Каталог страховых сайтов
mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
22.11.2019  |  просмотров: 769

Когда в начале 1880-х годов крупнейшие американские компании по страхованию жизни пришли на российских рынок, это вызвало не только понятное смятение душ акционеров и директоров-распорядителей российских страховых обществ, но и настоящую бурю возмущения в специализированных изданиях. Читая многостраничные обзоры деятельности американских компаний в русской дореволюционной прессе, автору этой статьи порой вспоминалась известная пословица «в чужом глазу соломину видеть, в своём — бревна не замечать». В одной такой заметке приводились даже зарплаты директоров иностранных обществ со скрупулёзностью, которую автор никогда не наблюдал в отношении директоров российских дореволюционных страховых компаний. Однако справедливости ради следует заметить, что возмущаться было чем. Для начала, американцы начали работать в России нелегально. Помимо этого, они вывели на рынок полисы тонтинного и полутонтинного страхования (о тонтине и её применении в страховом деле можно почитать в статье «Лотерея на дожитие»). Предварительные расчёты по таким договорам обещали страхователям огромные прибыли, но на деле могли быть даже убыточны для клиентов. И в довершение, американцы публиковали недостоверную отчётность, проводили агрессивную маркетинговую политику, вводили клиентов в заблуждение и лоббировали свои интересы на уровне министров царского правительства. Как тут не прийти в возмущение!

Штаб-квартира общества Нью-Йорк в Санкт-Петербурге, аренда (Источник В.Н. Борзых. Исторические бумаги российского страхования)

К концу XIX века в России существовала во многом независимая от внешних рынков и достаточно развитая страховая отрасль, чего, однако, нельзя в полной мере сказать о страховании жизни. До отмены крепостного права в 1861 году данный вид страхования находился в зачаточном состоянии, хотя предлагался населению одним из специализированных российских страховщиков ещё с 1835 года — обществом «Жизнь». После Крестьянской реформы данное направление в страховом деле получает новый импульс к развитию в связи с бурным ростом городов и появлением большого количества профессиональных рабочих, служащих и деятелей науки. Страхованием жизни заинтересовались и компании огневого страхования. Когда в 1881 году появился будущий лидер страхового рынка компания «Россия», можно сказать, что это направление в страховом деле вступило в новую, самую интенсивную фазу своего развития. Тогда как рынок огневого страхования достиг своего насыщения и, начиная с 1875 года, был во власти Страхового синдиката, контролировавшего тарифную политику, страхование жизни по-прежнему представляло огромный потенциал роста, особенно на фоне европейских стран. К примеру, в 1889 году размер застрахованного капитала по страхованию жизни равнялся чуть более 143 млн. руб., что на 110 млн. жителей европейской России составило по 1,3 руб. на каждого жителя. Для сравнения, в Германии было почти полтора миллиона полисов на сумму чуть более 4 млрд. марок... или по 43 руб. на каждого жителя. Российские страховщики потратили значительные усилия, чтобы привить населению понимание необходимости страхования жизни. И спустя годы робкого поступательного развития на эту подготовленную почву пришли американские компании, обещающие золотые горы и грозящие своими действиями серьёзно подорвать доверие к страховой отрасли в целом.

В некотором роде патриархальный и камерный страховой рынок Российской империи столкнулся с этим вторжением наподобие того, как агрессивный вирус атакует организм, стремясь закрепится в нём всеми способами. И это сравнение не было таким уж преувеличением. Итак, американские страховщики начали работать в России нелегально. Некоторые архивные источники свидетельствуют о начале их операций в западных губерниях Российской империи ещё в 1870-е годы. Периодические попытки иностранных компаний нелегально принимать страхования на территории России привели к тому, что в 1871 году Правительство утвердило общее положение о правилах деятельности иностранных страховых обществ. Но компании продолжали негласно заключать договоры до официального утверждения полисных условий и даже вопреки введённым в 1887 году правилам отчётности и контроля резервного фонда. Первым из двух американских обществ разрешение на деятельность в России в 1885 году получила компания «Нью-Йорк» (официально приступила к деятельности с ноября 1887 года). Компания работала под громким девизом «Старейшее и наибольшее международное общество страхования жизни». Вскоре выяснилось, что Общество давало ложные и путанные сведения о своей деятельности и доходах, вводило в заблуждение страхователей, а конкуренция против национальных страховщиков велась с использованием довольно грязных приёмов. В 1889 году на рынок пришел второй американский страховщик «Эквитебль». Условия работы иностранных обществ предусматривали три вида гарантий: залог в Государственный банк в размере 500 тыс. руб.; создание резервного фонда в виде депонированного в Государственном банке пакета облигаций, достаточного для покрытия 30% сумм всех полисов в России; а также страхового капитала, образуемого из отчислений 10% прибыли. Данные условия были весьма талантливо истолкованы рекламщиками общества «Нью-Йорк», которые крупным шрифтом разместили в своих рекламных объявлениях утверждение, что все действия этого предприятия находятся «под постоянным фактическим контролем русского правительства». Эта фраза имела магическое действие на российских подданных, ведь любое печатное издание в обязательном порядке должно было пройти цензурный комитет, следовательно, данное утверждение являлось истиной.

Полис страхования жизни общества Нью-Йорк (Источник В.Н. Борзых. Исторические бумаги российского страхования)

Уже на момент начала действий американских страховых обществ в России за ними тянулся шлейф негативной репутации, заработанной ими как в США, так и в странах Европы, где они появились в 1870-х годах. К примеру, крупнейшее на тот момент в мире американское страховое общество «Эквитебль» опубликовало три совершенно разных отчёта о своих операциях за 1888 год в США, Германии и Швейцарии. В последовавшей затем полемике на страницах журнала «Страховое обозрение» за 1890 год, представитель Общества в России попытался объяснить разницу в цифрах, но объяснения выглядели как неудачная попытка оправдаться, что только подлило масла в огонь. В это же время, Правительство Швейцарии запретило обществу «Эквитебль» заключать тонтинные страхования, найдя их «вредными для населения», а представители компании были привлечены к суду за распространение ложных циркуляров с наложением штрафа. Общество «Нью-Йорк», ближайший конкурент «Эквитебль», нарушило законодательство одного из наиболее развитых в США штатов — Массачусетс — в связи с чем в 1890 году было вынуждено полностью прекратить в нём приём тонтинных страхований. В письме страхового комиссара штата г. Меррила, адресованного президенту Общества г. Бирсу, сказано: «Страховому Департаменту недавно стала известна одна полисная форма Вашего Общества.. которая при ближайшем расследовании оказалась в полном несоответствии с духом названного закона, так как она.. направлена к тому, чтобы ослепить, увлечь и обмануть несведущих страхователей». Жёсткий комментарий страхового комиссара штата Массачусетс ещё не раз найдёт подтверждение в действиях американских страховщиков за рубежом. А один шведский журнал охарактеризовал рекламные проспекты американских обществ как «энергичную и беззастенчивую пропаганду».

«Локомотивом» американской экспансии служили схемы страхования жизни с накоплением прибылей, или тонтины (об истории развития тонтин можно почитать в статье «Лотерея на дожитие»). Условия по таким видам договоров подверглись самому тщательному актуарному анализу в российской страховой прессе, по результатам которого были сделаны заключения, что приводимые расчёты и обещания являются ложными. При этом, стоимость таких полисов на первый взгляд казалась ниже, чем классические схемы страхования жизни. Говоря по-простому, американцы играли на таком базовом человеческом пороке, как жадность. Любой человек, хоть немного знакомый с теорией инвестиций или руководствуясь здравым смыслом, знает базовое правило, по которому доходность всегда обратно пропорциональна риску. В случае с американскими полисами страхования с накоплением прибыли (тонтинные схемы) всё было ровно наоборот: обещалась большая прибыль при меньших вложениях.

Тонтинные схемы позволили компаниям «Эквитебль» и «Нью-Йорк» аккумулировать значительные средства на местных рынках, переманить за счёт повышенных комиссий агентов других страховых обществ, а также клиентов местных страховщиков. Приведём некоторые цифры. Расходы по ведению дела «Эквитебль» за 1886 — 1889 гг. стабильно росли с 17,2% до 19,8%, что не только противоречило практике всех европейских Обществ, но и значительно превышало таковые расходы в старых немецких обществах, где они находились на уровне 10%. В данном случае, высокие издержки на управление были связаны как с повышенными комиссиями страховым агентам, так и с тратами на обеспечение аппарата управления. Другим важным «орудием» в (не)конкурентной борьбе было лоббирование интересов американских компаний на самом высоком уровне. К этому привлекались американские дипломаты, Государственный департамент, Конгресс, а, по некоторым сведениям, даже президенты Уильям Тафт и Теодор Рузвельт (что относится уже к более позднему периоду деятельности указанных страховых обществ).

Штаб-квартира общества Эквитебль на Невском проспекте в Санкт-Петербурге, аренда (Источник pastvu.com)

Если в Западной Европе американцы охотно вкладывали заработанные средства в местные ценные бумаги, то в отношении России всё, что превышало необходимый минимум для ведения дела, выводилось из страны в США или Канаду. Этот факт также справедливо критиковался в прессе. Американские страховщики, не в пример их российским конкурентам, не производили никаких вложений в недвижимость в Российской империи, ограничиваясь арендой помещений для своих генеральных представительств и отделений. К слову, эта практика и не поощрялась Правительством, но более существенно то, что такие вложения не оправдывались из-за более низкой доходности, чем расчётная база американских компаний — 2,5% годовых. Тем не менее, американцы вкладывали колоссальные средства в недвижимость в США, доходность от вложений в которую колебалась от 1% до 2,9%. Заметим, что в связи с революцией 1917 года в России и последовавшей большевистской экспроприацией, такая бизнес-модель оказалась в высшей степени дальновидной.

Можно предположить, что интересы американских страховщиков в России были взаимны, и вместо вражды им было бы гораздо выгоднее объединить усилия, по крайней мере на начальном этапе, но это не так. 13 июня 1890 года в одном из выпусков «Ковенских Губернских Ведомостей» было помещено пасквильное объявление следующего содержания: «Инспектор общества взаимного страхования жизни „Нью-Йорк“ имеет честь заявить, что в течение последнего времени гг. бывшими агентами общества „Нью-Йорк“, ныне перешедшими на службу в общество „Эквитебль“... выданы лицам полисы общества „Эквитебль“.. Считаю долгом довести до всеобщего сведения, что правила общества „Эквитебль“ ещё не утверждены и выдавать полисы в России... оно права не имеет». Как отмечает автор заметки в журнале «Страховое обозрение»: «тесная дружба между „Нью-Йорком“ и „Эквитебль“, оказавшаяся было во время обсуждения доклада М.Ф. Меца в Обществе для содействия русской торговле и промышленности, продолжалась лишь „до первой кости“». Обе компании ревностно следили друг за другом, а также за действиями лоббистов конкурента. Один из них, американский юрист Томас Нельсон Перкинс, действовавший в интересах общества «Нью-Йорк», пытался использовать в качестве инструмента продвижения интересов компании посулы крупных финансовых вложений в Австро-Венгрии, Германии и России. В России Перкинс предлагал Министерству финансов инвестиции в железнодорожное строительство, а также ходатайствовал об ограничении деятельности конкурента — общества «Эквитебль».

После запрета тонтинных схем в России в 1894 году, волна профессионального возмущения в прессе схлынула, и обе американские компании успешно продолжили свою деятельность в стране. К её позитивным аспектам можно отнести то, что присутствие крупнейших иностранных страховщиков сдерживало рост тарифов по страхованию жизни. К последним крупным скандалам можно отнести расследование «Комиссии Армстронга» в отношении общества «Эквитебль» в 1905 году, инициированное в США. В ходе разбирательств часть обвинений, звучавших как в зарубежной, так и российской прессе, подтвердились. По сравнению с обществом «Эквитебль» его конкурент, общество «Нью-Йорк», имело в два раза больший объём операций в России, более густую сеть представительств и более обширный список национальных обслуживающих банков. Россия заняла второе место по важности среди зарубежных отделений компании «Нью-Йорк» вплоть до 1914 года, а по размеру собранной премии в 1913 году уступало только обществу «Россия». После национализации отрасли большевиками в 1918 году, деятельность компаний в России прекратилась сама собой. К чести американцев, в начале 1930-х годов оба страховщика возобновили расчёты по своим дореволюционным полисам.

Рекламный плакат общества страхования жизни Эквитебль в России. 1899 г. (Источник В.Н. Борзых. Исторические бумаги российского страхования)
Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад