Новые данные Каталог страховых сайтов
mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Каталог страховых сайтов
Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
14.06.2019  |  просмотров: 131

Частное или государственное? Именно таким был один из ключевых вопросов, который обсуждался в самых высоких кругах российского общества в начале XIX века. Сторонники государственной монополии, в числе которых был и министр финансов граф Е.Ф. Канкрин (1774 — 1845 гг.) ссылались на риски, связанные с нахождением в частных руках столь огромных капиталов, которые образуются в виде премий страховых обществ. Сторонники монополии оценивали потенциальный доход от страховых операций, который мог бы пойти на пополнение расстроенного войной 1812 года государственного бюджета. Опасались вывода денег за рубеж и случаев мошенничества, способных повлечь социальную напряжённость.

Сторонники частной формы организации страховой отрасли указывали на крайне негативный опыт первого казённого страхового учреждения «Страховая экспедиция», учреждённой по указу императрицы Екатерины II в 1786 году при государственном Заёмном банке. К 1822 году Страховая экспедиция была закрыта, причём на балансе учреждения на всю огромную империю числилось 25 каменных домов. Была и другая, практически неизвестная, попытка создания государственной страховой монополии, предпринятая во время короткого царствования Павла I; но дальше прожектов её реализация не пошла. Звучали также и доводы об эффективности частного капитала: приводился в пример опыт Англии и немецких княжеств, где на тот момент существовало множество частных страховых обществ, некоторые из которых уже смогли расширить свою деятельность за рубеж. Неизвестно, чья сторона взяла бы верх в этих дискуссиях, если бы не особое мнение и авторитет одного человека, которые во многом и определили вектор развития отечественного страхования в дореволюционную эпоху. Об этом человеке и пойдёт рассказ в сегодняшней статье.

Граф Николай Семёнович Мордвинов (Источник Wikimedia Commons)

Граф Николай Семёнович Мордвинов (1754 — 1845 гг.), будучи адмиралом императорского флота и первым в истории России морским министром, слыл самым либеральным человеком в царском правительстве и даже пользовался доверием декабристов. Поэт А. С. Пушкин писал о нём следующее: «Мордвинов заключает в себе одном всю русскую оппозицию». При этом, граф был сторонником протекционизма (экономической государственной политики, направленной на ограждение национальной промышленности от зарубежной конкуренции), несколько десятилетий возглавлял Вольное экономическое общество — главный «мозговой центр» страны. Императоры Александр I и Николай I высоко ценили его мнение, прислушивались к нему и обращались за советом. Как можно совмещать, казалось бы, несовместимое: слыть либералом, сторонником декабристов и служить царизму? Дело в том, что Николай Семёнович был истинным патриотом своей страны, а его востребованность в качестве государственного деятеля обусловлена умом и исключительной порядочностью.

Экономические взгляды Мордвинова, как и уклад его быта, во многом сформировались в юные годы за время — как сейчас сказали бы — его стажировки в Англии. Сын адмирала екатерининского флота Семёна Ивановича Мордвинова, Николай Семёнович пошёл по стопам отца. Уровень образования морских офицеров того времени был значительно выше, чем армейских. Управление боевым кораблем и отдельными его частями требовало знаний в математике, геометрии, астрономии, баллистике. Для развития кругозора и становления личности большое значение имели ежегодные заграничные походы, а морской кадетский корпус был одним из немногих учебных заведений, где преподавали редкий для России того времени английский язык. В возрасте 20 лет в 1774 году Мордвинов в чине мичмана отправляется в трёхгодичную поездку в Англию для совершенствования навыков в морском деле, во время которой совершает несколько плаваний по морям и посещает Америку. Для понимания того, какое впечатление эта страна могла оказать на молодого Мордвинова, заметим, что Англия конца XVIII века — это крупнейшая морская и колониальная держава и самая развитая — в капиталистическом плане — экономика мира. Именно в это время в Англии началась промышленная революция, и граф становится свидетелем того, как аграрный экономический уклад сменяется промышленным, как появляются невиданные до того механизмы, и всё новые силы природы берутся человеком под свой контроль. Мордвинов попадает в «будущее», а одним из теоретиков системы, ставшей основной для этого будущего, был Адам Смит (1723 — 1790 гг.) — один из основоположников экономической теории как науки. Революционной идеей Адама Смита стала система «свободного рынка», функционирование которого объяснялось работой внутренних экономических механизмов, а не внешней регуляцией или принуждением. Пожалуй, самой известной концепцией Адама Смита является представление о «невидимой руке» рынка, как образе сил, которые обеспечивают наилучшее распределение материальных ресурсов за счёт эгоистической мотивации каждого его участника. Мордвинов, по описанию историка В.С. Иконникова, «в своих позднейших мнениях о финансовых вопросах, по большей части, является последователем Адама Смита». Другой знаменитой личностью, оказавшей влияние на графа, но уже с политико-этической точки зрения, был британский философ и крупнейший теоретик политического либерализма Джереми Бентам (1748 — 1832 гг.) Много лет Бентам и Мордвинов состояли в переписке и позднее, в 1823 году, философ отправил графу собрание своих произведений, на что последний ответил ему письмом, проникнутым глубокой благодарностью. Можно представить, как нелегко было отстаивать идеи частной собственности и свободы личности в крепостной России начала XIX века!

Юный Мордвинов в чине мичмана русского флота. Рисунок Христинек Карл Людвиг Иоганн 1771 год (Источник Wikimedia Commons)

С багажом новых знаний и представлений о мире Мордвинов возвращается на родину, но уже в 1783 году в чине капитана 2-го ранга отправляется в плавание по Средиземному морю, где знакомится со своей будущей женой, дочерью британского консула в Ливорно, Генриеттой Александровной Коблей. Супруги прожили вместе почти 60 лет. Несмотря на высокий статус мужа, Генриетта Александровна по описанию современников выездным балам и светским раутам российской столицы предпочитала принимать друзей дома, среди которых был Государственный секретарь Российской империи и крупный реформатор М.М. Сперанский. Можно предположить, что прежде всего эти два фактора: морское дело и англофильство графа, способствовали его глубокому пониманию необходимости развития частного страхования в России. Находясь на обучении в Англии, он, очевидно, был свидетелем той развитой системы страхования морских рисков и того, какое значение это оказывало на торговлю. В это время в Англии уже существовало и множество компаний по страхованию имущества от огня. А знакомство с наиболее передовой экономикой мира, убежденность на деле, что идеи реформаторов успешно воплощаются в жизнь, естественным образом вызвали желание привнести положительный опыт в практики хозяйствования на родине.

Во время правления Екатерины II и Павла I деятельность графа была главным образом сосредоточена на морском деле. «Донесения Мордвинова писаны золотым пером» — так характеризовала его доклады Екатерина II. Сам граф не любил многословных отчетов и, чтобы приучить к краткости других, возвращал их, если они были более одной страницы. К слову, Николай Семёнович владел шестью иностранными языками. Новый этап в жизни Мордвинова как государственного деятеля начинается с воцарением императора Александра I, более всего почитавшего не отца Павла I, а свою бабку, Екатерину II. Мордвинов, убеждения которого были близки просветительскому духу императрицы, пользовался её уважением, что имело значение при выборе советников новым императором. Граф привлекался к обсуждению важнейших государственных вопросов в Негласном комитете — неофициальном государственном совещательном органе. Задачей комитета было помогать в «систематической работе над реформою безобразного здания государственной администрации». Во время царствования императора Николая I Мордвинов, единственный из членов Верховного уголовного суда, в 1826 году отказался подписать смертный приговор декабристам. Общение со многими видными декабристами обусловило рассмотрение кандидатуры графа в качестве министра во Временное Правительство. Но даже подтверждение этого факта на следствии после ареста революционеров не повлияло на его положение при дворе.

Современникам и историкам российской экономической мысли широко известны «мнения» графа — эссе и научные труды, затрагивающие ключевые вопросы экономической политики от винных откупов и кредитной политики, до обеспечения гарантий имущественных прав. Ядром сочинений Мордвинова выступают доводы в пользу неприкосновенности частной собственности, свободы предпринимательской деятельности и торговли при государственной поддержке, создания системы частных банков и даже отмены крепостного права (за несколько десятилетий до реализации этой идеи в 1861 году императором Александром II). Историк А.М. Гневушев, рассматривая интеллектуальное наследие графа, в книге 1904 года «Политико-экономические взгляды гр. Н.С. Мордвинова» пишет: «Характеристика его мнений представляет кроме того интерес в том отношении, что в нём ясно выступают все черты апологета и идеолога нового класса русского общества того времени — буржуазии, начавшей всё сильнее и сильнее заявлять свои права на существование и даже на господство в русской жизни именно в царствование Александра Первого». Важнейшим образом характеризует уровень доверия к мнению Мордвинова тот факт, что и Александр I и Николай I ежегодно на отзыв посылали ему проект Государственной росписи — бюджета страны.

В 1825 году Николай Семёнович возглавляет Вольное экономическое общество, существенно реорганизовав его. Уже одно только слово в его названии — «вольное» — наводит на мысль о его связи с масонами («Вольные каменщики»), а эмблема Общества в виде улья с летающими вокруг него пчёлами только подтверждают такие догадки. Улей с пчёлами в масонской символике является одним из самых узнаваемых и олицетворяет собой трудолюбие. Среди участников общества были масоны, но информации о принадлежности графа Мордвинова к масонству нет. Более того, уже упомянутый ранее историк В.С. Иконников в своём обширном биографическом труде пишет, что «отличаясь практическим взглядом, Мордвинов не любил масонов и иллюминатов».

В это же время на протяжении нескольких лет в кругу людей, имеющих прямое влияние на развитие страны — государственных сановников, наиболее влиятельных коммерсантов и банкиров — идёт обсуждение проекта создания первого коммерческого акционерного страхового общества (статья «Первое. Российское. От огня» от 15 февраля 2019 года), что встречает сопротивление его более консервативной части. В 1826 году, за год до учреждения Общества, граф Мордвинов пишет записку, поданную императору Николаю I, обосновывая необходимость учреждения частной страховой компании. Император, ознакомившись с запиской, наложил резолюцию «я совершенно разделяю мнение адмирала Мордвинова касательно большой пользы предполагаемых контор». Участие в создании Первого российского страхового общества было самой удачной реализацией идей Мордвинова. Граф лично изучал уставы страховых обществ иностранных государств, в том числе и представительств зарубежных компаний, действовавших в России. В переписке Мордвинова имеется свидетельство о том, что фактически весь устав нового страхового общества «буквально переведен из уставов немецкого, французского и английского». Создавая компанию исключительно для страхования имущества от огня, уже тогда Мордвинов планировал, со временем, расширить виды страхования, включив и экзотическое для России того времени страхование жизни.

Граф Николай Семёнович Мордвинов прожил долгую жизнь, умерев в фантастическом для XIX века возрасте 90 лет. В начале своего жизненного пути во время зарубежной поездки в Англию он стал свидетелем того, как будет выглядеть мир будущего, где появлялись новые механизмы, новые экономические концепции, а человек освобождался от гнёта государства и рамок патриархальной семьи. Желая видеть свою страну сильной, а людей в ней свободными, граф делал зависящее от себя, чтобы приблизить это будущее. Его концепции были слишком революционны для своих лет, и большинство из них тонуло в реакционном мировоззрении элиты монархистской России. Но к развитию страхования Россия уже была готова. Частного страхования.

Н.С. Мордвинов. Портрет работы Александра Варнека 1810е годы (Источник Wikimedia Commons)
Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад