Новые данные Каталог страховых сайтов
mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Каталог страховых сайтов
Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
02.08.2019  |  просмотров: 68

Акционерное учредительство второй половины XIX века породило как новых лидеров рынка, так и невиданные до того случаи безалаберного ведения дела, закончившиеся банкротством. История возникновения и краха страхового общества, о котором пойдёт речь в сегодняшней статье, весьма интересна и в чём-то поучительна даже более века спустя. Профессионалы увидят в ней не только знакомые ошибки, характерные и для страховых компаний сегодняшнего дня, но и то, что называют «бизнесом по-русски» в негативном смысле этого выражения. Так как же не надо было заниматься страховым делом в царской России?

Высочайше утверждённый Устав страхового общества Россиянин 1890 год (Источник rsl.ru)

Новое страховое общество учреждалось людьми до того никак не замеченными среди профессионалов отрасли, громких имён и фамилий в их числе не значилось. Компания задумывалась в виде некой квази-страховой организации, которая осуществляла бы также транспортные и банковские операции для членов-страхователей, не исключая городских и земских учреждений. С этой целью был составлен проект устава «Русского взаимного страхового банка» с весьма значительным размером основного капитала в 5 млн. руб. По уставу предусматривались операции по страхованию имущества от огня, транспортному, по транспортированию грузов, выдаче ссуд и векселей. Совмещение страховых, транспортных и складских услуг, а также операции по выдаче варрантов (свидетельств товарного склада о приёме на хранение определённого товара) допускалось тогдашним законодательством Российской империи. Однако в отношении совмещения банковских и страховых операций в одной компании правительство не нашло возможным разрешить появление на свет подобного «гибрида», и проект был отвергнут. Учредители Общества внесли на рассмотрение новый проект устава, изменив название компании на «Русское взаимное страховое и транспортное Общество», причем помимо страховых и транспортных операций были оставлены операции по выдаче ссуд под залог застрахованного имущества. Очевидно, что возможность проведения операций с залогами крайне интересовала учредителей в качестве источника дохода, а возможно, и для махинаций с ценными бумагами под завышенную оценку страхуемого имущества. Как бы то ни было, данный проект был также отвергнут правительством. В конце концов, на свет появилось самое недолговечное страховое общество — «Россиянин» с основным капиталом 2,5 млн. руб. Устав Общества был высочайше утверждён 3 июля 1890 года, когда рынок уже пребывал в фазе насыщения.

Проблемы нового страховщика начались сразу же. Будучи акционерным обществом, возникли сложности с реализацией его основного капитала. Учредители не стремились вкладывать средства в собственную компанию, и не исключено, что необходимых средств попросту не имели. Отсутствие громких имён в составе учредителей и определённый скепсис потенциальных инвесторов заставили Общество прибегать к различным ухищрениям. К примеру, большинство брокеров согласилось реализовывать акции компании на тяжёлых для неё условиях, требуя для себя значительную комиссию. Это, вкупе с частой сменой директоров, которым приходилось выплачивать отступные, привело к огромным организационным расходам начального периода. Неудачная реализация капитала, с одной стороны, и непоследовательно произведенная организация дела, с другой, послужили первой причиной неустойчивости Общества, подорвав доверие тех немногих акционеров, рискнувших вложить собственные деньги в новое дело. Реализация акций шла медленно, и в апреле 1891 года учредители с разрешения Правительства снизили размер уставного капитала до 1,5 млн. руб. путём уменьшения количества акций. Собрать необходимые 50% основного капитала всё равно не удалось, в связи с чем было принято решение обратиться в банк за кредитом под залог оставшейся части акций. Таким банком стал учрежденный в 1887 году Российский торговый и комиссионный банк И.А. Слепушкина. Летом 1891 года банк устанавливает фактический контроль над страховой компанией при участии известного в узких кругах Максима Фадеевича Циона (Сиона), возглавлявшего в то время в банке ряд департаментов. Удачные спекуляции на бирже так называемого «курсового» отделения, которое возглавлял Цион, принесли банку в 1891 году около 86 тыс. рублей чистой прибыли. Однако вскоре фортуна изменила Циону. Игра на понижение курса на иностранную валюту была неудачна и принесла значительный убыток, с которым банк справиться не сумел. Крах банка в 1893 году показал, что огромную долю его портфеля составляли те самые акции «Россиянина». В июльском номере журнала «Страховое обозрение» за 1893 год отмечается, что при реализации всей этой схемы с залогом акций не обошлось без «хорошего куртажа», т.е. значительного вознаграждения финансовым посредникам.

Другой ошибкой руководства Общества было желание поставить дело как можно шире, создав большую агентскую сеть. Не обращая особого внимания на качество рисков, главной целью «Россиянина» стало как можно быстрее нарастить страховой портфель, причём единственным способом заинтересовать агентов Общества явилась повышенная комиссия. При этом решение о назначении агентом Общества принималось в зависимости от количества акций компании, которые соискатель готов был приобрести. Для тех читателей, кто хорошо осведомлён об особенностях функционирования современного страхового рынка России, ситуация должна быть весьма знакомой. Увлёкся «Россиянин» и транспортными операциями, требовавшими значительных инвестиций в основные фонды, конкурируя при этом с известными компаниями со стабильной репутацией, такими как «Российское Общество страхования и транспортирования кладей» и компанией «Надежда».

В. Е. Маковский. Политики (1900-е) (Источник opisanie-kartin.com)

По сути, бизнес-модель «Россиянина» представляла из себя финансовую пирамиду. За счёт самых щедрых обещаний и неразборчивости в качестве рисков, молодой компании удалось за короткое время сформировать страховой портфель. Как только выплаты начали превышать объем поступлений, у Общества начались проблемы. Весной 1893 года поползли слухи о задержках в уплате вознаграждения по пожарным убыткам вследствие недостатка средств в кассе. Из таких случаев можно указать на крупный пожарный убыток в городе Лодзи, по которому Общество должно было уплатить 30 тыс. руб. за сгоревший товар, застрахованный поровну в четырёх обществах на сумму 120 тыс. руб. Дальше — больше. Общество стало тянуть с публикацией ежегодного отчёта за 1892 год, равно как и с годовым собранием акционеров, нарушая тем самым свой собственный устав. Не известно, когда страхователи и акционеры выяснили бы реальное положение дел в компании, если бы не распространившиеся факты задержки выплаты жалования агентам, о чём, естественно, тут же узнали все мало-мальски заинтересованные специалисты отрасли. Это вызвало закономерную реакцию миноритариев: часть их стала размещать объявления в прессе о продаже своих акций, очевидно сомневаясь в их обеспеченности. В июле 1893 года в статье «Несостоятельность общества «Россиянин» журнала «Страховое обозрение» были опубликованы приблизительные оценки финансовых результатов Общества за 1892 год на основании газетных сообщений и некоторых выписок из отчетов. Весь приход общества составил 3,5 млн. руб. Дефицит выведен в сумме 270 тыс. руб., однако отмечается, что «к нему следует причислять и некоторые сомнительные статьи актива, как то: «организацию», «разных лиц», «вексельный портфель», и даже статью «за главным управлением». Таким образом, общая сумма дефицита выйдет около 800 тыс. руб. Но ведь у Общества есть основной капитал в сумме 1,5 млн. рублей и, даже если взять максимальную сумму убытка, компанию ещё можно спасти. Дело в том, что якобы оплаченный уставной капитал представлял из себя не более, чем кипу ничем не обеспеченных бумаг.

Санкт-Петербург, Большая Морская улица. Здание Правления общества Россиянин располагалось здесь же. Открытка начало XX века (Источник pastvu.com)

Куда девались деньги «Россиянина»? При учреждении Общества первый взнос по акциям был в начале депонирован в Петербургско-Азовском банке Я.С. Полякова, но затем учредители перенесли приёмку первого взноса и всех последующих в Российский торговый и комиссионный банк И.А. Слепушкина. Поскольку спрос на акции «Россиянина» был низким, а для начала деятельности общества необходимо было собрать зафиксированную в уставе сумму основного капитала, учредители общества провели мошенническую сделку с Комиссионным банком для того, чтобы тот выдал соответствующее удостоверение для предоставления в Министерство финансов. Большинство акций вновь учреждаемого общества таким образом досталось банку. Страховая компания начинает работу, и с этого момента реализация акций Общества происходит через банк, который любезно и предупредительно рассказывает своим клиентам о замечательном новом предприятии, убеждает брать — пока дёшево — и сулит хорошие барыши. Открылась целая сеть провинциальных агентств и вскоре удалось сбыть 2240 акций страхового общества. Таки образом, живые деньги на ведение текущей деятельности и выплаты страхового возмещения у Общества всё же появились.

Здесь уместно вспомнить эпизод из известного фильма по роману Ильфа и Петрова «Золотой телёнок», а именно, когда Остап Бендер со товарищи приходят в банк, чтобы снять деньги со счёта собственной фирмы «Рога и копыта», ещё не зная о её банкротстве: «Вот все, что осталось от десяти тысяч. 34 рубля. А я думал, что у нас еще тысяч семь на текущем счету. Как это получилось? Все было так весело, мы заготовляли рога и копыта, жизнь была упоительна, и Земля крутилась специально для нас, и вдруг... а, понимаю! Накладные расходы. Огромный бюрократический аппарат съел все деньги». Итак, на такие «резиновые» статьи баланса страхового общества как «инвентарь», «запасное имущество» и «организация» с разрешения общего собрания акционеров «Россиянина» была потрачена треть основного капитала. И завершающий штрих этой истории. Когда 24 июля 1893 года в правление Общества явился судебный пристав санкт-петербургского окружного суда с тем, чтобы арестовать кассу правления по исполнительному листу за пожарный иск на сумму шесть тысяч рублей, касса Общества располагала одной тысячью наличных и векселями на сумму несколько десятков тыс. рублей. В прессе сообщалось, что из этой тысячи директор правления предложил поверенному истца удовлетворить свою претензию. Поверенный благоразумно предпочёл согласиться с этим предложением, взяв на оставшуюся сумму векселя компании банкрота.

Кадр из кинофильма Золотой телёнок (1968) по одноименному роману Ильфа и Петрова. Председатель Фунт у входа в контору по заготовлению рогов и копыт (Источник youtube.com)
Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад