Каталог страховых сайтов
mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
29.12.2019  |  просмотров: 862

Этот вовсе не праздный вопрос, если не сказать более — жизненный, в преддверии Новогодних праздников приобретает особую остроту. Каждый отвечает на него по-своему. Однако нужно признать, что в этом случае очень актуальна будет поговорка «хочешь насмешить бога — сообщи ему о своих планах». Большой интерес этот вопрос представляет и с точки зрения страхования, а конкретнее — оценки риска и расчёта справедливого тарифа. И речь идёт не только о страховании жизни, когда злоупотребление алкоголем очевидно негативно сказывается на её качестве и продолжительности, но и о страховании имущества от огня, от несчастного случая и, в условиях современности — автостраховании. Что думали и писали о пьянстве врачи, актуарии и публицисты страхового дела более 100 лет назад? Какая статистика по этому вопросу была доступна в то далёкое время, и какие выводы из неё делались? И рассматривалась ли страховыми обществами абсолютная трезвость столь уж благоприятным фактором при страховании жизни?

Веласкес. Триумф Вакха. Картина 1628 г. (Источник Wikimedia Commons)

Но прежде всего, несколько слов об истории вопроса. Конечно же, мы не будем уходить в дебри повествования. Упомянем лишь, что уже в Каменном веке в 10 — 5 тыс. до н.э. люди целенаправленно ферментировали в глиняных кувшинах пищу здоровую и полезную пока из неё не выделялась не слишком полезная, но зато столь желанная жидкость. Алкоголь получали из разных субстанций в любые времена, и если на то не было прямого запрета, например религиозного, пили тоже на протяжении всей истории человечества. В контексте европейской традиции отношение в обществе к алкоголю и, в особенности, его неумеренному потреблению стало меняться после индустриальной революции в Европе на рубеже XVIII-XIX веков. Причина проста. Чтобы работать в поле и пасти скот не так принципиально трезв человек или нет, но ситуация кардинально меняется, когда работа связана с механизмами и массовым производством. С развитием фабрик, от бывших пахарей, скотоводов и работников мануфактур требуется аккуратность, следование графику и выполнение производственных норм. Кроме того, неосторожность при работе на станке приводит к увечьям, а порой и к смерти. Новые условия труда и его крайне низкая оплата, в свою очередь, лишь усугубили ситуацию с потреблением спиртных напитков. Алкоголизм живущего в нищете рабочего класса становится одной из главных общественных тем самой развитой в техническом отношении части света. На эту тематику издаётся как художественная, так и профессиональная литература. В борьбу с этим недугом и в поддержку зарождающихся обществ трезвости включается и Церковь. К этому же времени относится появление оформленного движения за полный отказ от употребления спиртных напитков.

«Страсть к алкоголю всё более развивается и вносит в семью нищету и самоубийства, способствует дикой расправе и беспощадному вырождению человечества» — таким предложением начинается одна из статей, посвящённых этой теме, в сентябрьском номере журнала «Страховое обозрение» за 1899 год. Ну как тут не зачитаться! Создаётся впечатление, будто эта фраза взята из романа Максима Горького «На дне», до того красочно и со смаком автор широкими мазками рисует эту апокалиптическую картину. Однако не о России-матушке идёт повествование! С удивлением читаем далее: «Бросим прежде всего взгляд на Францию. Столичные и провинциальные города превратились в большие таверны, до того число этих лавок превосходит все прочие заведения. В них страдает здоровье и сбережение рабочего класса. Зло это также проникло в более зажиточный класс. Директор одной парижской санатории говорит, что 20% ея больных принадлежит к числу алкоголиков. Большой процент больных во французских домах умалишённых также следует приписать алкоголизму — это неоспоримый факт, который может быть доказан целым рядом достоверных цифр». Далее автор заметки сетует на то, что это явление, распространённое и в других странах мира, не встречает должного сопротивления со стороны правительств государств «и, кажется, даже поощряет пьянство в интересах фиска». Вероятно, что многоярусная царская цензура пропустила эту фразу в печать только потому, что в статье нет указания на Россию, но все образованные люди своего времени прекрасно понимали, кто является главным бенефициаром существовавшей в стране системы. Согласно официальным данным, треть (29%) всех доходов государственного бюджета России в 1881 году составили питейные сборы. Доход от продажи водки всегда составлял существенную доходную часть бюджета Российской империи, а в отдельные периоды и СССР.

Самая тяжёлая медаль в истории для крепления на шею весом 6,8 кг, введённая Петром I (Источник chert-poberi.ru)

Алкоголь как риск являлся предметом глубокого изучения и анализа страховыми компаниями уже с начала XIX века. С одной стороны, достижения микробиологии, медицины и физиологии позволили лучше понимать причинно-следственные связи в человеческом организме. Улучшались и методы статистики; накопленные массивы данных обрабатывались и выявлялись закономерности. Компании огневого страхования уже давно знали, что большой процент пожаров, которые официально относились к причинам «по неосторожности», правильнее было бы относить в не существовавшую группу «вследствие алкогольного опьянения», но поделать с этим ничего не могли. Иное дело со страхованием жизни, когда помимо стандартного опросника, осуществляемого агентом компании, потенциальный клиент также осматривался врачом. И хотя гарантии, что отнесённый в группу полных трезвенников человек на самом деле позволяет себе пропустить стаканчик-другой вина или пива не было, всё же в этом случае данный риск можно было как-то регулировать.

Одним из первых страховых обществ в мире, которое использовало дифференцированный подход при заключении договоров страхования жизни в отношении пьющих и непьющих людей, была основанная в 1840 году «Ассоциация по страхованию жизни трезвенников Великобритании» («United Kingdom Total Abstinence Life Association»). Компания работала на взаимных началах и предоставляла услуги страхования жизни только членам Общества трезвости. Учреждение компании, как это часто бывает с первопроходцами в каком-либо деле, стало следствием желания одного человека или группы единомышленников изменить устоявшиеся правила. В 1839 году её будущий основатель Роберт Уорнер (Robert Warner) пожелал оформить полис страхования жизни в одном из Британских страховых обществ. К слову, мистер Уорнер считается одним из первых британцев, кому удалось выращивать тропические орхидеи в этой стране — такой необычный штрих к портрету этого человека. Итак, мистер Уорнер обратился в три взаимных общества страхования жизни, причём в одном из них ему предложили значительно более высокий тариф. Во время стандартного опроса перед заключением договора, мистер Уорнер заявил о своей приверженности полной трезвости. И этот факт был расценен как более высокий риск по сравнению со средним.

В начале XIX века многие британские страховые компании рассматривали полностью воздерживающихся от алкоголя в качестве плохого риска. Хотя уже существовали таблицы смертности и соответствующие актуарные расчёты, дифференцированная статистика продолжительности жизни пьющих и непьющих людей отсутствовала. Для нас сегодня кажется логичным и естественным, что человек непьющий в среднем имеет возможность прожить более долгую и здоровую жизнь, чем выпивающий. Однако в начале XIX столетия полный отказ от алкоголя воспринимался чуть ли не большей крайностью, чем запойное пьянство, которое являлось повседневностью. В 1849 году общество страхования жизни полных трезвенников сменило своё название на «United Kingdom Provident Institution». Вызвано это было тем, что компанию вынудили заключать договоры страхования и с умеренно пьющими, что произошло в 1847 году. По состоянию на 1899 год компания являлась крупнейшим взаимным страховщиком жизни в Англии.

Обложка брошюры United Kingdom Provident Institution, специализировавшегося на страховании полных трезвенников, 1899 г. (Источник heritage.aviva.com)

Обществом «United Kingdom Provident Institution» была накоплена уникальная статистика по вопросу «пить или не пить» за 60-летний период с 1830-х до 1890-х годов. Застрахованные в этом британском учреждении лица были разделены на две группы: употребляющие спиртные напитки и непьющие. Было исследовано 400 тыс. «годо-жизней» для пьющих и столько же непьющих клиентов. Разумеется, запойных пьяниц компания на страх не принимала. Если коротко, то ответ очевиден: не пить. Застрахованные лица были также разделены на возрастные группы. До 25-летнего возраста в смертности обеих групп замечается ничтожная разница, что легко объясняется молодостью. Однако начиная с этого возраста, воздерживающиеся от алкоголя оказались долговечнее пьющих. Таким образом, из отчёта делается вывод, что «для страховых целей эти статистические данные представляют наиболее сильные доказательства в пользу того мнения, что долговечность и воздержанность от алкоголя идут рука об руку, и что этот последний класс застрахованных представляет наиболее ценные риски».

Обратимся к статистике, накопленной ещё одним, теперь уже американским обществом страхования жизни «Mutual» в г. Нью-Йорк за период с 1875 по 1889 гг. Среди тех лиц, которые заявили при заключении страхования, что они воздерживаются от спиртных напитков, расчётный убыток предполагался равным 5,46 млн. долл., а действительный убыток составил 4,25 млн. долл. Среди лиц, заявивших противное, убыток предполагался в 9,83 млн. долл., а составил 9,47 млн. долл. Таким образом, убыток от смертности среди непьющих был равен 78%, а среди пьющих 96% ожидаемого убытка. Крайне любопытно отметить, что если распределить эти числа по годам страхования, то со временем фактический убыток по отношению к ожидаемому у непьющих увеличивается, а у пьющих — уменьшается.

Внимательно изучалось и влияние алкоголя на наследственность. В докладе за 1910 год доктора медицины Ивана Васильевича Сажина «Алкоголь и наследственность» приводятся литературные и статистические сведения о частоте возникновения тех или иных заболеваний у сильно пьющих родителей. В докладе указывается, что «большой процент преступников падает на потомков алкоголиков». Указывается также весьма спорный, скорее эмоциональный довод, что «пьяницы рождают пьяниц». Уже в это время осознаётся связь опьянения одного из родителей в момент зачатия ребёнка на последующее развитие у того патологий. Доктор Сажин приводит кривую рождаемости идиотов и слабоумных... нет, снова не в России, а на этот раз в Швейцарии, составленную местным врачом на основании 8 196 случаев. Итак, читаем: «больше всего — в апреле — июне (время свадеб), немного меньше в феврале (масленица) и октябрь (сбор винограда). В остальные месяцы подъем кривой не замечается».

В программу Международного конгресса актуариев в 1906 году была поставлена тема со следующим названием «Смертность в профессиях по изготовлению и продаж спиртных напитков». К слову, первый в истории съезд актуариев состоялся 1895 году. Согласно приведённым данным, смертность «трактирщиков, рестораторов, кельнеров, торговцев пивом» составила 155% от нормальной смертности, принятой за 100%. Самой вредной в списке является работа «служащих в пивоварнях», чья смертность составила 162%. А вот торговать виноградным вином, равно как быть владельцем виноградников, оказалось безопаснее всего. Смертность этой группы равнялась 104% от контрольной. Вызваны ли эти цифры на самом деле злоупотреблением алкоголем в связи с его легкодоступностью по месту работы, или же тем, что труд трактирщика связан с вечной беготнёй и не самым чистым воздухом заведений, осталось за рамками исследования.

Массовое движение за абсолютную трезвость в XIX веке в Европе и США имело свою армию противников, и не только среди посетителей таверн и их собственников. Возможно, что этих противников трезвенники создали себе сами, чья непримиримость порой выходила за границы христианской терпимости и добросердечной помощи ближнему. Предоставим слово защитнику умеренного потребления спиртных напитков, некому профессору д-ру Пфингеру, чья увлекательная заметка была опубликована в апрельском номере журнала «Страховое обозрение» в 1906 году. «Движение против алкоголизма, заинтересовавшее в последние годы обширные сферы, в той же степени для меня не понятно, как движение против вивисекции... В вопросе о вреде алкоголя всё всегда зависит от того, в какой концентрации и в каком количестве он употребляется. Здесь приходится принимать также в соображение и свойство организма, и всю особенность каждого индивидуума в отдельности». Далее профессор использует излюбленный приём многих: «Об Аннибале Камо, родившемся в Ницце в 1638 году и умершем на 122 году в Марселе, рассказывают, что он пил очень много вина, а Георг Киртон, умерший в 1764 году в Йоркшире на 125 году жизни, вовсе не был примером воздержанности в выпивке. Мясник Филип Лорон, гасконец, умерший на 102 году, напивался дважды в неделю». Список этих выдающихся долгожителей можно продолжать. Далее на аргумент трезвенников о том, что алкоголь — это яд, автор в несколько иезуитской манере объясняет, что для каждого яда важна дозировка, а народу «алкоголь даёт после дневных занятий подкрепление, влияние которого не следует ценить низко... Никто не сомневается, что половые излишества разрушают организмы. Никому, однако — даже трезвенникам — не приходит в голову отказываться по этой причине от брака» — такой элегантной фразой подводит итог своим измышлениям вышеназванный профессор.

Новогодняя открытка 1912 г. (Источник Wikimedia Commons)
Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад