг, кандидат экономических наук, доцент
страхование сегодняЗавершается дискуссия по проекту создания в России государственной перестраховочной организации. В данной статье обобщается зарубежный опыт в области управления финансами и перестрахованием, анализируется история и современные модели перестрахования на старейших западных рынках, а также в развивающихся странах. В статье также сформулировано, при каких обязательных условиях взаимодействия государства и частного сектора проект госперестраховщика мог бы быть реализован в нашей стране с наименьшими отрицательными последствиями.

1. Почему в развитых экономиках – США, Великобритания, Германия, Япония – в настоящее время нет государственных перестраховочных компаний? Есть ли в таких странах практика господдержки перестраховщиков или прямых страховщиков в других формах?

Страхование в этих странах, а также международное перестрахование в целом – подчиненная часть мировой экономики, которая, в свою очередь, в существенной мере подчинена властным интересам наднациональных групп корпоратократии. Эти олигархические группы уже много лет назад поставили ведущие государства современного мира под контроль и используют их в качестве инструментов для реализации своих целей. Как подчеркивал в свое время Д.Рокфеллер: «наднациональный суверенитет интеллектуальной элиты и банкиров, безусловно, предпочтительней принципа самоопределения народов» 1. В настоящее время можно говорить о фактической «приватизации» ведущих государств «западного» мира (который традиционно включает и Японию) глобальной финансовой олигархией. «Что-то должно заменить правительства, и мне кажется, что наиболее подходящей для этого является частная власть» (Д.Рокфеллер)2.

Сегодня главная из таких подчиненных стран-инструментов – США, являющиеся пока мировым политическим гегемоном. Важную роль в мировой политике и экономике играет и Великобритания, государственный аппарат которой уже в течение нескольких столетий подчинен интересам наднационального финансового капитала.

Германию и Японию изначально отнесли к развитым странам из пропагандистских соображений – это агитационная инерция «холодной войны». На определенном историческом этапе так было нужно для организации широкомасштабного противостояния СССР. С тех пор им удалось «закрепиться» в группе «развитых» стран. В настоящее время надобность в этом отпала и с 2004-2005 годов в рамках создания Трансатлантического союза развиваются процессы полного экономического и политического подчинения ЕС Соединенным Штатам при связующей роли Великобритании. Аналогичные процессы реализуются и в отношении японской экономики, которая находится в стагнации с середины 1990-х годов: создание Транстихоокеанского партнерства, которое готовилось с 2003 года и происходит сегодня на наших глазах, служит как раз этой цели 3.

По своей экономической сути Германия и Япония – это экспортоориентиированные экономики, находящиеся под контролем наднациональных принципалов (базирующихся главным образом в США), которые после Второй мировой войны жестко включили их в свою систему разделения труда в качестве поставщиков нужной им продукции. Это, как бы, «Южная Корея» и «Китай» 1950-х – 1960-х годов, которым несколько больше «повезло» в силу особенностей тогдашнего этапа научно-технического прогресса (технологическая невозможность легкого переноса производства в другие страны) и особенностей геополитической ситуации (наличие СССР и «соцлагеря») в тот период времени. В целом же, после поражения во Второй Мировой войне Германия и Япония вынуждены жить в условиях ограниченного политического и экономического («дело Фольксвагена», «дело Тойоты», «дело Тошибы») суверенитета, подчиняясь интересам и наднационального финансового капитала, и контролируемых им стран-гегемонов.

Главные «элитные» группы (кланы) владеют основным страховым бизнесом в «развитых» странах, владеют они и крупнейшим международным перестраховочным бизнесом.

Сложилось положение, при котором и у страхового/перестраховочного бизнеса в этих государствах, и у самих этих государств одни и те же контролирующие «владельцы». В условиях, когда ресурсы государств подчинены собственникам страхового/перестраховочного бизнеса, нет необходимости в специальном создании институциализированного госстраховщика или госперестраховщика: при соблюдении определенных «ритуалов» государственные ресурсы оперативно направляются на нужды частного (формально акционерного) страхового бизнеса.

На практике, когда в финансово-банковской системе, в системе страхования/перестрахования возникает такая необходимость, наднациональный финансовый капитал имеет возможность «залить деньгами» любой возникший «вопрос». Ведь контролирующие собственники ведущих мировых страховщиков/перестраховщиков принадлежат тем, кто контролирует, в частности, Федеральную резервную систему США. Надо просто все должным образом презентовать общественности.

Характерный пример – AIG, которая под информационным прикрытием громкого спектакля со смещением прежнего, якобы «провинившегося», руководства, и с продолжающимися до сих пор судебными процессами, получила в 2008 году фактически финансовую помощь в размере 182,3 млрд долларов США от постоянно поучающего всех «принципам свободного рынка» американского государства. Напомним, для сравнения, что совокупный уставный капитал всего российского страхового рынка составляет сегодня немногим более 6 млрд долларов.

Такая поддержка не снилась ни одному «государственному страховщику/перестраховщику» в мире! Механизм перекачки общественных ресурсов государств в пользу наднационального капитала, контролирующего международный рынок перестрахования, по своим масштабам в сотни раз превосходит все известные сегодня программы институализированной государственной поддержки страхования и перестрахования.

Неважно как компания именуется номинально – «лидер свободной рыночной экономики» или презренный «антирыночный госперестраховщик» – важна экономическая основа ее функционирования. В случае с формально акционерной AIG – это государственные ресурсы, сформированные за счет средств мало на что влияющих налогоплательщиков и эмиссии денежных средств.

Ведущие международные перестраховщики, головные офисы которых зарегистрированы в США, Великобритании, Германии и Японии, не являются, строго говоря, «американскими», «английскими», «германскими» или «японскими» компаниями. Ведь они контролируются довольно узкой группой собственников, представляющих собой «компании по управлению активами», которыми в свою очередь владеют «глобализаторы».

Эта же группа собственников контролирует всех основных международных страховых/перестраховочных брокеров 4.

Наднациональные финансовые кланы контролируют также и ведущие международные рейтинговые агентства – Standard & Poors, Moody’s и Fitch ratings. У основного владельца S&P – McGraw Hill Companies, Inc, и у Moody's Corp наблюдается существенное «пересечение» ведущих собственников, которыми являются известные в «узких кругах» «компании по управлению активами», принадлежащие наднациональной корпоратократии 5. Основные владельцы Fitch Raitings – семейство медиа-магнатов Херст ( Hearst Corporation), которые, как минимум, еще с конца XIX века являются объектом финансирования и партнерами клана Ротшильдов 6, а также французская холдинговая компания Fimalac, которую контролирует Marc Ladreit de Lacharrire, деловой партнер Давида Ротшильда.

В свою очередь, А.М. Вest, сфокусированное, главным образом, на страховом секторе, было создано в США в 1899 году. Как раз с того времени интересы другого глобального клана - финансово-промышленной группы Рокфеллеров – начали охватывать финансовый и страховой сектор этой страны 7. До недавних пор государство США, его экономика и финансы контролировались, в основном, этим глобальным кланом. Характерно, что и штаб-квартира A.M.Best находится в штате Нью-Джерси, считающимся «вотчиной» Рокфеллеров (Standard Oil of New Jersey).

Заметим, что в 2012 году этот клан был вынужден поделиться своей властью в США с семейством Ротшильдов 8.

Наднациональный финансовый капитал через подконтрольных собственников активно действует сегодня и в Китае, владея, в частности, крупными долями в PICC и China Re, что определяет особенности их рыночного поведения в настоящее время.

Владельцы этих же собственников инициировали и продолжают развивать политику санкций против нашей страны, финансируют «западные» частные военные компании, действующие в Донбассе. Отсюда становятся понятными их стратегические установки в отношении России и перестрахования российских рисков. Временные тактические паузы и «отклонения» могут иметь место, но стратегия определена и менять ее они пока не собираются. В свете этого, недавний демонстративный уход с российского рынка подконтрольной этим структурам Munich Re 9 не представляется спонтанным.

О владельцах «компаний по управлению активами», контролирующих глобальную финансово-банковскую (в том числе страховую/перестраховочную) систему, а также основные СМИ (в том числе активно оперирующие в России под видом «российских»), публично раскрывать информацию не принято. Однако названия ряда этих компаний известны. Но и они не столь уж важны. Следует понимать, что со временем в отношении подобных компаний проводится определенная «ротация»: путем слияний и поглощений их место занимают структуры под другими названиями, но принадлежащие все тем же конечным собственникам-бенефициарам-принципалам-кланам.

В сложившихся условиях конкуренция между основными страховщиками, перестраховщиками и брокерами в «развитых» странах и на международном рынке носит, по сути, формальный характер. Более того, в сущности она отсутствует: кто бы не получил тот или иной контракт, контролирующие конечные собственники всегда будут в выигрыше.

В связи с этим можно уверенно говорить о том, что современный международный перестраховочный «рынок» (да и вся финансово-банковская система «развитых» стран!) – это картель. Картель собственников этого бизнеса. Всевозможные «тендеры», «слияния и поглощения» и прочие события, которые происходят на этом «рынке», – это перекладывание денег из одного «кармана» глобально оперирующей финансовой олигархии в другой, оформляемое подконтрольными ей СМИ в виде «актуальных новостей», «скандалов», «аналитических отчетов» и прочих разновидностей развлекательных программ и цирковых представлений.

Современный же «рынок» – это просто то, чему профаны- профессора и профаны-доценты учат сегодня несчастных профанов-студентов. Ну и, конечно же, – неисчерпаемая тема для всевозможных «публикаций», «диссертаций», «семинаров/конференций», а также изучений/внедрений «передового опыта» и «лучших практик» «развитых стран» в нашей многострадальной системе страхования.

2. Как и когда создавалась и как была упразднена перестраховочная госкорпорация во Франции?

Создание и функционирование CCR – государственной перестраховочной компании во Франции – интересный и поучительный процесс, в котором также нашла свое выражение приватизация французского государства наднациональным финансовым капиталом.

Франция при президенте Шарле де Голле пыталась проводить самостоятельную политику. Это задержало реализацию планов наднациональных «глобализаторов» на десять лет. Но в 1968 году с помощью хорошо известных технологий, которые в настоящее время называют «оранжевыми», этот выдающийся политический деятель был дискредитирован, а место президента Франции занял один из управляющих банка Ротшильдов в Париже - Ж.Помпиду. После этого государственный механизм Франции также начали «приватизировать» и он был включен в общую систему.

CCR не упразднена, а «здравствует» и по сей день, существуя с 1993
года в форме акционерного общества со 100%-ным государственным участием 10.

Создана CCR была в 1946 году в форме унитарного государственного предприятия коммерческого характера. Доля обязательной цессии составляла тогда 10%, в 1947 году она была снижена до 4%, в 1967 году – до 1,5%, а в 1969 году (год отстранения от власти генерала де Голля) – была отменена.

В этом же году, «по инициативе французского правительства» 11, которая возникла непосредственно после прихода к верховной власти во Франции представителя одного из наднациональных финансовых кланов, государственная CCR выступила основным учредителем коммерческого перестраховщика SCOR, которому в директивном порядке был передан весь портфель CCR, сформированный за 23 года, за исключением обязательной цессии (коммерческая часть составляла 41% портфеля CCR), а также портфели Гаврского перестраховочного общества (ранее поглощенного CCR) и Национального перестраховочного общества. Кроме того, ряд крупных страховых групп, включая государственные, также вошли в состав акционеров SCOR.

Контрольный пакет в новом перестраховщике поначалу принадлежал государственным страховым/перестраховчным организациям.

Так CCR решила поставленную перед ней «приватизированным» правительством задачу создания за счет госресурсов нынешнего французского лидера в области коммерческого перестрахования.

Конечно же, с помощью таких «подарков» был создан весомый повод для активизации пропаганды необходимости развития перестрахования во Франции «в соответствии с объективными законами рынка», то есть для обоснования присвоения этой части общественного достояния финансовым капиталом. Соответствующий процесс был запущен. Параллельно началось продвижение идеи о сворачивании деятельности CCR по мере прекращения обязательств по ранее заключенным договорам обязательной цессии.

Однако в среде «глобализаторов» нашлись тогда люди, которые знали, что страхование и перестрахование – особенно рискованный вид деятельности и что «плод» (т.е. французская система страхования и перестрахования) перед окончательным поглощением должен созреть. И CCR было решено сохранить, возложив на нее ряд особых функций по защите с помощью денег налогоплательщиков французского перестраховочного и страхового «рынка», т.е. интересов тех собственников, которые нацелились на раздел еще дымящейся «добычи» - созданной госстраховщиками и госперестраховщиками клиентской базы.

С конца 1972 года на CCR было возложено страхование и перестрахование «рисков исключительного характера»: военных рисков, рисков народных волнений, террористических актов, эксплуатации атомных электростанций. С 1982 году CCR стала принимать в перестрахование риски стихийных бедствий и природных катастроф, которые по закону стали обязанными покрывать французские страховщики при страховании имущества. В 1984 году CCR получила госгарантию для перестрахования программы космических запусков, а в 1989 году – госгарантию с неограниченным лимитом ответственности для перестрахования рисков ответственности при переливании крови. Государство (то есть приватизированные теми, кто его контролирует, средства налогоплательщиков) и в настоящее время выступает конечным перестраховщиком перестраховщика CCR 12.

В настоящее время CCR продолжает функционировать на французском страховом и перестраховочном рынке, создавая благоприятные условия для местных страховщиков и перестраховщиков и, конечно же, для их собственников. В 1993 году CCR была включена в список госкомпаний, которые должны были быть приватизированы, однако, до сих пор остается в государственной собственности, являясь перестраховщиком «last resort» («последней инстанции»), крупным центром страховой информации и статистики и даже выступив в качестве управляющей компании некоторых правительственных структур.

Таким образом, в течение без малого 70 лет французское государство использует государственного перестраховщика для формирования и поддержания функционирования системы страхования и перестрахования.

Только вот сущность самого государства в течение этого периода времени изменилась. Начав в 1969 году процесс его приватизации, «глобализаторы» в существенной степени подчинили его себе к 90-м годам прошлого века. В частности, они стали уверенно использовать CCR в качестве опоры для реализации своих целей, и с середины 90-х годов под стандартную трескотню о «необходимости рыночных преобразований» осуществили масштабное переформатирование наиболее привлекательной части французского рынка страхования и перестрахования в своих интересах.

В 1990-х годах в процессе приватизации ведущих страховых групп страны практически полностью подконтрольный «глобализаторам» Allianz 13 поглотил AGF, контролируемая наднациональными кланами корпоратократии группа АХА14 поглотила одного из лидеров французского рынка – группу UAP.

Сам SCOR, который в трудное для себя время после 9/11 был докапитализирован прежними собственниками на 2 млрд. евро, в настоящее время также находится под контролем «глобализаторов». Короткий опыт участия в капитале этого перестраховщика местного общества взаимного страхования Groupama с долей порядка 19% был быстро свернут и сегодня не менее 6 из 20 основных собственников компании могут быть идентифицированы как структуры, принадлежащие наднациональным финансовым кланам 15.

В целом, можно отметить, что с наступлением 1990-х годов у «глобализаторов-приватизаторов» началась пора «горячей жатвы» буквально по всему миру. Ведется эта «жатва» с помощью «печатного станка», форсированный запуск которого был целенаправленно осуществлен в 1980-е годы. За счет напечатанных и необеспеченных денег осуществляется экспроприация и консолидация тех реальных активов, которые представляют интерес для глобальной финансовой олигархии – так называемая «глобализация». В настоящее время этот процесс уже близок к своему завершению, после чего отпадет надобность и в активном печатании «основной мировой резервной валюты», и в завязанном на нее «деривативном мусоре», да и в ней самой.

Можно добавить, что традиционно сильные позиции на французском рынке перестрахования занимает Swiss Re, у которого, как минимум, 11 из 20 основных собственников принадлежат наднациональным кланам финансового капитала 16.

Но это не имеет принципиального значения, ведь, как уже отмечалось, ключевые собственники у SCOR, Swiss Re, AXA, ALLIANZ, а также у Munich Re, Berkshire Hathaway, Hannover Re 17 и даже у французского (и не только французского!) государства одни и те же. Как бы ни развивался кризис или «конкурентная борьба», они всегда оказываются в выигрыше.

Таким образом, французский рынок перестрахования дает яркое представление о том, как наднациональный финансовый капитал в условиях «приватизированного» государства может присваивать и эксплуатировать наиболее «лакомые» куски страхового и перестраховочного пирога, используя госперестраховщика в своих интересах.

3. Когда, как и для чего создавались государственные перестраховочные компании в Китае, Индии, Бразилии, Белоруссии? Насколько эффективной оказалась работа госкомпаний в этих странах? Удалось ли им решить поставленные перед ними задачи? Как их работа повлияла на местный страховой рынок? Как к ним относятся сегодня местные страховщики? Считаете ли Вы их опыт успешным и заслуживающим переноса в Россию?

Каждая из перечисленных стран имеет свою собственную экономическую историю, в том числе историю развития страхования и перестрахования. Современное состояние экономик этих стран различно и характеризуется определенными особенностями. Но есть то, что является у этих стран общим – стремление проводить суверенную экономическую политику, подчиненную интересам собственного развития, а не целям внешних центров власти.

Сегодня единственной силой, которая может противостоять наднациональному финкапу или хотя бы оказывать сопротивление его политике являются государство. В меру неподконтрольности его руководства и элиты наднациональным «кураторам». Французский исследователь Р. Эрноудт подчеркивает, что государство-нация предстает сегодня как «единственный бунтовщик» против механизма глобализации 18. В условиях тотального доминирования и давления наднационального финансового капитала это очень непросто. Ведь по утверждениям глобалистов «пыль слабых государств…благоприятствует…мировому рынку» 19.

Далеко не всем странам удается сегодня сохранить суверенитет (вновь напомним, что в послевоенной истории западной Европы только Франция стала временным исключением). Да и тем, кто стремится к проведению самостоятельной экономической политики, приходится идти на уступки и компромиссы. Тем не менее, такая политика Китая, Бразилии и Индии дает свои положительные результаты. Сегодня эти страны входят в число ведущих экономик мира, при этом они опережают Россию не только по размерам ВВП, но и по качеству структуры своих экономик, которые являются более диверсифицированными, а значит, и более развитыми, чем российская. Более развитыми, чем российский, являются и страховые рынки этих стран.

В основном сфера международного перестрахования подчинена интересам наднационального финансового капитала. По-другому и не может быть, когда главные источники обеспечения страхового и перестраховочного бизнеса капиталом, главные рынки сбыта страховых, и перестраховочных услуг (то есть источники доходов), главные рейтинговые агентства, пытающиеся диктовать свои условия участникам международной системы страхования и перестрахования и даже государствам (то есть инструменты директивного управления в якобы «рыночной» системе), находятся под его контролем и управлением. В этих условиях одним из необходимых атрибутов относительно суверенной экономической политики в области перестрахования является создание государственного перестраховщика.

IRB (Brazil Re) основана в 1939 году и по 2007 год она существовала как 100%-ный госмонополист в перестраховании. China Re (Китай) существует с 1949 года (как госперестраховщик – с 1996 года), за свою историю она дважды серьезно докапитализировался государством. GIC (Индия) существует с 1972 года (как госперестраховщик – с 2000 года) и также поддерживалась и поддерживается государством.

В последнее время в системе госперестрахования в этих странах и, соответственно, в организации работы этих перестраховщиков произошли заметные изменения, связанные с упразднением «грубой» госмонополии на перестрахование.

В Бразилии и Китае она ликвидирована, в Индии обязательная цессия снижается, фактически до «watching line» – 5%. В то же время, тенденции здесь вовсе не сводятся к сокращению регулирующей роли государства в перестраховании и к сворачиванию опорной роли этих перестраховщиков в госполитике по управлению перестрахованием: ПОСЛЕ ТОГО, как эти перестраховщики закрепились на позициях безусловных лидеров местных рынков перестрахования, они продолжают играть на них ведущую роль, только другим способом.

В Бразилии, после функционирования в течение 68 лет в качестве 100%- ного госмонополиста ( куда уж там до них БНПО, которым в России любят пугать маленьких детей!), IRB по-прежнему является ключевым элементом системы перестрахования. Сегодня бразильским государством нормативно определено, что в перестраховании не менее 40% ответственности/премий должны оставаться местным перестраховщикам. Спустя 8 лет после отмены госмонополии IRB уверенно и устойчиво генерирует у себя на добровольной основе 30% всех бразильских перестраховочных премий (порядка 1 млрд. долл. США в год) или 75% от нормативно определенного государством размера. В таких условиях никакой обязательной цессии и не надо: получается устойчивая добровольная 30%-ная цессия.

В Китае «разгосударствление» China Re сопровождается существенными ограничениями, которые под видом «борьбы за повышение надежности трансграничного перестрахования» вводятся в Китае на деятельность зарубежных перестраховщиков (C-ROSS regime). В сентябре 2014 года Глобальная федерация страховых ассоциаций (GFIA), которая упорно не замечает протекционизма на страховом и перестраховочном рынке США, даже выразила китайским партерам свое острое неудовольствие по этому поводу. И, получив от них достойный исчерпывающий ответ, направила в июне 2015 года жалобу на китайский надзорный орган в Международную ассоциацию страховых надзоров, которая, в свою очередь, также является одним из наднациональных инструментов по навязыванию воли «глобализаторов» всему остальному миру.

Серьезные меры по защите и поддержке местного перестраховочного бизнеса и рынка реализуются в настоящее время и в Индии, где вдобавок сохраняется обязательная цессия в GIC.

Таким образом, общая тенденция очевидна: после того, как госперестраховщики набрали необходимую мощь и заняли свое устойчивое место в системе местного и международного перестрахования, из них сделали «рыночные» компании (для привлечения дополнительных капиталов с международных фондовых рынков), но одновременно переформатировали местные рынки перестрахования. Теперь не госперестраховщик, а национальная перестраховочная система, состоящая из квази-рыночного (Китай, Бразилия) или квази-государственного (Индия) перестраховщика и местных коммерческих перестраховщиков, взаимодействует с мировым рынком перестрахования. Ни о каком «свободном рынке» перестрахования речь здесь, естественно, не идет. Такого рынка в настоящее время нет нигде, и не только в перестраховании. Он вместе с его «невидимой рукой» существуют сегодня только в учебниках для профанов, и в пропаганде, которую повторяют либо глупцы, либо те, кто пытается манипулировать их сознанием. Также как и мантры про обязательства перед разваливающейся ВТО, которые никто из уважающих себя стран выполнять не торопится.

В Китае, Бразилии и Индии мы наблюдаем процесс совершенствования государственной политики поддержки и развития национального перестрахования на основе умного сочетания квази-рыночных и протекционистских мер.

При этом нельзя не отметить, что подобный «протекционизм» по своим скромным масштабам не идет ни в какое сравнение с теми ограничениями и протекционистскими барьерами, которые возвели для иностранного перестраховочного бизнеса «страховые комиссары» (US National Association of Insurance Commissioners), в якобы «рыночных» США.

Белорусский опыт госперестрахования также заслуживает внимания и, в целом, положительной оценки. Можно полагать, что основным исходным посылом для создания госперестраховщика здесь стала необходимость построения «ловушки для денег», т.е. необходимость предотвращения необоснованного оттока валюты за рубеж в условиях сокращения экспортных поступлений в страну. Также необходимо было положить предел выводу под видом перестрахования активов за рубеж и остановить демпинг в прямом страховании. К настоящему моменту эти важные задачи, в целом, успешно решены и решены, прежде всего, с помощью госперестраховщика – БНПО.

Конечно, есть те, кому не нравится наличие 100%-ного монополиста-перестраховщика в белорусской системе перестрахования. И не все, кому это не нравится, являются «рыночными» пустозвонами или лицами, заинтересованными в использовании «свободного» перестрахования в целях, далеких от реальной защиты от рисков. Действительно, госперестраховщик в условиях 100%-ной обязательной цессии работает не слишком быстро, даже, можно сказать, медленно. Причем это относится не только к Белоруссии, но и, например, к Бразилии, где аналогичная справедливая критика раздавалась в свое время в адрес IRB.

Система перестрахования должна быть сбалансированной по структуре собственности, в ней должны оптимально сочетаться интересы государственного и коммерческих перестраховщиков. Заметим, что с этой точки зрения интересен опыт Ирана, где даже в условиях жестких санкций размер обязательной цессии в Bimeh Markazi (госперестраховщик с функциями лидирующего перестраховщика и страхового надзора) не превышал 20% (в настоящее время – 15%), причем этот госперестраховщик функционирует в тесном взаимодействии и координации с негосударственными иранскими перестраховщиками.

Надо бережно относиться к коммерческим перестраховщикам, потому что большинство из них – профессионалы своего дела и умеют работать в сложных условиях современного рынка. Это понимают органы госуправления в Китае, Индии, Бразилии и Иране.

Сбалансированное партнерство государства и негосударственного бизнеса в области перестрахования повышает эффективность и емкость национальной системы страхования и перестрахования в целом, делает ее более привлекательной для зарубежных цедентов и инвесторов, открывает новые возможности для ее развития. Думается, что на данном этапе может быть изучен вопрос о постепенном снижении доли обязательной цессии и в Белоруссии и создании более широкой и гибкой национальной системы перестрахования с учетом опыта, например. Бразилии.

4. Как рассчитать количество денег, которые нужно будет выделить государству на организацию госкорпорации (и в целом на запуск такого проекта)? Есть ли у государства такие средства? Кто мог бы возглавить такую компанию? Кто согласится пойти в нее работать? Реально ли решить проблему привлечения квалифицированных кадров? Не повредит ли создание такой мощной монополии развитию российского страхового рынка? Как Вы относитесь к идее обязательной цессии? Каковы могли бы быть ее размеры в первые три-четыре года работы?

Российский госперестраховщик должен быть компанией международного уровня и обеспеченность его капиталом должна соответствовать этому уровню. Каким должен быть объем инвестируемых государством в этот проект средств? Сегодня уже известен ответ на этот вопрос. Когда речь идет об обеспечении суверенитета страны, средства находятся и выделяются в приоритетном порядке. Важно, чтобы были созданы условия для функционирования госперестраховщика в интересах всего общества и чтобы организационно-экономический механизм его работы, его менеджмент и специалисты обеспечили эффективную реализацию этих условий.

Решение, принятое по капиталу российского госперестраховщика, находится, в целом, на уровне современной положительной международной практики. Напомним, в частности, что в настоящее время китайская Oceanwide Holdings Group, которая недавно приобрела известного на нашем рынке перестраховщика Sirius International, вскоре планирует «запуск» перестраховщика с капиталом 20 млрд юаней (1,6 млрд. долларов США) для проведения активных перестраховочных операций на азиатских рынках 20.

В то же время, необходимо подчеркнуть, что существует опасность того, что положительный потенциал проекта госперестраховщика в России может не раскрыться в силу его недостаточно эффективной реализации. Это в решающей степени вопрос не столько денег, сколько правильного концептуального подхода, эффективной организации работы и кадров.

С этой точки зрения можно отметить, что проект Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской федерации» (в части создания национальной перестраховочной компании), полученный профессиональным сообществом 5-6 октября с предложением представить позицию по нему к 12 октября, вызывает немало вопросов.

В современных российских условиях полезность госперестраховщика для развития отечественной системы страхования и для нашей экономики в целом, может быть обеспечена только в рамках реализации системного подхода на принципах государственно-частного партнерства. Такое партнерство должно, в частности, начинаться с участия полномочных представителей профессионального сообщества в процессе разработки концептуальных основ функционирования госперестраховщика и соответствующих этим основам законодательных и нормативных актов с самой начальной стадии.

Слаборазвитость такого партнерства приводит к тому, что проект закона попросту не учитывает многообразия современных отношений в области профессионального перестрахования. А это, в случае его принятия в нынешнем виде, чревато возникновением новых острых противоречий в отечественной системе перестрахования и страхования. Режим же скоротечного сбора «замечаний» профессионального сообщества к законопроекту в принципе не приспособлен к решению фундаментальной задачи устранения несоответствия предлагаемой правовой формы реальному содержанию современных перестраховочных отношений.

Важно учитывать, что профессиональное сообщество отечественных перестраховщиков и перестраховочных брокеров – это не только «поднадзорные», но и те, кто обладает уникальными знаниями передового опыта и ноу-хау в области современного перестрахования. Причем, знаниями, которыми, кроме них, не обладает никто. Представляется разумным, чтобы эти знания были положены в основу законодательных инициатив при создании госперестраховщика.

И в Комитете ВСС по перестрахованию, и в Ассоциации профессиональных страховых брокеров есть немало специалистов высшей квалификации, обладающих большим, даже уникальным, опытом работы, и обширными знаниями в области перестрахования. Их непосредственное участие как в разработке концептуальных основ и нормативной базы госперестраховщика, так и в практической реализации многоуровневой системы перестраховочной защиты с его участием позволит избежать того, что с госперестрахованием в России получится «как всегда» (с), то есть неэффективно и малополезно.

Хочется надеяться, что все заинтересованы в эффективном и полезном функционировании системы перестрахования в России с участием госперестраховщика, но необходимо исходить из того, что для реализации этого общественного интереса альтернативы реальному государственно-частному партнерству – нет.

Представляется целесообразным воспользоваться положительным опытом и достижениями, которые к настоящему времени есть у наших коллег в Бразилии, Китае, Индии и Иране.

Думается, что у нас нет необходимости устраивать «жесткое» противостояние между госперестраховщиком и негосударственными перестраховщиками. Начинать надо с того, к чему к настоящему времени уже пришли наши коллеги из перечисленных выше стран. Сегодня вопрос о госперестраховщике у нас следует решать не отдельно, а в рамках решения задачи построения многоуровневой системы перестраховочной защиты.

На первом уровне (этапе) надо постараться сформировать внутрироссийскую систему перестраховочной защиты, состоящую из российских негосударственных коммерческих перестраховщиков и госперестраховщика. При этом госперестраховщик должен быть на законодательном уровне четко определен как перестраховщик санкционных рисков. В дальнейшем эта система, несмотря на нарастающее сопротивление «глобализаторов» и их агентуры, может быть дополнена перестраховочными механизмами на уровнях ЕАЭС и БРИКС.

Формирование национальной системы перестраховочной защиты может строиться, например, с учетом бразильского, индийского и иранского опыта. Из современного бразильского опыта можно подсчитать и нормативно определить, какой объем ответственности/премий должен оставаться в российской системе перестрахования в целом (напомню, в Бразилии сегодня – 40%), из индийского и иранского опыта нужно взять разумную обязательную цессию в адрес госперестраховщика. При этом нельзя допускать возникновения условий, которые приведут к застою в отечественной системе перестрахования и страхования вследствие применения обязательной цессии в адрес госперестраховщика.

Нельзя допускать неопределенных формулировок в законодательных и нормативных актах, определяющих функционирование госперестраховщика, – это неизбежно ведет к произволу, создает пространство для некомпетентных решений, ведет к угрозе хаотизации системы перестрахования и страхования.

Кадровый вопрос стоит сегодня очень остро, и не только в страховании, и не только в нашей стране. Например, весьма характерные трудности, которые сегодня переживает Boeing, есть во многом результат того, до чего довели компанию «менеджеры по памперсам и сникерсам», возглавившие ее 10 лет назад в ущерб специалистам по самолетостроению.

Российский госперестраховщик создается в условиях квазирынка, поэтому существует серьезная угроза, что доминирующая идеология, этика и практика квазирыночных отношений может повлиять на подбор кадров для государственной перестраховочной компании.

Создание и функционирование государственного перестраховщика должно быть подчинено определенной цели и задачам. Важно, чтобы они соответствовали не узкогрупповым, а общественным интересам. С этой точки зрения было бы правильно, если бы создание государственного перестраховщика было нацелено на формирование развернутого механизма российской, а затем и многоуровневой международной системы перестраховочной защиты, не содержащей в себе санкционных ограничений.

Как бы то ни было, менеджмент и специалисты госперестраховщика должны подбираться строго под цель и под задачи, которые будут перед ним поставлены. В составе менеджмента должны быть люди, обладающие весомым административным ресурсом, и, что очень важно, люди, хорошо знающие страхование, и, конечно, – отечественное и международное перестрахование.

В свою очередь, сам менеджмент (а не всевозможные HRы) должен будет подобрать квалифицированных специалистов для госперестраховщика. Квалифицированные кадры в перестраховании – это, прежде всего, честные и ответственные кадры, знающие страхование и перестрахование. «Смердяковым-Герценым» с психологией внутренних эмигрантов здесь места быть не должно. Сегодня найти таких людей – важная, актуальная и непростая задача. Это «штучные» специалисты.

5. Какие отрасли и виды страхования в первую очередь выиграют от создания госкорпорации? Будут ли «проигравшие» виды, развитие которых замедлится?

Если вопрос будет решаться стратегически системно, в рамках государственно-частного партнерства, на пути формирования системы перестрахования, в которой госперестраховщик будет сбалансированно взаимодействовать с негосударственными страховщиками и перестраховщиками, то выиграет вся отечественная система страхования. Это станет стимулом для развития в России реального страхования. Проиграют те, кто хочет нашей стране зла.

____________________________________

1 Михаил Марусенко. Европа регионов. Геополитика. 2015. № 01. URL: www.геополитика.рф/2015.../150421marusenko-evropa_regionov.pd
2 Бельгия, Испания, далее везде: механизмы перекройки карты Европы Фонд стратегической культуры. 28 декабря 2007 года. URL: http://www.fondsk.ru/news/2007/12/28/8576-8576.html
3 США и 11 стран создали крупнейший в мире торговый союз // Форбс. URL: http://www.forbes.ru/news/302081-ssha-i-11-stran-sozdali-krupneishii-v-mire-torgovyi-soyuz. См. также: TTP выгодно больше транснациональным компаниям, а не гражданам – эксперт // Нефть России. URL: http://www.oilru.com/news/481615/
4 По данным Morningstar Inc. – Independent Investment Research. www.morningstar.com
5 По данным www.nasdaq.com и www.streetinsider.com
6 W. Gordon Allen. Enigma Fantastique. Health Research Books. 1996. Р. 104-105.
7 Рокфеллеры – это династия крупнейших американских предпринимателей, политических и общественных деятелей. URL: http://forexaw.com
8 Ротшильдов и Рокфеллеров объединяют бизнес-активы. Newsru.com. 30 мая 2012 г.
9 По данным Morningstar Inc. – Independent Investment Research. www.morningstar.com
10 https://www.ccr.fr/index.do?fid=1557851382829023455
11 Там же.
12 Там же.
13 По данным Morningstar Inc. – Independent Investment Research. www.morningstar.com
14 Там же
15 Там же
16 По данным Morningstar Inc. – Independent Investment Research. www.morningstar.com
17 Там же
18 Nassaux J.-P. L’ethnisme, le projet d’autonomie sociale et individuelle et mondialisation / Pyramides, Revue du Laboratoire de Recherches en Administration publique. ULB. Numero 9. Printemps 2005. P. 8.
19 Бельгия, Испания, далее везде: механизмы перекройки карты Европы Фонд стратегической культуры. 28 декабря 2007 года. URL: http://www.fondsk.ru/news/2007/12/28/8576-8576.html
20 http://www.emagcloud.com/recap/RECAPISSUE31AUG142015/index.html#/3/Chinese interest in reinsurance continues with start-up


13 октября 2015 г.

Версия для печати 

  Смотрите другие материалы по этой тематике: Перестрахование, За рубежом, Регулирование
В материале упоминаются:
Компании, организации:
GIC Re 25 
Groupama 9 
Персоны:

Ваше мнение об этом материале:
— Ваше имя
— Ваш email
— Тема

Ваш отзыв (заполняется обязательно):
Укажите код на картинке слева:
Реклама
Международная конференция «БАРЬЕР-2016. Борьба со страховым мошенничеством – профилактика, защита, расследование»