mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
16.08.2019  |  просмотров: 1 144

Учреждение страхового надзора в России в 1894 году стало естественным этапом развития отрасли и шло в ключе общемировой тенденции. Данная мера по защите страхователей от действий недобросовестных страховщиков и по поддержанию стабильности рынка в целом не только назрела к концу XIX века, но и была даже запоздалой. Скандальные банкротства «Россиянина» и «Москвы» — двух акционерных страховых обществ начала 1890-х годов, о которых мы писали ранее, — вынудили Правительство разработать концепцию регулятора рынка. Помимо многочисленных жалоб на акционерных страховщиков, свою роль сыграли и действия представительств американских обществ страхования жизни «Нью-Йорк» и «Эквитебль», регулярно нарушавших законодательство Российской империи и практиковавших в 1880-90е годы так называемое тонтинное и полутонтинное страхование (разновидность страхования жизни, по духу близкое лотерее, где наибольшую страховую выплату получает тот, кто проживёт дольше других страхователей), пока такие операции не были запрещены.

Деятельность страховых обществ в России регулировалась отдельными законодательными актами и уставами, однако единого закона о страховании не существовало. Несмотря на несколько попыток кодификации российского страхового права, первая из которых была предпринята в 1879 году, а вторая в 1913 году, общий закон, регулирующий страховую деятельность, в Российской империи так и не появился. Россия не была первопроходцем в учреждении страхового надзора и можно сказать, что основные его положения были заимствованы из-за рубежа. Для реализации этой цели в конце 1892 года была образована специальная комиссия при Министерстве Внутренних Дел, которая занялась изучением иностранного опыта регулирования отрасли. Отметим здесь, что предложение о введении надзора поступало в Министерство Финансов от Министра Внутренних дел графа Д.А. Толстого ещё в 1887 году в виде детализированной официальной записки. Если бы предложение графа было принято к реализации, то, вероятно, не было бы тысяч пострадавших от действий обществ «Россиянин» и «Москва». В феврале 1893 года для членов Комиссии была подготовлена специальная брошюра «Иностранное законодательство относительно правительственного надзора за деятельностью страховых Обществ», в которой были напечатаны полные переводы на русский язык отдельных распоряжений и законодательных актов Австро-Венгрии, Великобритании, Швейцарии, Франции, Германии и — отдельно — штата Нью-Йорк в части регулирования страхового рынка.

Граф Д.А. Толстой, один из инициаторов учреждения страхового надзора в России. Портрет работы И.Н. Крамского 1884 год (Источник Wikimedia Commons)

Приведём некоторые примеры из зарубежной практики тех лет, основываясь на которых правительственный Комитет разрабатывал положения для России. Итак, в Австрии для осуществления функций надзора в 1880 году было учреждено особое Техническое бюро при Министерстве Внутренних Дел, причём для обсуждения наиболее важных вопросов собирался особый Совет из специалистов. Австрийские страховщики помимо прочего были обязаны предоставлять надзорным органам в любое время все необходимые документы, публиковать ежегодную отчётность по установленной форме, а также испрашивать правительственную санкцию для тарифов премий по страхованию жизни, причём с приложением статистических таблиц смертности и других обосновывающих документов. В Швейцарии правительственный надзор по закону 1885 года был возложен на Союзный Совет. Для финансового обеспечения деятельности этой структуры был введён дополнительный сбор в размере пропорциональном сумме поступающих в каждое общество премий. Помимо таких базовых функций Совета как выдача разрешений на учреждение страховых обществ, контроль их деятельности и закрытие было и нечто особенное. В случае сокрытия или неверного отображения в отчетах и актах, сообщаемых Союзному Совету, предусматривалась уголовная ответственность для директоров, главных уполномоченных и ответственных агентов страховых обществ. Виновные в таких деяниях могли быть приговорены судом к штрафу до 5000 франков или заключению в тюрьму на срок до шести месяцев. В американском штате Нью-Йорк на основании закона от 1859 года был учреждён особый департамент, состоящий под руководством так называемого Суперинтенданта, для регистрации страховых обществ и надзором за их деятельностью. В связи с большим распространением операций по страхованию жизни в США, этот вид страхования регулировался более ранним законом от 1853 года, и отчет по нему предоставлялся Законодательному Собранию. Систему американского страхового надзора активно критиковали в русской прессе как неэффективную.

Особенность страхового надзора в Германии в те годы заключалась в том, что до объединения страны в империю в 1871 году, это было образование из множества независимых государств, большинство из которых были карликовыми герцогствами и княжествами, действовавшими в русле политики крупнейшего немецкого государства Пруссии. Согласно прусскому закону 1837 года правительство имело право осуществлять контроль за деятельностью страховых обществ, производить оценку страхуемого имущества и размер вознаграждения за пожарные убытки. При заключении страхового договора агент общества обязан был предоставлять копию с заявления о желании клиента застраховать имущество в соответствующий территориальный правительственный орган. В Великобритании страховой надзор был учреждён законами 1870 года. Одной из важных его особенностей стало требование об обязательном взносе в размере 20 000 фунтов стерлингов для учреждаемого общества страхования жизни. Требование об обязательном депозите было принято и в России в отношении иностранных страховщиков, которым требовалось внести в Государственный Банк 500 тыс. руб. в качестве залога. Надзор за их деятельностью был введён на основании особых правил от 1885 года и Положении Комитета Министров от 1889 года.

Однако вернёмся к деятельности Комиссии по учреждению страхового надзора в России. К обсуждению были приглашены представители восьми акционерных страховых обществ. Переговоры Правительства и представителей акционерного страхования шли непросто. Мало чем ограниченные в своём праве, общества, сумевшие в 1875 году создать первый в истории России синдикат, вряд ли сильно нуждались в контролирующем органе и новых поборах, чтобы финансировать его работу. По результатам переговоров между Правительством и страховщиками последние 19 февраля 1893 года составили коллективный документ, который был направлен в Хозяйственный Департамент Министерства Внутренних Дел. За сухими отчётами и сводками скрывается живая ткань истории, извечная борьба государства и частного капитала. Не возражая против унификации отчётности, установления минимальных норм резервирования премий, исключения из надзора земского страхования и ряда других положений, они, тем не менее, выступили против исключения из надзора обществ взаимного страхования, надзора за агентами, оценки качества приобретаемых активов и регулирования доли перестрахования за рубежом. Одним из камней преткновения стал также вопрос о государственном регулировании страховых тарифов. Исходя из перечисленного выше, можно образно резюмировать, что страховщики соглашались несколько подновить крыльцо, но категорически отказывались пускать Правительство на свою «кухню». Согласие с исключением из надзора земского страхования, но протест против исключения обществ взаимного страхования был вызван тем, что первые не являлись прямыми конкурентами акционерных страховщиков.

Большой интерес для современников заслуживает точка зрения Министра Внутренних Дел И.Н. Дурново, сменившего графа Толстого на этом посту, в отношении регулирования страхового рынка и возможности установления государством тарифов: «Возлагаемые на означенный Комитет обязанности по указанному предмету должны быть ограничены пределами действительной необходимости, не стесняя без нужды инициативы предпринимателей в устройстве и ведении страхового дела. В этом отношении, согласно заключению Комиссии, нельзя признать своевременным вмешательство правительственных органов в установление тарифов премий по операциям страхования имущества от огня и от опасностей перевозок. Тарифы эти определяются на практике общим соглашением ведущих страховое дело компаний... Очевидно, что размер взимаемых премий должен прежде всего зависеть от степени опасности риска, принимаемого на себя страховым обществом... регламентация тарифов вообще признаётся задачею трудновыполнимою для административных учреждений, так что ни одно иностранное государство не допускает участия сих учреждений в установлении тарифов по страхованию имуществ частными обществами. Допущение правительственного вмешательства в эту область может... привести не к развитию страхового дела, а напротив, к величайшим практическим затруднениям.» В том, что касается условий установления тарифов по страхованию жизни, Дурново придерживается иной точки зрения: «Премии эти, в виду долгосрочности заключаемых обществами обязанностей, должны быть вычисляемы с особой осторожностью... От (этого) зависит выполнение обществами в будущем заключённых со страхователями договоров. Вследствие чего представляется безусловно необходимым возложить на Страховой Комитет рассмотрение издаваемых в руководство обществам формул для определения размера нетто-премий, а также таблиц смертности, неспособности к труду и заболеваемости и установление размера учётного процента для определения доходности резервного капитала».

П.Н. Дурново, один из инициаторов учреждения страхового надзора в России. Дореволюционное фото (Источник Wikimedia Commons)

Итак, согласно утверждённому 6 июня 1894 года императором Александром III Положению, Страховому комитету поручался контроль за соблюдением страховыми учреждениями и обществами уставов и правил страхования, сохранностью и размещением капиталов, анализом финансовой отчетности, назначением и проведением ревизий, а также рассмотрение жалоб и разработка правовых и организационных аспектов страхового дела. Большое значение придавалось контролю сохранности страховых средств как находящихся в кассе, так и отчисляемых в резервы премий. Здесь вспоминается случай с обществом «Москва», в кассе которого для целей страховых выплат было около тысячи рублей наличными и пустые векселя на десятки тысяч рублей. Несмотря на возражения страховщиков, они были обязаны извещать Страховой комитет о принимаемых на работу агентах. Надзор вводился как в отношении акционерных компаний, так и обществ взаимного страхования и губернских обществ. Также было введено требование по минимальному размеру уставного капитала в сумме 500 тыс. руб. по каждому виду страхования, ограничен размер собственных организационных расходов и расходов на дивиденды акционерам, а также ряд других. Страховой Комитет получал право на ревизию страхового общества и на его закрытие. Положение о надзоре 1894 года имело системный характер и явилось базой для совершенствования страхового законодательства в целом. Сбор на содержание Страхового Комитета был утверждён в размере 60 тысяч 200 руб. в год. Расходы оплачивались страховыми учреждениями в определенном проценте от собираемых премий, что соответствовало практике США.

Несмотря на то, что Положение о надзоре иногда нарушалось, об эффективности и качестве работы Страхового Комитета может сказать тот факт, что с момента его учреждения обанкротилось только два акционерных общества, а именно «Коммерческое страховое общество» в 1904 году и «Надежда» в 1907 году. Причём важно заметить, что обе компании входили в финансово-промышленную империю известного капиталиста Л.С. Полякова, потерпевшего крах в 1908 году. В 1904 году Страховой Комитет был преобразован в Особое присутствие по делам страхования и противопожарных мер Совета по делам местного хозяйства. Из нарушений за время существования дореволюционного надзора в России можно привести пример крупнейшего российского акционерного страховщика, компанию «Россия», которая в 1898 году отчислила в резервы 26% собранной премии, а в 1907 году всего 8,8% вместо положенных 40%. В связи с тяжёлым экономическим положением в стране в период Русско-японской войны и последующих революционных событий многие страховые общества не смогли выполнить требования Положения, однако регулятор не стал применять в отношении них санкции. Ситуация повторилась в годы Первой Мировой войны, что спровоцировало полемику о введении государственной страховой монополии как единственной надежной защиты отрасли и страхователей от глобальных потрясений. Данным предложениям, к ужасу частного страхования в России, суждено было сбыться с приходом к власти большевиков и национализации отрасли.

Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад