Росгосстрах
mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
19.03.2020  |  просмотров: 525

Эпистолярный жанр, используемый при написании писем в частной переписке, является одним из старейших и интереснейших источников информации. В нём сочетаются элементы художественного, публицистического и разговорного стилей, что позволяет читателю познакомиться с неформальным языком эпохи, а равно с некоторыми частными деталями, в которых может крыться весь «дьявол» какой-либо ситуации, не нашедших отражения в официальной историографии. К числу таких произведений можно отнести переписку бывшего военачальника князя Андрея Курбского с царём Иваном Грозным 1564 — 1579 гг. или же вождя пролетарской революции в России Владимира Ленина с другим видным большевистским деятелем Львом Троцким. Конечно же, мы не смеем сравнивать масштаб упомянутых выше личностей с редактором крупнейшего в императорской России журнала страховых вопросов «Страховое Обозрение» Алексея Михайловича Бунакова и директора российского представительства одной из крупнейших иностранных компаний в мире, американским страховым обществом «Эквитебль», Петра Ивановича Попова. Однако то, с какой элегантностью эти два, по всей вероятности, не переносящие друг друга человека поздравляют и благодарят один другого, может быть весьма интересно современному читателю, привыкшему к почти телеграфной сухости сообщений наших дней, которые зачастую страдают отсутствием структуры, вкуса и смыслов-между-строк. Кроме того, приводимые ниже два письма, опубликованные в февральском выпуске журнала «Страховое Обозрение» за 1900 год, вполне могут послужить прекрасным образцом для совершенствования «высокого» стиля в деловой переписке.

Запорожцы пишут ответ турецкому султану. Картина 1880-1891 гг. (Источник Wikimedia Commons)

Однако прежде всего дадим краткую характеристику того, в каких условиях состоялся обмен любезностями двух уважаемых людей своего времени. Это позволит оценить всю «пикантность» и элегантную язвительность авторов по отношению друг к другу, которые, тем не менее, не опускаются до прямых оскорблений, как это имело место в переписке князя Курбского с Иваном Грозным. Два американских страховых общества «Эквитебль» и «Нью-Йорк», о которых мы писали в статье «Приключения американцев в России» от 22 ноября 2019 года, начали работу в 1870-х годах в нашей стране нелегально. Но даже после того, как они внесли требуемые 500 тыс. руб. депозита и согласовали все документы для начала официальной деятельности в 1880-х годах, к ним всё равно оставалось множество вопросов. Прежде всего это было связано с так называемыми тонтинными и полутонтинными схемами страхования жизни, которыми они прославились на весь мир (их суть мы описали в статье «Страховая лотерея на дожитие» от 29 сентября 2019 года). Американцы проникли на патриархальный российский страховой рынок подобно тому, как агрессивный вирус атакует организм, стремясь закрепиться в нём всеми способами. Нашествие иностранных страховщиков, весьма поднаторевших в приёмах маркетинга у себя на родине, вызвало понятную негативную реакцию национальных компаний. Журнал «Страховое Обозрение», финансируемый крупнейшей страховой компанией «Россия», стал своего рода рупором отечественной пропаганды против нашествия иноземцев. На его страницах на протяжении последнего десятилетия XIX века со скрупулёзностью, порой заслуживающей лучшего применения, разбирались малейшие аспекты деятельности американцев на территории Российской империи, в том числе скандалы за рубежом и даже зарплаты директоров-распорядителей в США — исключительная любознательность, которую автор данной публикации никогда не наблюдал по отношению к директорам российских страховых компаний.

Итак, как поздравить главного редактора самого уважаемого отраслевого издания в стране с 10-летним юбилеем журнала, при этом одновременно упрекнуть в несправедливости и намекнуть на ангажированность публикаций... и сделать это в совершенно элегантной форме? И как достойно ответить на такое поздравление, в котором слышно больше звона мечей, чем мелодии арф? Итак, представляем вниманию читателей блестящий пример делового письма рубежа XIX — XX веков с сохранением оригинальной орфографии, адаптированный к норме современного русского языка и с незначительными исключениями из текста.

«Милостивый Государь Алексей Михайлович! Узнав из январского номера редактируемого Вами журнала, что в январе минуло ровно 10 лет со времени выхода первой его книжки, приношу Вам, в качестве постоянного читателя „Страхового Обозрения“, поздравление по поводу этого юбилея и желаю Вам полного успеха в Ваших трудах и наилучшей постановки журнала в будущем. „Страховое Обозрение“ редактируется с таким знанием дела, что оно смело может выдержать сравнение с лучшими иностранными страховыми журналами. Масса фактов и регулярная сводка статистических сведений делает „Страховое Обозрение“ обязательным журналом не только для всякого страхового деятеля в России, но и для всех интересующихся страховым дело за границей. Всякий читатель Вашего журнала должен Вам поэтому сказать спасибо, которое примите и от меня».

На этом хвалебно-праздничная часть письма, направленная директором страхового общества «Эквитебль» Поповым 11 февраля 1900 года редактору журнала «Страховое обозрение» Бунакову заканчивается. Его вторая часть содержит искусные приёмы защиты и нападения, а также пронизана смыслом между строк: «Принося Вам поздравления, я желаю совершенно игнорировать те статьи „Страхового Обозрения“, которые были направлены против Общества „Эквитебль“. Само собой разумеется, я не могу ни признать правильность взглядов „Страхового Обозрения“ относительно деятельности Общества „Эквитебль“, ни считать некоторые приёмы Вашего журнала соответствующими Вашей же цели — служить лучшим интересам страхующейся публики». Обратите внимание с какой язвительной деликатностью директор общества «Эквитебль» намекает главреду издания на то, что последний не является независимым в определении политики журнала, поскольку финансируется прямым конкурентом — обществом «Россия»: «Но я знаю, что издание специального страхового журнала, в особенности в России, обставлено такими условиями (напр., возможность находить сотрудников лишь в среде служащих страховых Обществ), что сильное подчёркивание журналом симпатии или антипатии к отдельным Обществам является почти неизбежным».

И снова, как бы следуя этикету и чувству хорошего вкуса, директор «Эквитебль» источает очередную порцию славословия, чем и завершает своё краткое поздравление на мажорной ноте: «Во всяком случае, для меня статьи, направленные против Общества „Эквитебль“, совершенно теряются в массе ценных сведений, собираемых „Страховым Обозрением“ и важных для страховой науки. Хотя я знаю, что и впредь в „Страховом Обозрении“ будут появляться партийные статьи... тем не менее желаю полного успеха Вашему журналу. С истинным почтением П. И. Попов».

Предлагаем далее ознакомиться с ответом главного редактора журнала «Страховое Обозрение» Алексея Ивановича Бунакова, написанным следующим же днём, на приведённое выше письмо. Главред с честью держит удар: «Милостивый государь Петр Иванович! Я тронут Вашим любезным поздравлением по случаю 10-ти летнего существования издаваемого и редактируемого мною журнала и высказанным в Вашем письме пожеланием дальнейшего успеха «Страховому Обозрению» и спешу принести Вам за это искреннюю благодарность. Если признание пользы журнала со стороны лиц и учреждений одного с ними лагеря глубоко меня тронуло, то тем более должно было меня порадовать высказанное Вами, лицом другого лагеря, лестное для меня суждение о моём журнале. Это лучшая гарантия правильной оценки «Страхового Обозрения». Далее, как бы следуя законам жанра, г-н Бунаков парирует упрёк в том, что взгляды журнала якобы не соответствуют цели, и что именно с помощью иностранных страховых обществ он надеялся устранить те нежелательные явления, которые всё ещё существуют в отечественном страховании. «Но, вспомнив, что с того времени, как Вы приняли ведение дела Общества в Империи, я почти не имел повода помещать на страницах „Страхового обозрения“ статей, хотя и нежелательных для общества „Эквитебль“, но необходимых в интересах защиты русского страхового дела, я успокоился. Отнюдь не приписывая влиянию моего журнала, я не могу не признать, что в последние годы характер Общества „Эквитебль“ принимает ту серьёзную постановку, при которой не остаётся повода говорить об этом обществе по этому предмету. Это подтверждает и речь Вашего Президента... которую я намерен поместить в одном из ближайших номеров журнала».

На самое, пожалуй, колкое замечание директора российского отделения компании «Эквитебль» об «особенных условиях» издания журнала в России, в чём читается намёк на ангажированность редакционной политики в интересах крупнейшего страховщика общества «Россия», Алексей Иванович смещает акценты и звучит очень убедительно: «И смею Вас уверить, что характер отношения журнала к иностранным Обществам зависит не от условий ведения специального журнала в России, а, во-первых, от тех печальных явлений, которые имели место в этих Обществах и которые признавались мною вредными для правильного развития страхования жизни в нашей, находящейся в исключительных культурных условиях, стране, а, во-вторых, — моим глубоким убеждением, что страхование жизни, как институт, собирающий сбережения населения, не должен находиться в руках иностранцев, которые, ведь, если не теперь, то впоследствии должны будут — и это имело целью — пользоваться прибылями от своих операций над капиталами нашей страны, увозя часть их к себе.»

Далее следует ещё один примирительный, но в некотором роде и обязывающий, пассаж в сторону собеседника: Я надеюсь, что до тех пор, пока ведение дела Общества «Эквитебль» будет зависеть от Вас, лица, пользующегося репутацией безукоризненного джентльмена и в Вашей общественно-страховой деятельности — я не буду вынужден занимать читателей статьями, посвящёнными разбору таких приёмов ведения дела, к которым прибегает не Ваше, но Вашего Общества соотечественник (намёк на тонтинные операции компании «Нью-Йорк» — примеч. моё), и в этом отношении Ваше убеждение, что и впредь будут появляться направленные против Общества «Эквитебль» статьи — хочу верить — ошибочно«.

Очевидно, найдя свою аргументацию достаточно сильной, главред Алексей Михайлович Бунаков испрашивает согласия своего собеседника опубликовать частную переписку в издаваемом журнале в следующей форме: «На Вашем письме есть пометка: „совершенно частное“, но высказанные в нём суждения и мои настоящие строки представляют также и общественный интерес. Если Вы в течение пяти дней не известите меня, что Вы иного мнения, я сочту себя в праве привести на страницах „Страхового Обозрения“ как Ваше, так и это моё письмо (П. И. Попов в тот же день любезно известил нас о своём согласии на опубликование этой переписки. Ред.) Ещё раз благодарю Вас за Ваши искренние строки и прошу Вас принять уверение в истинном к Вам почтении. А. Бунаков».

И что же, действительно «Страховое Обозрение» стало меньше критиковать американское общество «Эквитебль» в России после столь развёрнутого обмена любезностями двух противоположных «лагерей»? В начале XX века волна профессионального возмущения деятельностью американских страховых компаний в России схлынула, но скандальные события 1905 года, связанные с расследованиями «Комиссии Армстронга» в отношении обществ «Эквитебль» и «Нью-Йорк» в США стали прекрасным поводом вспомнить былые «заслуги» иноземцев.

Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад