Новые данные Каталог страховых сайтов
mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Каталог страховых сайтов
Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
12.06.2020  |  просмотров: 257

Имя Ллойд фигурирует не только в названии всемирно известного британского страхового рынка (его историю мы рассказали в статье «Ллойд. Эдвард Ллойд» от 15 марта 2019 года), но и в ряде других предприятий, связанных со страхованием, транспортной деятельностью и торговлей. К примеру, крупнейшая судоходная компания Австро-Венгерской империи, базировавшаяся в порту Триеста, носила имя Австрийский Ллойд (Österreichischer Lloyd). Общество было учреждено в 1833 году девятнадцатью компаниями морского страхования, банкирскими домами и частными лицами для функционирования по примеру Лондонского Ллойда, но вскоре сконцентрировало свою деятельность на морских перевозках. На севере Европы, в портовом городе с давними торговыми традициями Гамбурге, в 1867 году был основан Германский Ллойд (Germanischer Lloyd). Компания создавалась в качестве классификационного общества — одна из функций, которую по сей день выполняет и Лондонский Ллойд (Регистр Ллойда). Германский Ллойд просуществовал вплоть до 2013 года, когда произошло его слияние с другим сертификационным и классификационным норвежским обществом DNV. «Ллойдомания» не обошла стороной и Россию. В 1907 году в Одессе было основано общество взаимного страхования «Черноморский Ллойд». В начале XX века в Риге и Санкт-Петербурге существовали свои «пароходные» Ллойды. Но, пожалуй, самым известным примером такого заимствования для России (а речь, в данном случае, ни в коей мере не идёт о франшизе) является акционерное страховое общество «Русский Ллойд». О компании, её именитых учредителях, директоре (который мог быть немецким шпионом!), а также немного о том, как тесен мир капитализма пойдёт рассказ сегодня.

Фасадная доска страхового общества Русский Ллойд. 1910-1918 гг. (Источник В.Н. Борзых, А.В. Разуваев. Знаки страховой защиты в Российской империи. Из коллекции К.М. и Е.В. Иванаевых)

Позволим себе предположить, что с высоты сегодняшнего знания, многие из читателей с большой охотой поучаствовали бы в подписке на акции компании, в числе собственников которой фигурировали такие имена, как Елисеев (из тех самых) и Нобель (племянник того самого). 10 июня 1870 года император Александр Второй высочайше утвердить соизволил Устав нового общества под названием «Акционерное общество для морского, речного, сухопутного страхования «Русский Ллойд». Главными инициаторами создания компании выступили крупные торговые дома Санкт-Петербурга, чем и была обусловлена изначальная специализация компании на страховании транспортов и грузов. Значительную роль в появлении ещё одного национального акционерного страховщика сыграл Торговый дом «Братья Елисеевы», наиболее известный в нашей стране по сей день благодаря роскошным магазинам на Невском проспекте в Санкт-Петербурге и на Тверской улице в Москве.

О главном учредителе нового транспортного страхового общества торговом доме семьи Елисеевых стоит рассказать несколько подробнее. Это важно, поскольку позволит лучше «подсветить» взаимосвязи в русском деловом мире тех лет и понять логику его функционирования. Компания была учреждена в 1857 году с колоссальным капиталом в 7,8 млн. руб. тремя братьями Степаном, Сергеем и Григорием, объединив различные активы семьи под одним юридическим лицом. Уже годом позднее торговый дом приобрёл транспортный пароход «Александр Второй» для перевозки заграничных товаров, прежде всего виноградного сусла из лучших винодельческих регионов Франции, а также креплёных вин Испании, таких как мадера и херес. К слову, мадеру очень ценил «большой друг» семьи последнего российского императора Григорий Распутин, которому этот напиток в трудные годы Первой мировой войны доставал известный биржевой спекулянт и владелец ряда страховых предприятий Дмитрий Рубинштейн. В Санкт-Петербурге на Васильевском острове Елисеевы оборудовали огромные погреба, где вино дозревало в дубовых бочках, разливалось в бутылки и затем отправлялось на продажу по всей Российской империи и даже обратно в Европу. Что ж, надо отдать должное Елисеевым, ведь производство качественных вин — это не заработок на винных да соляных откупах. Оборот торгового дома, специализировавшегося в том числе на разнообразных колониальных товарах, настолько возрос, что в начале 1870-х годов было решено принять участие в создании страховой компании и банка для внешней торговли. «Русский для внешней торговли банк», в числе учредителей которого были крупнейшие торговые дома Гинцбурга, Вогау, Якунчикова и др., был создан в 1871 году с целью кредитования торговли, обеспечения внешнеторговых операций и финансирования предприятий сахарной промышленности. Ко времени начала Первой мировой войны это был один из крупнейших банков по размеру активов в России. В начале XX века известный на всю страну Григорий Григорьевич Елисеев, ставший в 1896 году единоличным главой товарищества, сделал блестящий маркетинговый ход, открыв на главных улицах двух столиц невиданные дотоле «дворцы потребления» с огромными стеклянными витринами и причудливыми интерьерами, наполненными всякой экзотической снедью. Во многом благодаря этим магазинам фамилия Елисеевых известна современникам и поныне.

Родовой герб Елисеевых (Источник Wikimedia Commons)

На момент учреждения «Русского Ллойда» в 1870 году в России уже действовало несколько национальных компаний транспортного и грузового страхования, весьма успешные «Российское транспортное и страховое общество» (создано в 1844 году) и общество «Надежда» (создано в 1847 году). Говоря современным языком, эти компании, в определённой мере, являлись кэптивами — то есть создавались с целью обслуживания интересов тех торговых домов и коммерсантов, которые вложились в их уставные капиталы. Это выглядит совершенно естественно для российского капитализма XIX века, когда купец или группа объединённых общими интересами коммерсантов, стремясь нигде не упустить лишний рубль, создаёт вокруг торгового дома или группы предприятий сеть обслуживающих структур из банков, транспортных и страховых компаний. Лишь позднее такие компании, при условии успешного своего развития, начинают расширять географию операций, конкурируя с другими участниками отрасли. Ярким примером такого общества является «Русский Ллойд», дела которого шли весьма успешно, пока оно не решило выйти на чужой для себя рынок огневого страхования.

Уставной капитал «Русского Ллойда» составил вполне солидные 1 млн. руб., хотя поначалу акционеры оплатили только его половину. Первые годы деятельности компании были неудачными, и в 1874 году было решено, как это не раз случалось со страховыми обществами в Российской империи, призвать для управления компанией «варяга». Таким человеком стал специалист по транспортному страхованию из города Гамбург Василий Христианович Шерникау. В дореволюционной прессе подчёркивалось, что начало практики страхования импортных грузов в российских обществах — то, что долгие десятилетия являлось прерогативой английских и немецких страховщиков, было во многом заслугой Василия Христиановича. Всего через 10 лет после своего появления на страховом рынке, «Русский Ллойд» имел репутацию одной из самых надёжных компаний, чья деятельность обеспечивалась в том числе перестрахованием в ведущих европейских обществах. На рубеже XIX — XX века компания позволяла себе выплачивать дивиденд в размере 82 руб. 50 коп. на акцию при цене 500 руб. за акцию (всего было выпущено 2000 акций). То есть в «урожайные» годы дивидендная доходность составляла 16,5% годовых! Однако спекулянтам Санкт-Петербургской биржи в данном случае поживиться было нечем, поскольку акции Общества находились в одних и тех же руках и не являлись предметом торга. В 1894 году пост управляющего делами Общества занял сын Шерникау-старшего, Густав Васильевич Шерникау. С 1912 года он стоял на регистрационном учете в Санкт-Петербургском отделении контрразведки в качестве немецкого шпиона... хотя незадолго до начала Первой мировой войны на таком учёте состояло немало иностранцев, так что традиция, приписываемая советской власти, имеет свою давнюю историю.

Степан Елисеев (младший). Фото начала XX в. (Источник Wikimedia Commons)

В 1909 году Общество приняло новый Устав, убрав из своего названия упоминание о транспортной специализации. Связано это было с тем, что «Русский Ллойд» решил заняться также страхованием от огня, жизни, несчастных случаев и от излома стёкол и зеркал. Очевидно, что кэптивный страховщик, утвердившись на рынке, имея прекрасные показатели рентабельности, решил попробовать себя в новом амплуа. Сделано это было несмотря на то, что рынок огневого страхования Российской империи на начало XX века был крайне конкурентным, к тому же имелись вовсе недалёкие примеры неудачных попыток «пододвинуть» крупнейших игроков этого сегмента (речь, в частности, идёт о страховом обществе «Москва», которое потерпело оглушительный крах спустя всего несколько лет после своего основания в 1888 году). Для того, чтобы начать заключать страхования по новым видам защиты, капитал общества был увеличен до 3 млн. руб. путём подписки среди акционеров. В 1910 году «Русский Ллойд» широко вышел на рынок огневого страхования и пять лет кряду нёс по этим операциям значительные убытки. Да так, что акционерам пришлось списать 1,5 млн. руб. запасного капитала. Прибыль по огневому страхованию удалось получить лишь в 1915 году, что отчасти могло быть связано с усилением мер противопожарной защиты и надзора со стороны государства во время войны.

По состоянию на 1916 год, спустя более 45 лет после учреждения компании, представители семьи Елисеевых по-прежнему сохраняли ключевые посты в управлении «Русским Ллойдом». Председателем Правления компании на эту дату являлся Степан Петрович Елисеев (1857–1935 гг.), который приходился правнуком родоначальника династии — Петра Алексеевича Елисеева. Степан Петрович, помимо прочего, состоял вице-президентом того самого «Русского для внешней торговли банка», имел гражданский чин 4-го класса действительного статского советника. В 1903 году он выделил 1 млн. 104 тысячи руб. на строительство и оборудование Дома призрения бедных на Большой Охте в Санкт-Петербурге.

Джон Блессиг. Фото начала XX в. (Источник справочник Русский Торгово-Промышленный мир, РГБ)

Продолжая развивать упомянутую в начале статьи идею о том, как тесен мир (русского) капитализма, расскажем коротко ещё об одном участнике Правления «Русского Ллойда». Британский подданый с немецкими корнями Джон Васильевич Блессиг (John Philipp Blessig) родился в 1849 году в Санкт-Петербурге, после учёбы уехал в город Ливерпуль для работы в фирме «Блессиг, Браун и Ко». Вернувшись в 1870 году в Россию, он продолжил свою деятельность в российском представительстве торгового дома, которое возглавлял его брат. Торговый дом «Блессиг и Ко» являлся одной из ведущих внешнеторговых компаний, осуществлявшей импортно-экспортные операции через порт Санкт-Петербурга. По смерти брата в 1908 году Джон Блессиг единолично возглавил торговый дом, существовавший с 1793 года. По информации дореволюционного издания Русский торгово-промышленный мир (точная датировка на доступном экземпляре отсутствует, но не ранее начала 1900-х годов), помимо поста вице-президента страхового общества «Русский Ллойд» Блессиг одно время состоял также администратором по делам банкирского дома «И. Е. Гинцбург» — того самого, который вместе с Торговым домом «Братьев Елисеевых» и другими учредили «Русский для внешней торговли банк». Как принято говорить в таких случаях, круг замкнулся.

И наконец, последнее имя, которым мы могли заинтриговать читателя в самом начале статьи, это Эммануил Людвигович Нобель (1859 — 1932 гг.), племянник знаменитого шведа Альфреда Нобеля — учредителя одноимённой премии. Об Эммануиле Людвиговиче можно говорить много, но достаточно будет упомянуть уже то, что после смерти отца в 1888 году и до революции он возглавлял «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель», чьи буровые установки располагались в Баку и ныне туркменском городе Хазар. Во владении предприятия также находилась транспортная сеть по доставке нефти и нефтепродуктов, включая первый в истории России нефтепровод и нефтеналивные суда, первые в мире цилиндрические резервуары-нефтехранилища и множество других инженерных новшеств. Товарищество братьев Нобель привлекало к разработке ведущих российских учёных, в числе которых был и Дмитрий Менделеев. Предприятие являлось крупнейшим производителем нефти и нефтепродуктов в Российской империи.

Серов В.А. Портрет Эммануила Нобеля 1909 г. (Источник Wikimedia Commons)

На примере страхового общества «Русский Ллойд», не в последнюю очередь благодаря громким именам среди учредителей и в составе совета директоров компании, хорошо видно, как происходило развитие капитализма в России. Такие фамилии как Елисеевы и Нобели широко известны в нашей стране. Но зачастую то, что мы знаем об этих крупнейших магнатах своего времени есть лишь верхушка айсберга. Страховое общество «Русский Ллойд» вовсе не было попыткой мимикрировать под всемирно известный рынок страхования, но стало ещё одной яркой звездой на небосводе дореволюционного страхования в России.

Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад