mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
26.07.2019  |  просмотров: 1 355

Гостиницу «Метрополь», один из крупнейших памятников эпохи начала XX века и стиля модерн в Москве, знают многие. Как, и снова не обошлось без страховщиков, воскликните вы?! Но ведь это же известнейший меценат своего времени Савва Мамонтов вложил деньги в её строительство! Метрополь разорил Мамонтова, и достраивала здание уже страховая компания. О том, как это произошло и чем так примечательна гостиница, пойдёт рассказ в сегодняшней статье.

Здания в Театральном проезде на месте гостиницы «Метрополь». По центру Птичья башня Китай-города. Справа вход в Челышевские бани. Фото 1890-1900 гг. (Источник pastvu.com)

На месте гостиницы «Метрополь» с конца 30-х годов 19 века находилось другое весьма заметное заведение. Это был также гостинично-трактирный комплекс купца Петра Челышева, знаменитый прежде всего своими банями. Известное в народе как «Челыши», заведение являлось одним из самых популярных помывочных мест в городе. При Челышах был глубокий колодец, наполнявшийся водой из реки Неглинной при помощи специального приспособления. Однако вода в некогда чистейшей реке с ростом населения города стала непригодной. Благодаря постройке в 1804 году Мытищинского водопровода, в Челышах появился бассейн с подмосковной водой, которую особо хвалили за мягкость и прозрачность. Московские бани — это отдельная огромная тема и углубляться в неё здесь мы не будем. Проект Челышей относился к так называемому «послепожарному» строительству в Москве, связанному с огромным пожаром Отечественной войны 1812 года, в результате которого было уничтожено 71% зданий города. В 1817 году был разработан генеральный план застройки, по которому центральная часть была отдана под реализацию проекта архитектора Осипа Ивановича Бове (1784 — 1834 гг.) в стиле строгого классицизма. В Москве и по сей день сохранилось множество строений той эпохи.

В 1898 году Савва Мамонтов учреждает Северное Домостроительное Общество, и в том же году оно покупает Челыши в качестве площадки для будущего грандиозного проекта. Общество стало первым, как сейчас сказали бы, специализированным девелопером в истории России. К этому времени относится зарождение концепции строить особняки на продажу, а не под конкретного заказчика. Нужно отметить, что в это время Савва Мамонтов уже испытывает значительные финансовые трудности. Заключительный этап строительства Северной железной дороги, оконченной в 1897 году и соединившей Москву и Архангельск, создал Мамонтову огромные долги. Будучи крупным предпринимателем, Савва Иванович вошёл в историю России прежде всего как меценат, покровитель искусства и коллекционер. В своей усадьбе в Абрамцево с 1878 по 1893 гг. Мамонтов формирует неформальный художественный кружок, известный как мамонтовский, или абрамцевский, где сумели раскрыть себя такие живописцы, как Валентин Серов, Константин Коровин, Виктор Васнецов и другие. Мамонтов основал Московскую частную русскую оперу, где при его поддержке развилось исполнительное мастерство всемирно известного русского оперного певца Фёдора Шаляпина.

Судя по тому, насколько быстро началась реализация проекта, можно предположить, что Мамонтов предчувствовал угрозу собственного разорения, и стремился успеть оставить после себя то, что считал важнейшим наследием собственной деятельности. Метрополь задумывался как невиданный по размерам и роскоши культурно-досуговый центр, который включал бы по последнему слову техники современный гостиничный комплекс, рестораны, театр, художественные галереи, помещения для проведения спортивных соревнований. По проекту театральная сцена должна была предназначаться для спектаклей уже упомянутой частной русской оперы Мамонтова. Через год после учреждения домостроительного общества и приобретения участка в 1899 году проходит строительный конкурс. Несмотря на то, что первое место занял проект архитекторов Л.В. Кекушева и Н.Л. Шевякова, Мамонтов выбрал работу молодого британского архитектора Вильяма Валькота, занявшего лишь четвертое место. Проектом предусматривалась радикальная перестройка старой гостиницы и объединение её с новыми корпусами общим фасадом. Перестройка здания с использованием старого фундамента, а порой и первых этажей дома, было весьма распространённой строительной практикой в дореволюционной России. Если внимательно присмотреться к некоторым зданиям в Москве и других крупных городах, можно заметить, как дом, а порой и церковь, представляют из себя наслоения разных эпох и культурных стилей, вырастая в высоту.

М.А. Врубель. Портрет Саввы Мамонтова 1897 год (Источник Wikimedia Commons)

В сентябре 1899 года Мамонтова, не сумевшего расплатиться с кредиторами, арестовывают по обвинению в растрате в Обществе Московско-Ярославско-Архангельской железной дороги и заключают в Таганскую тюрьму. Суд проходил в июне 1900 года с участием присяжных заседателей. Защитником Мамонтова на суде выступал действительный статский советник, адвокат Фёдор Плевако, считавшийся одним из лучших ораторов своего времени. Мамонтов был оправдан по уголовным обвинениям, но признан несостоятельным должником, что привело к распродаже всего его имущества с молотка. После суда Мамонтов оказался крупным должником Санкт-Петербургского международного банка (банк активно финансировал железнодорожные проекты Мамонтова) и отдельных кредиторов, но уже к февралю 1902 года все претензии за счёт распродажи имущества были удовлетворены. Савва Иванович поселился в усадьбе за Бутырской тюрьмой, куда из Абрамцева перевёз гончарную мастерскую. На этом хозяйственном предприятии работали полтора десятка человек, изготовляя на заказ печные изразцы, посуду и подобное. Там же Мамонтова навещали старые друзья: Поленов, Васнецов, Серов. Савва Иванович умер в 1918 году.

После продажи участок земли для строительства переходит Санкт-Петербургскому обществу страхований. Учреждённое в Санкт-Петербурге в 1858 году, изначально Общество занималось только страхованием имущества от огня, но со временем расширило операции на страхование жизни, от несчастных случаев и транспортное. В последней четверти XIX века Общество вошло в число лидеров российского страхового рынка. Связанный с этим же периодом железнодорожный строительный бум, специализация Санкт-Петербургского международного банка на финансировании проектов железных дорог, создания подвижного состава и тяжёлой промышленности, а также описанная выше история банкротства Саввы Мамонтова позволяют предположить, что банк и страховая компания входили в один конгломерат. В 1896 — 1901 годы страховое общество переживает глубокий кризис, который связывают с деятельностью управляющего делами общества Н.А. Нечаева. Тем более странно, что глубоко убыточное предприятие в это же время вкладывается в грандиозный строительный проект. В результате, в 1901 году урегулированием ситуации в Обществе было вынуждено заниматься правительство страны. Очередной удар по финансовому положению Общества нанесли операции по огневому перестрахованию в США в связи с катастрофическим землетрясением в Сан-Франциско и последовавшим за ним опустошительным пожаром в 1906 году. Правительство продолжило деятельное участие в судьбе компании. Чтобы не допустить её банкротства, оно разрешило увеличить основной капитал с 1,5 до 3 млн. рублей через дополнительную эмиссию привилегированных акций, а также рядом привилегий. Была ли такая забота о судьбе страховщика вызвана опасением за финансовую стабильность отрасли, либо же фактом коррупции в высшей власти Российской империи, остаётся вопросом открытым. В 1914 году из 29 млн. активов общества 11 млн. приходились на недвижимое имущество. Гостиница Метрополь стала самым дорогим активом Общества. В 1916 году страховую компанию покупает скандально известный биржевик Дмитрий Рубинштейн (об удивительной судьбе банкира можно почитать в статье «Страховой спекулянт Митька Рубинштейн»).

Гостиница «Метрополь». Дореволюционное фото (Источник pastvu.com)

Новые владельцы участка предпочли согласиться с экспертным мнением жюри конкурса гостиницы и пригласили для реализации проекта его изначального победителя, пионера московского модерна, архитектора Льва Кекушева. Концепция культурно-досугового центра с собственным театральным залом была преобразована в гостинично-ресторанный комплекс. В реализующийся проект Вильяма Валькота были внесены значительные изменения. Так, центральный зал комплекса, решённый в виде перекрытого стеклянным куполом атриума, в котором должен был расположиться театральный зал вместимостью 3000 зрителей, был переделан под ресторан. В 1901 году в почти завершённом здании случился сильный пожар, уничтоживший интерьеры и повредивший несущие стены и коммуникации. Проект восстановления гостиницы с частичной перепланировкой был разработан инженер-архитектором С. П. Галензовским совместно с архитектором П. П. Висневским. Наконец, 5 марта 1905 года Метрополь открыл свои двери для посетителей.

С технической точки зрения здание имело все атрибуты современности. Помимо электричества и центрального горячего водоснабжения (поставляемые от собственной электростанции и артезианской скважины, подсоединённой к паровым котлам), в гостинице были установлены лифты; в номерах — телефоны и холодильники. Это была одна из самых передовых и роскошных гостиниц в мире. В 1906 году при отеле открылся первый в Москве двухзальный кинотеатр «Театр Модерн». Однако гораздо больший интерес представляет художественная ценность фасадов и интерьеров комплекса, о которых написано множество книг. Одной из главных достопримечательностей фасада здания является керамическое панно «Принцесса Грёза», созданное по эскизу Михаила Врубеля, которое называют самым известным панно Москвы. Путь этой работы к зрителю был долгим. Заказанное Врубелю в 1896 году С.Ю. Витте для предстоящей Всероссийской промышленной и художественной выставки в городе Нижний Новгород, оно было неодобрительно оценено экспертным советом. Тогда уже Савва Мамонтов при разработке проекта гостиницы «Метрополь» пожелал увековечить эту работу на фасаде здания. Над созданием декора интерьеров гостиницы трудилась плеяда блестящих архитекторов и живописцев числом более десятка. Росписи и элементы внутреннего декора выполнялись по эскизам В. Васнецова и К. Коровина. Сердцем, или лучше сказать, желудком гостиничного комплекса является огромный роскошный ресторан на 1700 посадочных мест. В отделке помещения использована абрамцевская облицовочная плитка. Стеклянное перекрытие зала выполнено по проекту В. Г. Шухова, наиболее известного, как первого в мире инженера, применившего в строительстве стальные сетчатые оболочки (знаменитая Шуховская башня).

Майоликовое панно Принцесса Грёза по эскизу М.А. Врубеля на фасаде гостиницы «Метрополь». Современное фото (Источник Wikimedia Commons)

Удивительно пристрастие большевистской власти, именовавшей себя пролетарской, к крупным и роскошным доходным домам бывших страховых обществ. Не стала исключением и гостиница Метрополь. В 1918 году после переезда советского правительства в Москву «Метрополь» становится одной из главных её временных резиденций, получив неофициальное название «Второй Дом советов». «Первым Домом советов» называли расположенную неподалёку гостиницу Националь, где в люксе на третьем этаже жили Владимир Ленин с Надеждой Крупской, а также находился номер для Феликса Дзержинского, ночевавшего часто на своём рабочем месте в здании бывшего страхового общества «Якорь». Здесь проводились заседания ВЦИК, на которых регулярно выступали высшие партийные деятели молодого государства. В номерах гостиницы жили как видные большевики Г. В. Чичерин, Н.И. Бухарин, так и рядовые работники аппарата, не отличавшиеся культурой в быту, что не преминуло отразиться на внутренней отделке и коврах гостиницы. В конце 1920-х годов «Метрополю» вернули его бывший статус. С тех пор в номерах гостиницы жили президенты стран, всемирно известные представители творческих профессий и элита.

Приём в «Метрополе». Фото 1945 год (Источник pastvu.com)

Ресторанный зал гостиницы «Метрополь». Фото 1991 год (Источник pastvu.com)

«Опять старая истина: когда построишь дом, то замечаешь, что научился кое-чему» гласила фраза немецкого философа Фридриха Ницше, выложенная на майоликовых плитках вдоль фасада здания. И это очень символично, если принять во внимание, сколько разных блестящих архитекторов приложили свой талант к возведению гостиницы! С приходом большевиков цитата Ницше была заменена на фразу Владимира Ленина: «Только диктатура пролетариата в состоянии освободить человечество от гнета капитала». Что ж, в таком случае, новой советской бюрократии, возможно, стоило подать пример и не селиться в люксовых номерах одних из лучших гостиниц мира.

О том, что гостиницу «Метрополь» построило Санкт-Петербургское общество страхований знает очень мало людей. Но о роли Саввы Мамонтова в этом проекте помнят многие. И в этом, пожалуй, есть своя историческая справедливость.

Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад