Профессиональный страховой портал «Страхование сегодня»
Профессиональный страховой портал «Страхование сегодня»
Google+ Facebook Вконтакте Twitter
Все о страховых посредниках Обзор правовых новаций - май 2017
    Этот деньПортал – ПомощьМИГ – КоммуникацииМЦС – ОбучениеПоискСамое новое (!) mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Самое новое
Идет обсуждение
Пресса
Страховые новости
Комментарии
Интервью
Мнения
В гостях у компании
Анализ
Прогноз
Реплики
Репортажи
Рубрики
Эксперты
Голос рынка
Форум
Аналитика
Термины
История страхования
Посредники
Автострахование
Страхование жизни
Авиакосмическое
Агрострахование
Перестрахование
Подписка
Календарь
Этот день
Страховые реестры
Динамика рынка
Состояние лицензий
Знак качества
Страховые рейтинги
Фотографии
Компании
Визитки
Пресс-релизы


Каталог страховых сайтов
Яндекс цитирования

Интервью

  Полный список интервью

  Саморегулирование, Страховое право, Регулирование, Киберугрозы, киберриски и киберстрахование
Страхование – это надолго
Соломатин Илья Петрович
Заместитель генерального директора СПАО «Ингосстрах» по внешним связям, член правления
страхование сегодняКак изменился процесс разработки и рассмотрения законодательных инициатив по страхованию в последние годы? Как должна выглядеть реформа законодательства по ОСАГО и другим социально значимым видам страхования? Что способно глобально улучшить доверие к страховому рынку в сложившихся условиях? Об этих и других проблемах с корреспондентом портала «Страхование сегодня» беседует заместитель генерального директора СПАО «Ингосстрах» Илья Соломатин.

Мария Жилкина,
Медиа-Информационная Группа «Страхование сегодня» (МИГ)

 

страхование сегодняИлья Петрович, каких правовых новелл больше всего ждет рынок в настоящее время? Что беспокоит страховщиков в законодательной сфере, может быть, торможение каких-то остро необходимых инициатив?

Начнем с того, что сейчас хоть и медленно, но идет движение в сторону ужесточения регулирования, а коммерческий сектор стремительно проигрывает конкуренцию государственным и квазигосударственным компаниям. Для этого есть объективные и субъективные предпосылки. Даже «Росгосстрах», работавший как рыночная компания, теперь стоит оценивать все-таки как квазигосударственную компанию. В общем, вектор изменений понятен.

Что касается законодательных новелл, очевидно, что порядок их появления изменился. Это раньше, в 90-е годы, был  хаотичный период принятия законов и изменения норм, а сейчас  все строго планируется и регламентируется. Любая попытка выйти с каким-то предложением если и не пресекается, то рассматривается очень пристально различными государственными органами. Конечно же, нас – страховщиков, в первую очередь беспокоит ОСАГО. Хотелось бы, чтобы уже принятые поправки, над которыми много «ломали копья», поработали стабильно хотя бы год-полтора. Мое мнение таково, что в страховании нельзя менять законодательную базу каждые полгода. Во всем мире страхование – очень консервативная отрасль, и любое, даже косметическое, изменение вносит серьезный дисбаланс в устоявшуюся систему отношений.

Да и сами страховщики, выдвигая определенные предложения, не всегда понимают последствия тех изменений, которые они предлагают. Пример тому история с натуральной формой возмещения в ОСАГО. Понятно, что  та итоговая форма, в которой эти поправки были приняты,  не удовлетворяет никого. Цель изначально была заложена благая – убрать посредников из денежных отношений в процессе получения выплат, сделать максимально короткой дорогу между потребителем, у которого что-то произошло с транспортным средством, и ремонтной организаций. Идея – красивая, хорошая: сократить сроки, не давать деньги на руки, избавить людей от необходимости искать сервисы, стоять в очередях и т.д. Страховщик, уже обладая огромной базой информации по договорам каско, может это как-то регулировать, соблюдая при этом постоянно ужесточающиеся нормативы ЦБ и РСА. Только есть одно условие – ключевое, из-за этого конструктор не удалось собрать правильно: итоговый вариант нормы спустили сверху в окончательном виде, а не построили с самого начала, опираясь на реальные потребности самого рынка.

Нормативная база не должна меняться постоянно, у нас, повторюсь, консервативная отрасль и договоры долгосрочные, действующие, как правило, не менее года. Наша задача максимально дать клиенту то, что ему необходимо, и, как ни странно, в добровольных видах, в том же каско, это получается. Там нет тех конфликтов и проблем, как в ОСАГО, хотя уплачиваемые взносы  намного больше. Люди уже не гоняются за теми страховщиками, кто дает тариф на 10-15 % меньше, они в первую очередь оценивают условия, на которых будет ремонтироваться транспортное средство, выбирают автосервис по принципу близости, отсутствия очередей или качества ремонта. Это нормально, так действует страхование во всем мире. А у нас пока наш многострадальный закон 40-ФЗ остается источником проблем для рынка.

Надеюсь, что нам удастся устранить  дисбаланс в отношениях «страховщик-страхователь-посредник». Речь идет о законе о финансовом омбудсмене. Проект взят из существующих зарубежных систем, мы попробуем укоренить его на российской земле, постараемся удовлетворить недовольных граждан, устранить недобросовестных посредников, стимулировать страховщиков соблюдать законы и сроки.

Еще один важный вопрос связан с работой над законом о страховании жилья. Хотелось бы, чтобы этот закон принимался с учетом ошибок, сделанных в ОСАГО. Этот закон должен иметь работающий механизм, стимулировать граждан относиться к страхованию как к форме защиты своих имущественных интересов, а не как к косвенному налогу, обременению. И не должно быть попытки насыщения нестраховых структур – неких фондов, создаваемых непонятно для каких целей.

 

страхование сегодняВы считаете, все дело только в общем ужесточении порядка принятия нормативных актов, или есть некие «центры торможения», которые препятствуют скорому принятию необходимых изменений? Может, хуже стал работать экспертный совет по страхованию при профильном комитете в Думе? Или одно время у страховщиков было принято жаловаться на непонимание со стороны правительства, но потом вроде понимание нашли…

Нет, никаких центров торможения нет. А есть разобщенность и раздробленность – это следствие административной реформы. При этом существует устоявшийся взгляд на страхование как на некий придаток. Страховой сектор вообще много раз передавали из рук в руки – то его регулировали самостоятельные службы, то Минфин, то ФСФР, то Центральный Банк. Для каждого из этих институтов страховой рынок становился новым полем, в котором надо было разобраться, прежде чем регулировать, а проблемы порой требовали молниеносных решения. Сейчас ЦБ ведет надзор, пишет подзаконные акты, назначает страховщикам кураторов и т.д., но права законодательной инициативы при этом у него нет. Когда обсуждается законопроект, идет некое межведомственное соперничество между ЦБ и Минфином, у каждого из них свое представление о том, что такое страхование, зачем оно нужно и как подобный институт должен существовать. Это отнимает время и не всегда позитивно влияет на качество принимаемых новых норм.

Что касается Думы, то комитет, занимающийся финансовыми рынками, прежде всего, интересуют банки, доля которых в ВВП и значимость для страны представляется выше, чем у страхования. Хотя в части инвестиций и длинных денег с этим можно было бы и поспорить, страховщики могли бы в этом конкурировать, например, с пенсионными фондами. В общем, пока по степени приоритетности страховой рынок отстает, о нем вспоминают главным образом в связи с теми или иными проблемами.

И вроде бы у каждого из участвующих ведомств понятная, обоснованная позиция, но когда собираются все вместе, каждый со своими взглядами, решения не находится. И это еще один аргумент в пользу того, что нужно какое-то время прожить с действующей нормативной базой, ничего не меняя. Был же период, когда все считали, что ничего нельзя менять, потому что только что приняли 48 главу ГК – это был в своем роде «серебряный век» для рынка, мы развивались, внедряли новые продукты, именно в коммерческом страховании. Не скажу, что сейчас мы ограничились в творчестве, но тот период был продуктивнее.

 

страхование сегодняМожет, просто нет поля для творчества, так как все продукты уже созданы?

Я бы так не сказал. Есть новые продукты, новые технологии. Есть и новые риски,  страхование – это тот механизм, который позволяет эти риски минимизировать и купировать. Например, страхование киберрисков. Пока ни регулятор, ни создатели страховых продуктов не могут внятно объяснить, что это такое.

 

страхование сегодняА считать киберстрахование подвидом страхования финансовых рисков по действующей классификации нельзя?

Вот очень показательный вопрос. У нас многие пытаются мыслить шаблонно: а куда бы его пристроить в действующую модель? Но он не пристраивается. Ни у кого в России нет лицензии на страхование киберрисков, и я сильно сомневаюсь, что кто-то сейчас мог бы пойти в Центральный Банк с такими правилами страхования. Возможно, этот вид надо внести как самостоятельный пункт в классификацию в законе «Об организации страхового дела», тут я пока не готов быть экспертом. В любом случае этот риск надо сначала описать, а не пытаться вместить его в классификацию, которую законодатель конструировал 15 лет назад, когда уровень информационно-технического развития был совсем другой. Мир сейчас очень быстро развивается, страхование должно адаптироваться к меняющемуся миру.

 

страхование сегодняНе окажется ли одним из следствий этого прогресса отказ от услуг страховых компаний как таковых? В интернете уже мелькают объявления о новых формах взаимной страховой защиты граждан без участия страховщика, пока по небольшим рискам, типа отмены авиарейса, но кто знает, что будет дальше?

А вот тут мы подходим к такому серьезному вопросу, как формирование страховой культуры и понимания, что такое институт страхования. Человек, имеющий более-менее полное представление о страховании, не будет доверять такой структуре, которая находится вне регулирования. А не имеющий такого представления – тем более не должен в этом участвовать. Иначе мы потом очень долго будем объяснять, что страхование – это не те жулики, которые всех обдирают и продают одни обещания, а те, кто реально выплачивает.

 

страхование сегодняА у клиентов бывает другая логика: страховщики – «жирные коты», тратят наши деньги не на выплаты, а на свои зарплаты, строят мраморные офисы. Так обойдемся же без них – создадим структуру, защищающую от рисков без участия страховой компании…

В этом есть риски для любой отрасли -  как страховой, так и НПФ, кто-то захочет создавать стартапы и пытаться зарабатывать непонятно на чем. При этом, пока нет  регулирования, существуют попытки сорвать куш, играя на чувствах и потребностях, обещая сиюминутную выгоду при неочевидной модели. Это первый признак возникновения «пирамид» и наверняка может быть квалифицирован по статье 159 УК «Мошенничество», во всяком случае, наша правоохранительная система будет рассматривать такие случаи именно так. Финансовая система требует разумной консервативности, а страхование требует его вдвойне. А по поводу  мраморных офисов, считаю, чем внушительнее выглядит офис страховщика, значит, тем больше у него денег, чтобы делать выплаты клиентам. Во всем мире офисы крупнейшие страховщиков – это известные здания, расположенные в центральных местах. Например, в США всем известен небоскреб AIG, в Вене здание Allianz находится напротив Оперы, а в дореволюционной России страховая компания находилась в известном здании на Лубянской площади. Кроме того, эти же здания часто являются и обеспечением принятых страховщиком обязательств.

Страховые компании – это финансовые институты, работающие как на гражданина, так и на государство. Компании по всему миру собирают миллиарды, причем отнюдь не по обязательному страхованию, но появляются требования национальных органов власти и эти миллиарды инвестируются в национальную экономику, резервы страховщика перераспределяются в нужных государству направлениях. За счет каких средств финансировалась медицинская программа «ObamaCare» – не только ведь за счет налогов, а в том числе за счет страховщиков. Есть страны, где средства страховщиков разрешено инвестировать (через ценные бумаги) в военную промышленность,  в технологии, в  инфраструктурные проекты. В общем, страховой рынок помогает развивать те отрасли, которые требуют вложений от государства, соблюдая разумный баланс между гарантиями государства и коммерческим рынком. Система, с одной стороны, замкнутая, а с другой – транспарентная и понятная.

У нас, к сожалению, этого не происходит. Возможности инвестирования для страховщиков крайне ограничены государством, они регулярно теряют деньги на депозитах в банках, у которых отзываются лицензии.

 

страхование сегодняМожет, страховщикам не доверяют серьезных задач до тех пор, пока рынок маленький, доля его в ВВП невысока, а вот когда будет как в этих странах…

А за счет чего он может стать больше? За счет рыночных видов, убеждения клиентов, что страховаться надо? Или за счет того, что государство введет новые обязательные и вмененные виды страхования? Во всем мире в этом вопросе – баланс,  а у нас – его нет. Нужно, чтобы создавались условия, стимулирующие гражданина страховаться (налоговые вычеты, дополнительные возможности – есть множество проверенных за рубежом форм). А когда он получит страховое возмещение, появится и доверие.

 

страхование сегодняЧто изменилось в сфере продвижения законодательных инициатив с преобразованием ВСС в СРО? Стало ли появление единого СРО переходом этого процесса на качественно новый уровень?

Ожидать быстрых качественных изменений за такой короткий период было бы утопией. Мы пришли к решению, что СРО на рынке должно быть одно – это выгодно с точки зрения оптимизации всех вопросов, расходов страховщиков на взносы, содержания аппарата. В то же время у клиента тоже появляются одни входные ворота, ему не надо бегать жаловаться в разные организации. Так что процесс трансформации идет в правильном направлении, потому что и государству, и гражданам, и самим страховщикам будет комфортнее работать с единой организацией, с понятным уставом и стандартами. Другой вопрос, что пока изменения видны только профессионалам, а не широкому кругу лиц, они даже не всегда очевидны регулятору. Я в свое время работал в ВСС и прекрасно понимаю, что процессы развития, трансформации  объединения не всегда видны окружающим.

 

страхование сегодняКак «Ингосстрах» участвует в работе СРО по продвижению законодательных изменений и связанных с этим вопросов?

Наша компания всегда готова помогать объединению – и опытом, и людьми, и финансами. Важно, чтобы у рынка была удобная площадка для взаимодействия с властью, для цивилизованного решения внутрикорпоративных конфликтов и разногласий.

 

страхование сегодняА как Вы оцениваете действия мегарегулятора, уже 4 года как работающего со страховым рынком? Успевает ли мегарегулятор справляться со своими нормотворческими задачами?

В целом все нормально, просто надо понимать, что «взгляд сверху» на ситуацию – он всегда несколько другой. С горы видно дальше, чем с земли, так что, может быть, переход на XBRL, новый план счетов и пр. приведет нас к счастливому будущему семимильными шагами, даже если нам страховщикам это сейчас неочевидно.

 

страхование сегодняВходил ли «Ингосстрах» в число страховщиков, на которых испытывается переход на XBRL (если да – каковы предварительные итоги) и насколько оптимально для рынка реализуются сегодня изменения в сфере отчетности?

Да, мы вошли в их число. Проект начал тестироваться на  системно значимых страховщиках, это разумный подход. При этом не хочется действовать, исходя только из принципа: раз требование есть, значит, его надо выполнять. Мы в этих вопросах очень долго консультировались с регулятором на предмет эволюционного внедрения новых требований. Все-таки революции и страхование несовместимы. Кстати, до революции 1917 года страховые компании в Российской империи были на ведущих ролях, а сейчас мы пытаемся догонять какие-то среднеевропейские страны, которые раньше нам в подметки не годились.

 

страхование сегодняВажнейшая новация текущего года – появление РНПК. Как Вы оцениваете первые результаты ее взаимодействия с рынком, и какие нормативные акты, связанные с ее деятельностью, на Ваш взгляд, нуждаются в уточнении или корректировке?

Фактически подняли идею, которой уже лет 20 или больше. Это нужно было сделать еще на этапе становления рынка, поскольку внутреннюю перестраховочную емкость с нуля создать тяжело, нужен гарант. В долгосрочной перспективе создать такую перестраховочную компанию в России – это правильный шаг ЦБ, и неважно, что к этому побудило – санкции или внешние угрозы. Вопрос только с формой ее существования. Понятно, что когда компании дали денег, неизбежно возникает следующий вопрос – на чем они будут зарабатывать, отсюда норматив о 10 %. Наверное, для компаний средней руки 10 % перестраховочных премий - это не критично, но для компаний уровня «Ингосстраха» или Согаза – это уже весьма приличные деньги. Мы отдаем их фактически новому игроку, и, хотя  прекрасно понимаем, кто за ним стоит и что он «не обрушится», все же хочется, чтобы перестрахование в лице госперестраховщика стало рыночным. Да и 10 % по отношению к разным рискам – разный уровень защиты, по автокаско это одно, по страхованию ГЭС – другое. Наверное, на начальном этапе все это нормально, но в дальнейшем речь идет о реализации стратегии, которую обозначил ЦБ, – создать инструмент и передать его на рынок, чтобы в России появилась глобальная перестраховочная компания. Не знаю, что из этого получится, с учетом того, какой глобальной страховой компанией может стать «Росгосстрах». Впрочем, было же у нас когда-то две компании в стране…

 

страхование сегодняВ рамках дискуссии о пенсионной реформе обсуждается участие страховщиков в пенсионной системе – Вы считаете необходимым продвигать эту идею более активно? И что Вы, в целом, думаете о росте страхования жизни, ставшего лидирующим драйвером нашего рынка?

Регулятор говорит, что предложенная модернизация пенсионной системы уже запаздывает. Когда я был в группе по разработке первой пенсионной реформы, вместе с рядом коллег в РСПП, мы предлагали варианты возможных моделей, а государство выбрало другой путь – совмещения нескольких моделей (государственной, негосударственной, накопительной). Стремятся туда и страховщики жизни, надеясь заработать.

Основное в life-сегменте будет ясно через 3, 5, 10 лет, когда придет пора выплат. У кого-то эти выплаты уже практически начались, в частности, у страховой дочки Сбербанка, но с такой материнской структурой не справиться с выплатами было бы смешно. А вот, как справятся другие компании, смогут ли они платить обещанные проценты или же придется опять объяснять недовольным потребителям, почему им не выплатили 13 %, гарантированные на этапе заключения договора 5 лет назад? Самое страшное, если ответ будет: «А вы не прочитали сноски мелким шрифтом, и теперь вас ждет ноль или даже минус». Это вызвало бы потерю доверия не только к страхованию жизни, а вообще ко всему рынку страхования. Такими вещами рисковать нельзя.

Именно поэтому я сейчас очень осторожно говорю о пенсионной реформе и допуске туда страховщиков. Мне кажется, страховщики должны обладать очень серьезным резервами, длинными деньгами, чтобы отвечать по этим обязательствам – не сейчас, а через 5 лет. Репутацию надо сохранять, люди должны своим детям и внукам передать мысль, что страхование – не зло, а работающий, эффективный инструмент.

 

страхование сегодняВозможно ли в создавшихся условиях объединению страховщиков или отдельным крупнейшим игрокам что-то сделать с имиджем отрасли?

Нужно постоянно над этим работать. Не просто придумывать программы, но и объяснять, для чего они нужны. Начинать с семьи – показывать, как страхование принесет и защиту, и доход, и здоровье, и образование. В этом нет ничего нового, это все повторение старого, но уже в новой оболочке, с новыми гаджетами, с индивидуальным подходом. Традиционная реклама тоже нужна, но у людей подчас стандартная реакция на рекламу –  это просто не замечать ее. Страхование тоже невидимо, но оно всегда рядом с человеком.

 

страхование сегодняТо есть лучшая реклама – выплаты? Но ведь они связаны, как правило, с негативными событиями…

Строго говоря, не всегда – есть ведь страхование на дожитие, к определенным событиям. Другое дело, что многие, кто ожидал таких выплат по советским договорам в начале 90-х,  потеряли деньги из-за финансовых реформ. Я сам в детстве был застрахован на сумму, на которую тогда можно было купить мотоцикл, и Павлов со своей денежной реформой отнял у меня этот мотоцикл…

В этом основная проблема – есть государственные политические решения, от которых мы зависим и никак не можем на них повлиять. Надеюсь, что такого больше никогда не повторится. Почему я и сказал, что революции опасны для страхования. Глобальная смена форматов, режимов, отказ от обязательств – это всегда потеря имиджа, в первую очередь, перед нашим основным клиентом – населением.

 

страхование сегодняЧто Вы думаете по поводу предложенного РСА поэтапного плана перехода к свободному тарифу по ОСАГО?

Хороший проект. «Ингосстрах» участвовал в разработке и обсуждении, давал свои методологические и практические предложения. Но мне кажется неправильным, что мы берем за основу слово «либерализация», которое в новое время стало нарицательным и ругательным, хотя, наверное, по сути, оно правильное. Более легко продвигаемое название было бы «персонифицированный» или «персональный тариф» (подразумевающий: как ездишь, так и платишь). Это то, к чему наши коллеги из западных и восточных стран все равно пришли. Все начинали с усреднения и единого тарифа, были тарифы для регионов, для отдельных мощностей, даже гендерные тарифы были в каких-то странах. Но в итоге все пришли к тому, что самый правильный тариф – персональный.

 

страхование сегодняНо у нас же важна социальная составляющая, важно не ущемить права пенсионеров?

Чем, например, студенты тогда хуже пенсионеров? А ведь и студенты все разные, есть те, что и учатся хорошо, и ездят аккуратно. Есть и пенсионеры-лихачи. Так что не надо мыслить  усредненными категориями, и не надо делать выводы по всей группе из-за 3-5 случаев. Должна учитываться история по конкретным водителям, тогда на любой вопрос «Почему у меня такой тариф?» можно будет внятно все объяснить, что у него было столько-то ДТП по его вине и т.д. Индивидуальный тариф необходим всегда, неважно, идет ли речь об обязательном виде страхования, как ОСАГО, где выполняется социальная функция, или о коммерческом виде, как каско.

Вот нижняя граница тарифа – должна быть всегда, это те минимальные нормативы, позволяющие оплатить выписку полиса (неважно, механическим способом или дистанционным), оплатить труд персонала и отложить деньги в резервы, может быть также оплачена посредническая продажа. Он актуарно просчитывается. Любой грамотный актуарий в состоянии до копейки разложить, куда пошли деньги в структуре резервов и расходов страховщика. Если объяснить это клиенту – все будет просто, не будет никаких конфликтов. Ну, кроме, конечно, случаев, когда клиент намеренно пришел в страховую компанию подзаработать. Даже расходы на рекламу логично объяснимы: мы хотим привлечь больше клиентов и за счет этого снизить тариф для своего постоянного клиента. Еще из опыта зарубежных стран: первый год-полтора после отпуска цен был существенный рост тарифов, это был шок для любой системы. Потом начиналась реальная конкуренция, население отказывалось покупать ОСАГО, ездили без полисов, страховщики теряли портфели и оказывались перед необходимостью снижать тарифы. Начинался демпинг, в итоге тариф становился более низким, чем был до либерализации. Это парадокс, но это так. Через рынок это почему-то сработало, а «плавные» механизмы, через которые мы сейчас стараемся пройти, почему-то не работают. Там тот страховщик, кто вовремя не снизил тарифы, просто потерял клиентов, а отвоевать клиента назад, тем более на консервативном западном рынке, практически невозможно.

 

страхование сегодняВ какой форме должна осуществляться корректировка законодательства по другим социально значимым видам страхования – сельхозстрахование с господдержкой, ОПО, страхование перевозчиков, страхование туроператоров, страхование ответственности перед дольщиками?

Виды, которые регулируются отдельными законами и являются обязательными или вмененными, тоже не надо часто корректировать, сначала какое-то время нужно посмотреть, как работает система. Если за актуарный период или хотя бы за 2-3 года мы видим, что система постоянно сбоит, ее надо менять глобально, а если худо-бедно работает – тогда минимальные корректировки, чтобы не разворачивать условия радикально. Это непонятно клиенту, вызывает конфликты и потерю доверия. Критерий эффективности – убыточность.

Если говорить о страховании дольщиков, ситуация в котором была доведена до внимания президента, то  причина  всех проблем  в том, что с самого начала пошли не тем, впрочем, достаточно традиционным путем: регулирование по сути отдали в непрофильное для страхования ведомство. А у строителей на это взгляд был простой: принесите бумагу, что вы застраховались. ЦБ в цейтноте стремился исполнить ту норму, которая была записана в законе. Те, кто системно работает на страховом рынке, просчитали риски и реальные тарифы и по этому виду работать не стали. При таких застройщиках, у которых  10 тыс. рублей капитала и  долги, незавершенное строительство будет в 90 % случаев. Но нашлись те страховщики, кто готов был выдать эту самую «бумагу» и по легкому заработать быструю премию на коротком периоде. Вспомните те письма и выступления, которые писали серьезные страховщики до принятия закона, что его нельзя запускать, что это будет обман – так оно и произошло.

 

страхование сегодняНо ведь не скажут, что закон был плохой, скажут, что страховщики снова не справились?

А о каких страховщиках речь? О кучке проходимцев, которых потом не сыщешь по всей стране? Это они повлияли на негативный имидж для всего рынка, вот это самое страшное.

 

страхование сегодняТак у нас практически каждый из этих законов по социально значимым видам страхования негативно влияет на имидж…

Нет, не каждый. А кто не умеет заниматься страхованием, должен быть под давлением с нескольких сторон: и СРО должно выкидывать таких из профессии, и регулятор должен более жестко подходить к требованиям.

Сейчас будут применяться квалификационные требования – это правильно. Человек, один раз обманувший клиентов, не должен второй раз ставиться руководить страховой компанией. Работающий с большими деньгами, с деньгами граждан должен нести и большую ответственность, в том числе на персональном уровне.

 

страхование сегодняС января 2018 года нормы по персональной деловой репутации уже вступают в силу, Вы считаете, они реально заработают?

Да. В банках же заработали. Более 2,5 тысячи человек уже в «черном списке» и никогда не смогут вернуться в профессию.

 

страхование сегодняВелик ли будет аналогичный список в страховой отрасли?

Не знаю. Это будет зависеть от того, как этот список будет формироваться. Пока сложно оценивать, но мне кажется, все-таки год от года с развитием информационных технологий открытость и прозрачность бизнеса повышается. На рынке не должно быть тех, кто использует страхование как способ сиюминутного обогащения. Страхование – это та сфера деятельности, куда приходят надолго. Некоторые – на всю жизнь.


27 ноября 2017 г.

Версия для печати 

  Смотрите другие материалы по этой тематике: Саморегулирование, Страховое право, Регулирование, Киберугрозы, киберриски и киберстрахование
В материале упоминаются:
Компании, организации:
Персоны:

Оцените данный материал (1-плохо, ..., 10-отлично!).
Средняя оценка: 9.60 (голосовало: 5 чел.)
10   

Ваше мнение об этом материале:
— Ваше имя
— Ваш email
— Тема

Ваш отзыв (заполняется обязательно):
Укажите код на картинке слева:
Реклама
Обзор правовых новаций. Новые нормы права для страхования.