Каталог страховых сайтов
mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
28.11.2019  |  просмотров: 825

Глядя на расположенные по соседству и столь разные по своему оформлению гостиницу «Савой» и бывший ресторан «Альпийская роза» на Пушечной улице в Москве, можно подумать, что эти здания противостоят друг другу, как чопорный и строгий стиль неоклассицизм противостоит свободному, черпающему вдохновение в природе стилю модерн. Тем не менее история этих домов неразрывно связана, а один из владельцев вполне мог быть подставным лицом, на которое одно из крупнейших дореволюционных страховых обществ оформило свои активы. Однако без сомнения общим для двух заведений были роскошь и контингент посетителей. Другим важным фактором является то, что местность, о которой пойдёт речь, на протяжении многих десятилетий являлась средоточием немецкой диаспоры в Москве. В течение всей дореволюционной истории страхового дела в России немцы играли важнейшую роль в её развитии, как, в прочем, и в других отраслях экономики и государственного дела. Да и в составе акционеров страховой компании «Саламандра», владевшей гостиницей «Савой», также было много обрусевших немцев, а держателем самого крупного пакета акций одно время являлся Александр Людвигович Штиглиц — сын того самого барона Штиглица, который стоял у истоков страхового дела в России.

Гостиница Савой(слева) и ресторан Альпийская роза. Фото начало 1930-х гг. (Источник pastvu.com)

Отель «Савой», существующий в Москве и поныне, не так давно отметил своё столетие. Это одна из старейших гостиниц города. Элегантное неоклассическое здание с ампирными декоративными элементами своим внешним обликом напоминает здания стран северной Европы. В то же время, оформление ресторана гостиницы переносит посетителей в атмосферу классического венского кафе эпохи Австро-Венгерской империи со степенными, полными достоинства официантами и ароматом венского кофе. Здание было построено в 1912 году по проекту архитектора Виктора Андреевича Величкина (1863 — 1921 гг.), одного из мастеров московского модерна, по заказу страхового общества «Саламандра». Гостиницу возвели на углу улиц Пушечная (ранее Софийка) и Рождественка в самом центре Москвы. Величкин принимал участие в строительстве знаменитого дома-квартала страхового общества «Россия» на Сретенском бульваре, а также проектировал роскошные особняки в самых дорогих районах города. Открытие отеля состоялось 30 марта 1913 года, и поначалу он носил название «Берлин». Такое название могло быть не случайным, поскольку, как было сказано в начале статьи, местность эта являлась центром притяжения немецкой общины Москвы. Вскоре, с началом Первой мировой войны в российском обществе поднялись сильные анти-немецкие настроения. Помимо бойкота немецких компаний и предвзятого, зачастую незаслуженно, отношения к людям немецких фамилий, поднялась и волна переименований. В 1914 году Санкт-Петербург стал называться Петроград, а гостиница «Берлин» в том же году получила имя «Савой». Единого мнения по поводу выбора такого названия нет, но, возможно, свою роль сыграл расположенный в соседнем доме, крайне популярный в своё время ресторан «Альпийская роза», о котором также пойдёт речь в этой статье (Савойя — историческая область на юго-востоке Франции у подножия Альп).

Софийку переименовали в Пушечную улицу в 1922 году по некогда находившемуся здесь в XV веке Пушечному двору царя Ивана III. Именно на этом дворе в 1586 году мастером Андреем Чоховым была отлита Царь-пушка, которая сейчас является одной из достопримечательностей Московского Кремля. В начале XIX века Пушечный двор был разобран, и после Московского пожара 1812 года, пустырь рассматривался в качестве площадки для строительства Храма Христа Спасителя в честь победы русской армии в Отечественной войне 1812 года. В результате, храм был построен на Волхонке, а местность в районе Софийки разделили на участки и отдали под застройку. Со временем, часть владений вдоль Софийки стала принадлежать княгине Аргамаковой-Туркестановой, являвшейся потомком последнего грузинского царя Вахтанга VI. Именно у неё страховое общество «Саламандра» в 1909 году выкупило угловой участок на пересечении улиц Софийка и Рождественка для постройки на нём гостиницы.

Покупатель на владение княжны Туркестановой был достойный. Компания «Саламандра» накануне Первой мировой войны являлась четвёртым страховым обществом по размеру активов в стране, а по страхованию имущества от огня вышло на первое место, опередив традиционного лидера «Первое российское страховое общество». В 1914 году активы общества достигли 32 миллионов рублей, из которых более 5,5 миллионов составляли вложения в недвижимость. Фирменный знак компании представлял из себя изображение мифической ящерицы саламандры, которая не горела в огне. Слоган компании «Горю — и не сгораю» был в том числе предметом насмешек. Писатели Ильф и Петров, авторы знаменитых романов «Двенадцать стульев» и «Золотого телёнка» в 1932 году в журнале «Крокодил» под псевдонимом Толстоевский опубликовали сатирический рассказ, который начинался такими словами: «Спокойно и величаво жила в своей квартире стандартная дореволюционная бабушка. Дверь квартиры была обита войлоком и блестящей зеленой клеенкой. Была на двери еще большая гербовая бляха с надписью: „Горю — и не сгораю“. Застраховано от огня в об-ве „Саламандра“. Больше всего в жизни бабушка боялась, что ее мебель сгорит. Бабушка уважала свою мебель».

Фирменный знак страхового общества Саламандра (Источник В.Н. Борзых. Исторические бумаги российского страхования)

Немцев в высшем руководстве Российской империи было много, равно как и в руководстве российских страховых обществ. К началу XX века немецкие диаспоры имелись во множестве российских городов, но самыми многочисленными были в двух столицах. По переписи 1897 г. в Санкт-Петербурге проживало 46,2 тыс. немцев, в Москве — 17,4 тыс. Наиболее ярко немецкое присутствие в Москве ощущалось в сфере предпринимательства: к концу XIX века около 13% московских купцов 1-й гильдии являлись немцами по происхождению. Разумеется, всем этим людям нужно было где-то собираться, для чего был учреждён «Немецкий клуб», сменивший несколько адресов, пока с 1860-х годов и до своего закрытия в 1918 году заведение не обосновалось в здании на углу Рождественки и Пушечной улицы, построенном в 1840 году. К слову, с 1870 года был принят новый устав, по которому все члены клуба, и немцы и русские, стали обладать равными правами. После дебатов и обсуждений почтенная публика всегда могла расслабиться в ресторане «Альпенрозе», расположенном буквально через дорогу.

Однако не только немцы испытывали симпатию к данному заведению. Когда-то здесь давали настоящее мюнхенское пиво. Сегодня оригинальным немецким пивом в Москве никого не удивишь, но то было другое время, да и другой импорт. Напиток ценили и русские. Александр Вишневский, друг всемирно известного писателя Антона Павловича Чехова, в своих заметках описывал одну их неудачную попытку попасть в ресторан: «Как-то Антону Павловичу стало скучно в Тарасовке и захотелось ему позавтракать и выпить кружку мюнхенского пива в московском ресторанчике „Альпийская роза“.. Приезжаем на станцию в последнюю минуту. Билета он не успел купить, а у меня был сезонный.. Вагон оказался для курящих. Табачного воздуха Чехов не переносил. Соседи, несмотря на кашель Чехова, продолжали курить ему в нос.. Это была первая неприятность». Второй неприятностью стал контроль, из-за чего безбилетного Чехова оштрафовали на три рубля. «Чехов заплатил, но был ужасно огорчён... Вот увидите, ещё будет неприятность — предсказывал Чехов. И действительно. На дверях ресторана „Альпийская роза“ нас встретила надпись „По случаю ремонта кухни ресторан закрыт“. Эта неудача произвела на Чехова потрясающее впечатление. Я никогда не видел его в таком огорчении». К слову, дореволюционное понятие «завтрак» у людей высших сословий Российской империи имело совершенно иное значение, чем сегодня. Просыпались те, кто мог себе это позволить, не рано, поначалу могли выпить только чай или кофе, и уже только к полудню — часу дня приступить к завтраку. Обедали таким образом ближе к вечеру.

Главный Зеркальный зал ресторана Альпийская роза Фото 1913 г. (Источник pastvu.com)

Ресторан «Альпенрозе», позднее известный как «Альпийская роза», существовал на Софийке задолго до гостиницы «Берлин-Савой». Его первым владельцем был купец немецкого происхождения Генрих Гермес. Это было поистине культовое место, популярное как среди немецкой общины Москвы, для которой ресторан и был открыт, так и обеспеченных слоев всего московского общества.В одном из своих романов современный писатель Григорий Чхартишвили, более известный как Борис Акунин, даёт такое описание: «Ресторан „Альпийская роза“ вообще-то считался заведением чинным, европейским. Во всяком случае, в дневное время. В завтрак и обед сюда приходили московские немцы, как торговые, так и служилые. Кушали свиную ногу с кислой капустой, пили настоящее баварское пиво, читали берлинские, венские и рижские газеты. Но к вечеру скучные пивохлебы отправлялись по домам — подвести баланс по учетным книгам, поужинать да засветло на перину, а в „Розу“ начинала стекаться публика повеселей и пощедрей. Преобладали все-таки иностранцы, из тех, кто легче нравом и при этом предпочитает веселиться не на русский, а на европейский лад, без пьяного крика и расхристанности». В 1912 году по проекту архитектора Павла Павловича Висневского ресторан «Альпенрозе» был кардинально реконструирован и заново открыт в феврале 1913 года. По этому случаю газета «Московский листок» писала: «Старый, с былых лет излюбленный представителями московской немецкой колонии ресторан „Альпийская роза“, как и многие другие московские рестораны, не устоял перед натиском времени. И вот в воскресение, 17 февраля, открывается новый грандиозный зал этого популярного в Москве ресторана.. Зал этот построен по проекту архитектора П. П. Висневского и поражает не только массой света, громадными размерами и роскошью отделки в стиле „барокко“, но и оригинальным и смелым, даже при современных технических усовершенствованиях, железобетонным потолком, сделанным зеркальным сводом. Устройство этого зала.. обошлось в солидную сумму». Владимир Гиляровский в сборнике очерков «Москва и москвичи» добавляет: «Вход в ресторан был строгий: лестница в коврах, обставленная тропическими растениями, внизу швейцары, и ходили сюда завтракать из своих контор главным образом московские немцы. После спектаклей здесь собирались артисты Большого и Малого театров и усаживались в двух небольших кабинетах».

Гостиница Савой-Берлин. Фото 1958-1970 гг. (Источник pastvu.com)

Интересным совпадением в истории этих двух заведений является то, что открылись они в 1913 году практически одновременно: новая гостиница и новое здание знаменитого ресторана. Обновлённый зал ресторана «Альпийская роза», строительство которого шло параллельно со строительством отеля «Савой», начал принимать почтенную публику за месяц до того, как расположенная через стену гостиница разместила своих первых постояльцев. И в том, и в другом случае это были очень дорогостоящие проекты, работы велись именитыми архитекторами, причём архитектор «Альпийской розы» П.П. Висневский также занимался оформлением интерьеров гостиницы «Савой». Слишком уж кричащий факт, чтобы это было простым совпадением. Собственник отеля — страховое общество «Саламандра», имело огромные свободные капиталы и политическое влияние, тогда как купец 1-й гильдии А.А. Михайлов, купивший ресторан «Альпийская роза» у предыдущего собственника аккурат перед его реконструкцией, более ничем не известен. В феврале 1910 года Михайлов учредил акционерное общество с одноименным названием и основным капиталом 200 тыс. рублей, во владении которого оказывается ещё и гостиница через дом от строящегося отеля, которая также является выдающимся памятником архитектуры. Но самым интересным является то, что на рисунке-проекте гостиницы «Савой» весь участок вдоль Пушечной улицы, на котором расположилось новое здание ресторана «Альпийская роза», занят гостиницей. Мы не можем утверждать наверняка, что учредитель акционерного общества Михайлов был подставным лицом, но принимая во внимание все эти факты, а также то, как делались и делаются дела в бизнесе, исключать этого не можем.

После переезда большевистского правительства в Москву в 1918 году, гостиницу «Савой» национализировали и отдали под общежитие... нет, не пролетариата, а только что сформированного Народного комиссариата иностранных дел. По иронии судьбы, штаб-квартира нового ведомства расположилась в доходном доме бывшего «Первого российского страхового общества» на углу улиц Кузнецкий мост и Лубянка, всего в пяти минутах ходьбы от здания гостиницы. В 1931 году здание перешло в ведение всесоюзного общества «Отель», позднее известного как «Интурист». На фоне улучшения отношений СССР и ГДР в 1958 году гостинице вернули прежнее название — «Берлин». В 1988 и 2005 году были проведены масштабные реконструкции здания. Здесь останавливалось множество именитых гостей, включая Айседору Дункан, Монсеррат Кабалье, Лучано Паваротти, Джейн Фонда и других. Что касается здания бывшего ресторана «Альпийская роза», то с 1935 года в нём находился Московский городской дом учителя, а в 2015 году оно было передано ГБУК «Москонцерт».

Рисунок-проект гостиницы Савой, на котором пространство гостиницы Альпийская роза занято отелем. 1910-е гг. (Источник pastvu.com)
Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад