Новые данные Каталог страховых сайтов
mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Каталог страховых сайтов
Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
18.07.2019  |  просмотров: 77

С личностью человека, о котором пойдёт рассказ в сегодняшней статье, связано одно из крупнейших криминальных расследований в последние годы существования Российской империи. Весь петербургский бомонд, финансисты, купцы, предприниматели и обыватели самым живым образом обсуждали дело в отношении уже тогда скандально знаменитого банкира и биржевика Дмитрия Львовича Рубинштейна, известного как Митька Рубинштейн. Часть маклеров Санкт-Петербургской биржи с нескрываемым удовольствием злорадствовала в связи с арестом одного из крупнейших финансистов своего времени. Другая, зависимая от банкира, обоснованно переживала за будущее тех финансовых потоков и сделок, с которых они имели хороший куш. Для потомков особая пикантность этого дела заключается в том, что для освобождения Рубинштейна из-под стражи потребовалась протекция таких лиц, как Григория Распутина и жены императора Николая Второго Александры Фёдоровны. Само дело официально связывали с продажей акций страхового общества «Якорь» по одной версии шведскому, по другой, норвежскому предпринимателю, действовавшему в интересах Германии, с которой Россия находилась в состоянии войны. Планы застрахованных зданий, включая такие стратегические, как морские верфи и сахарные заводы, Рубинштейн отправил за границу. Почтой. Хочется воскликнуть словами министра иностранных дел Временного правительства Павла Милюкова: «Что это — глупость или измена?»

Дмитрий Леонович Рубинштейн в форме персидского консула. Фото из Петроградского листка от 15 сентября 1916 года (Источник litresp.ru)

В мае 1916 года, в разгар Первой мировой войны, когда до конца самодержавия в России оставалось менее года, в рамках Северного фронта была учреждена специальная оперативно-следственна комиссия. Её возникновение было обусловлено поступлением регулярных сведений из департаментов полиции и военной контрразведки в отношении подозрительных финансовых операций группы промышленников и банкиров, среди которых были сахарозаводчики Абрам Добрый, Израиль Бабушкин, Иовель Гопнер и Дмитрий Рубинштейн. К слову, национальность фигурантов расследования вызвала мгновенную негативную реакцию еврейской общины России, начавшую говорить об очередном антисемитском деле. Комиссия носила название по имени руководителя органов разведки и контрразведки, генерала Н.С. Батюшина. Рубинштейну были предъявлены обвинения в «спекулятивных операциях с немецким капиталом», финансовых операциях в пользу неприятеля, дискредитировании рубля и в спекуляциях хлебом на Волге. В отношении последнего пункта обвинения нужно заметить, что за несколько лет до описываемых событий Рубинштейн приобрел акции страховой компании «Волга», занимавшейся транспортным страхованием, штаб-квартира которой располагалась в городе Нижний Новгород, но после покупки была перенесена в Санкт-Петербург. Небольшое, но стабильное и добросовестное страховое общество, основанное в 1871 году, с начала XX века переживало затяжной кризис. После приобретения компании, Рубинштейн провёл докапитализацию Общества, в короткий срок была развёрнута агентская сеть внутри страны и даже открыты зарубежные представительства. Уже в 1914 году «Волга» впервые за многие годы получила прибыль, а в конце 1917 года, несмотря на революционные события, приступило к личному страхованию.

Историки расходятся во мнении, имели ли предъявленные обвинения под собой реальную почву. Дело против Рубинштейна, как и группы сахарозаводчиков и мукомолов носило, в некотором роде, «истерический» характер. В начале 1916 года после крупных поражений русской армии был брошен лозунг «Всё для войны», предусматривавший максимальное отчуждение людских, материальных и финансовых ресурсов на обеспечение фронта. В измученной войной стране была проведена тотальная мобилизация. В движении «Всё для войны» сахарозаводчики приняли активное участие, организуя лазареты для раненых, санитарные поезда и тому подобное. Лазарет для раненых организовал и Дмитрий Рубинштейн в одном из собственных доходных домов на Васильевском острове в центре Санкт-Петербурга, полностью переоборудовав его под новые нужды за свои средства. Сахарной промышленности катастрофически не хватало рабочих рук и сырья, поставки которого были нарушены в связи с приоритетом железнодорожного транспорта для нужд армии. Всё это, а также удорожание свеклы, угля, рабочей силы привели к резкому повышению рыночных цен на сахар. Там, где промышленник видит естественный ход вещей и причинно-следственную связь, генерал разведки может увидеть еврейский заговор с целью наживы на нуждах фронта. Однако реальной причиной уголовного дела против Рубинштейна могла быть вражда с другим крупнейшим банкиром, промышленником и биржевиком Игнатием Порфирьевичем Манусом. Описанное выше, тем не менее, не исключает махинаций со стоимостью продовольствия и обмундирования для армии.

Агитационный плакат периода Первой мировой войны (Источник atrizno.livejournal.com)

По распоряжению министра юстиции А.А. Макарова 10 июля 1916 года Рубинштейна арестовали по обвинению в государственной измене и отправили в псковскую тюрьму. Именно в Пскове в это время находился штаб Северного фронта, где позднее Николай Второй подписал отречение от престола. Вероятно, что оставлять влиятельного банкира в Санкт-Петербурге, имевшего связи в самых высоких кругах власти, инициаторы дела опасались. Известно, в частности, что во время обыска на квартире у Рубинштейна был найден дневник установленного за ним Департаментом полиции наружного наблюдения! Дело в том, что финансист был в хороших отношениях с главой этого департамента Е.К. Климовичем.

Интересно описание личности этого человека, оставленное в дневнике крупного правоведа, доктора уголовного права М.П. Чубинского, который так характеризовал Рубинштейна: «... видный финансист, биржевик и банковский деятель, является одной из колоритнейших фигур нашего времени. Почти гениальный в спекуляциях, чуждый морали, смело оперирующий на границе гражданского и уголовного права, он завоевал себе очень влиятельное положение и в то же время являлся неисчерпаемой темой для рассказов и анекдотов, сделавших его имя чрезвычайно популярным». После того, как в отношении Рубинштейна было возбуждено уголовное дело о государственной измене, об этом человеке знали решительно все: от мещан до министров. Он фигурировал в анекдотах, фельетонах, едких куплетах на сценах кабаре, в сатирических журналах и респектабельных финансовых сводках. Рубинштейн был известен как человек, главным принципом которого было купить за копейку, а продать за рубль, используя для достижения этой цели весь арсенал средств: от намеренной дезинформации, подкупа и заканчивая подлогами. При этом современники отмечали блестящее чувство юмора и высокий уровень образованности банкира. Без сомнения, это была харизматичная личность. Главным проводником нужных Рубинштейну точек зрения и информации служила одна из самых влиятельных в стране санкт-петербургская газета «Новое время». В 1915 году банкир купил газету у известнейшего издателя М.А. Суворина.

Дом Упатчевых — доходный дом Дмитрия Рубинштейна. 12 линия Васильевского острова д. 13, Санкт-Петербург. Фото 1962 год. (Источник pastvu.com)

Дмитрий Львович (Леонович) Рубинштейн родился в 1876 году в городе Харьков, где окончил факультет права Харьковского университета и получил степень кандидата юридических наук. Из отрывочных сведений, связанных с его ранней биографией, можно предположить, что Рубинштейн достиг столь огромного влияния и капиталов собственным умом. Со временем, Дмитрий Львович становится купцом Первой гильдии и добивается для себя получения чина действительного статского советника — одного из самых высоких в гражданской службе царской России, аналогичный чину генерала-майора армии. С 1906 года вступает в один из масонских орденов России. Рубинштейн считается управляющим имуществом великого князя Андрея Владимировича, основателем «Русско-Французского коммерческого банка» и «Юнкербанка», директор правления Макарьевского и Варвароплесского объединения каменноугольных копий, ряда страховых обществ и многих других предприятий. В справочнике «Весь Петербург» на перечисление всех руководящих постов, которые занимал Рубинштейн, отводилось 17 строчек. Большой интерес Рубинштейн проявлял к контрольным пакетам акций страховых обществ. Помимо уже упомянутых «Якоря» (одной из крупнейших акционерных страховых компаний дореволюционной России) и «Волги», Рубинштейну принадлежали «Петроградское общество страхований» (ранее «Санкт-Петербургское общество страхований») и взаимное страховое общество «Русь».

Особую роль в жизни Дмитрия Рубинштейна сыграло знакомство с Григорием Распутиным, всемирно известным крестьянином села Тобольской губернии, ставшего другом семьи последнего императора. За счёт своей способности останавливать кровотечения у больного гемофилией единственного наследника престола цесаревича Алексея, Распутин получил огромное влияние на императрицу Александру Федоровну, а через неё и на решения самого императора Николая Второго. Не один министр получил или лишился своего поста по инициативе «святого» старца. Знакомство с Распутиным состоялось в 1914 году, вероятно, когда последний участвовал в кутеже в принадлежащем Рубинштейну доме Нирнзее в Москве в Большом Гнездниковском переулке, самом высоком жилом доме Москвы того времени, прозванным «тучерезом». Существует недоказанная версия, что Распутин рекомендовал Рубинштейна императрице Александре Федоровне в качестве банкира для одного деликатного финансового дела. В Германии у царицы осталось множество родственников, часть из которых, несмотря на высокие титулы, находилась в стеснённых финансовых обстоятельствах. Это положение только ухудшилось с началом войны между Россией и Германией в связи с запретом на трансграничные денежные переводы. Выходом из ситуации стала помощь влиятельного финансиста с обширными связями, конфиденциальности совершаемых действий которого можно было доверять. Во многом этим же объясняется совершенно беспрецедентное заступничество высшего лица Российской империи в частном уголовном деле. По некоторым сведениям, императрица лично ездила в штаб командования в Псков, чтобы обсудить арест Рубинштейна с Николаем Вторым. Через шесть месяцев после ареста, в декабре 1916 года Рубинштейн выходит на свободу и тут же разворачивает информационную кампанию в российской и зарубежной прессе с целью своего оправдания.

Карикатура на Григория Распутина и российскую Императорскую чету, листовка 1916 год (Источник Wikimedia Commons)

В декабре 1916 года группа заговорщиков, среди которых были: депутат Государственной думы и видный деятель В.М. Пуришкевич, великий князь Дмитрий Павлович, офицер британской разведки О. Рейнер и князь Феликс Юсупов во дворце последнего на набережной реки Мойка в Санкт-Петербурге совершили убийство Григория Распутина. В феврале 1917 года приостановленное, но не закрытое дело в отношении Рубинштейна возобновляют по постановлению варшавских юристов. Его снова арестовывают и по законам военного времени как нежелательный элемент определяют на высылку в двадцать четыре часа в Сибирь под конвоем. В связи с революционными событиями февраля Рубинштейн остаётся в Петрограде и оказывается на свободе. Мало того, он даже присутствует при заседании верховной комиссии по злоупотреблениям старого режима, причём бывший генерал Н.С. Батюшин теперь уже сам находился под стражей за включение ложных сведений о ходе дознания по делу Рубинштейна!

После Октябрьской революции начинается период жизни Рубинштейна в эмиграции. Сведения о ней также, как и о начале его жизненного пути, крайне скудны. В книге «200 лет вместе» А.И. Солженицын цитирует донесение посла США в Швеции, сообщавшего в 1918 году, что банкир Рубинштейн «перебрался в Стокгольм и стал финансовым агентом большевиков». Известно, что в 1922 году Дмитрий Львович проходил по материалам немецкой полиции, отмечавшей его контакты с советской делегацией в Германии, прибывшей для подписания Раппальского мирного договора о восстановлении дипломатических отношений между РСФСР и Веймарской Германией. В 1923 году Рубинштейн проходил в польской полиции по делам лиц, сотрудничавших с большевиками. По некоторым сведениям, Рубинштейн даже участвовал в финансовых операциях советского правительства. В 1934 году его имя фигурировало в досье французского Главного управления национальной безопасности «Сюртэ Насьональ» — контрразведывательного органа страны, — в связи с делом некоего коммерсанта Джорджи Алгарди, намеревавшегося создать общество по дисконтированию советских векселей и подозревавшегося в связях с агентами советской разведки во Франции.

В Москве Дмитрию Рубинштейну помимо прочих принадлежал дом на Тверском бульваре под номером 26. Соседний дом, примыкавший к нему, за номером 24 принадлежал князю Феликсу Юсупову. Рубинштейн — один из протеже и союзников Распутина, доставлявший ему в годы Первой мировой войны столь любимую старцем мадеру, и убийца — высокомерный эстет князь Феликс Юсупов, будучи из совершенно разных слоёв общества, владели недвижимостью по соседству, буквально деля друг с другом одну стену. Дмитрий Леонович Рубинштейн умер предположительно во Франции в 1937 году.

Траурная процессия у дома Юсуповых по адресу Тверской бульвар 26 (не сохранился), 1905 год (Источник pastu.com)
Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад