Новые данные Каталог страховых сайтов
mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Каталог страховых сайтов
Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
24.07.2020  |  просмотров: 247

Общественное мнение и устоявшиеся стереотипы, несомненно, упрощают жизнь человека, но зачастую представляют собой и труднопреодолимый заслон на пути к установлению истины. Для тысяч любителей пива в английском городе Манчестер, среди которых были как несомненные пьяницы, так и самые умеренные потребители этого напитка, именно господствовавший в обществе стереотип привёл к огромному количеству жертв. И лишь когда количество смертей от якобы злостного алкоголизма вошло в конфликт со здравым смыслом и стало превосходить все мыслимые вероятности, в профессиональном сообществе возник запрос на нахождение реальной причины гибели людей. Этот более чем столетней давности случай представляет не только общий интерес, но служит и ярким примером генезиса страховой отрасли как реакции общества на некое бедствие с тем, чтобы снизить возможный ущерб от его наступления в будущем.

Г. Синглтон. Паб. Картина около 1790 г. (Источник Wikimedia Commons)

Во второй половине 1900 года в одном из крупнейших городов Великобритании городе Манчестере поползли слухи о новой моровой напасти. Вполне здоровые люди за короткое время становились инвалидами, а некоторые из них умирали. Поначалу у заболевших отмечалась мышечная слабость и нечувствительность пальцев, затем у них отказывали конечности, а в самых тяжёлых случаях всё заканчивалось мучительной смертью. Другой особенностью заболевания, которая ещё больше пугала людей, стало появление у несчастных обширных участков пигментированной кожи, причём это явление наблюдалось и на слизистых, в результате чего в народе заболевание стали называть «болезнью хаки». Но именно эта особенность стала одной из причин разгадки этой жуткой истории, рассказ о чём пойдёт ниже.

Осматриваемые врачами больные зачастую сталкивались с несколько пренебрежительным в связи с состоянием своего здоровья отношением, поскольку симптомы заболевания были очень схожи с алкогольной полинейропатией или болезнью сильно и подолгу пьющий людей. Её основными чертами является поражение как периферического, так и центрального отделов нервной системы, в результате чего развивается нарушение чувствительности, мышечная слабость и паралич. Ещё одним фактором, нагнавшим тумана на истинные причины заболеваний и смертей, стало то, что поначалу большинство больных как раз и являлось сильно пьющими людьми. Внезапное же увеличение таких случаев легко объяснялось событиями второй Англо-Бурской войны 1899 — 1902 гг., в частности, успехами наступления британских войск против голландскоязычных переселенцев в регионе южной Африки в феврале — июне 1900 года. Британская общественность с огромным вниманием наблюдала за ходом столь далёкой войны (хотя жителям Туманного Альбиона не привыкать воевать на другом конце света). И, естественно, успехи Британской армии с большим участием отмечались обширными возлияниями в тысячах пабов по всей стране. Тот самый здравый смысл, который порой не позволяет увидеть нам ситуацию под иным углом зрения, также до поры до времени не позволял британским врачам увидеть причину вспышки полинейропатии в чём-то ещё, кроме как запойном пьянстве по случаю народных гуляний.

Новая ратуша в городе Манчестер, Англия. Литография конец 19 в. (Источник Wikimedia Commons)

На протяжении многих месяцев, пока люди травились пивом, английские врачи продолжали ставить диагноз алкогольная полинейропатия. Это происходило не только в Манчестере, где сложилась наиболее тяжёлая ситуация, но и во всём регионе Мидлэндс (центральная Англия), а также в Северо-Западной Англии. Подозрения, что с пивом что-то не так, изначально возникли у самих потребителей; а также у владельцев пабов, которые гораздо лучше врачей знали, кто из их посетителей является запойным пьяницей, а кто употребляет умеренно. Первым специалистом, который взялся исследовать образцы пива — результатом чего стал известен источник проблемы — считается доктор Эрнест Септимус Рейнолдс (1861 — 1926 гг.) Совместно с токсологом профессором Джоном Манном (1840 — 1912 гг.) в отобранных образцах ими было обнаружено вещество мышьяковая кислота — чрезвычайно ядовитая в больших концентрациях субстанция. В ноябре 1900 года в одном из наиболее уважаемых в мире изданий медицинской тематики «Британский медицинский журнал» доктор Рейнолдс опубликовал статью под названием «Эпидемия периферического неврита среди потребителей пива в Манчестере и районе», которая произвела сенсацию. Обратить же внимание на пенный напиток как потенциальный источник отравлений доктора Рейнолдса побудил внимательный анализ диагнозов. Среди типичных для алкогольной полинейропатии в списке симптомов заболевших отмечалась та самая «болезнь хаки» — пигментация кожи и слизистых. Это навело специалиста на мысль о содержании мышьяковой кислоты в потребляемых напитках. Интересно отметить, что отчасти разгадке причин отравления послужили как раз запойные пьяницы, употреблявшие в основном крепкие напитки, такие как джин и бренди. Симптомы развития у них алкогольной полинейропатии отличались от тех, что были вызваны мышьяковой кислотой.

Врач Эрнест Септимус Рейнолдс. Фото 1926 г. (Источник Wikimedia Commons)

Следующим этапом стало установление того, как яд попал в пиво. Для этого на анализ были взяты образцы ингредиентов из пивоварен, в результате чего мышьяковая кислота была найдена... в глюкозе и инвертном сахаре. Как, разве состав пива не ограничивается всем известной триадой «ячмень-солод-хмель»? Использование сахара и его производных в пивоварении вовсе не изобретение новейшего времени, этому методу уже минимум несколько сот лет. Однако именно с конца XIX века массовое использование инвертного сахара в производстве пива стало преследовать только одну цель: снижение издержек. Высококонкурентный рынок пива Великобритании оставлял пивоварам мало места для манёвра, для чего некоторые из них стали заменять дорогой ячменный солод низкокачественным, добавляя в него сахар. Когда явление стало массовым, в Великобритании даже возникло движение, ратовавшее за оригинальный состав пива (Pure Beer movement). По инициативе этого движения в 1896 году, всего за несколько лет до описываемых событий, было начато расследование на допустимость использования таких заменителей. Судя по всему, официальные власти подошли к вопросу серьёзно, поскольку результаты расследования были опубликованы целых три года спустя, аккурат к началу эпидемии отравлений. Согласно заключению комиссии, в соответствии с Актом о продаже продуктов питания и лекарств от 1875 года, заменители в пивоварении не являются «вредными материалами», и дальнейшее регулирование не требуется.

Не будем утомлять читателя описанием деталей химического процесса, в результате которого мышьяковая кислота оказалась в сахаре — разумеется, никто специально яд туда не добавлял. Это происшествие стало результатом халатности производителя ингредиента, в определённый момент допустившего нарушение технологического процесса. Ответственность за произошедшее лишь отчасти лежала на пивоваренных компаниях, которые полностью доверяли экспертизе поставщиков, со многими из которых деловые отношения длились десятилетиями. Основным виновником можно считать одного из крупнейших британских производителей и поставщиков сахара компанию Bostock & Co. После скандала её деятельность была прекращена, хотя и она была не конечным звеном во всей этой цепочке.

Отравления мышьяковой кислотой в Манчестере в 1900 году были не первым зарегистрированным случаем в истории. В 1828 году необъяснимая и вселявшая ужас в жителей эпидемия в Париже за несколько месяцев унесла жизни около 40 тысяч парижан при тогдашнем населении города приблизительно 785 тыс. человек! И снова, смертельный яд был найден в алкогольном напитке, только для французов таким продуктом является вино. Официально продолжавшаяся на протяжении нескольких месяцев эпидемия отравлений в Манчестере и близлежащих графствах на самом деле могла длиться годами. Ещё в 1879 году передовой эксперт в области пищевой химии Александр Блит предупреждал, что нарастающее использование дешёвой глюкозы в качестве замены более дорогому солоду может привести к попаданию мышьяковой кислоты в пиво. Однако этому заявлению эксперта не было придано никакого значения. В связи с происшествием 1900 года для многих специалистов становилось очевидно, что виной огромного количества случаев, которые врачи с уверенностью относили на алкогольную полинейропатию, был яд — а не запойное пьянство. Часть врачей в своих предположениях дошла до того, что такого явления как алкогольная полинейропатия не существует вовсе, однако таких мнений было меньшинство.

Здание медицинского факультета Университета Манчестера. Фото 1908 г. (Источник Wikimedia Commons)

К середине января 1901 года было зарегистрировано уже более 4 тыс. случаев отравлений, 70 из которых оказались смертельными, причём эта ужасающая статистика оспаривалась как заниженная даже официальными лицами. В этой ситуации нашлись и те, кто попытался использовать ситуацию в свою пользу. Было ли это искренним желанием оградить потребителей от потенциальной опасности в будущем или же стремлением к переделу рынка, но то самое движение за оригинальный состав пива (Pure Beer movement) снова подняло старый вопрос, рассчитывая на этой волне общественного внимания добиться запрета на использование заменителей в пивоварении. Однако эти требования были отклонены специально созданной во главе с лордом Кельвином Королевской комиссией, которая занималась разбирательствами по вопросу отравлений пивом.

А что же пабы? Эпидемия нанесла огромный ущерб отрасли. В одном только Манчестере в канализацию было вылито напитка на сумму до 50 тыс. фунтов стерлингов (что примерно эквивалентно 6,2 млн. фунтов стерлингов на сегодняшний день)! На волне новостей из Манчестера и разбирательств Королевской комиссии потребление пива во всей Великобритании упало в разы. Однако эффект был кратковременным. К позитивным изменениям в отрасли можно отнести то, что пивовары стали проверять готовый продукт, прежде чем передавать его на реализацию. К примеру, один из производителей, в пиве которого также была найдена мышьяковая кислота Groves and Whitnall Brewery, ввёл добровольную сертификацию. На каждую бочку пива крепился документ, в котором сообщалось название лаборатории, а также имя сотрудника, который лично заверял качество продукта. Вскоре и пабы, чтобы вернуть потребителя, стали вывешивать на видном месте сертификаты, подтверждавшие безопасность предлагаемого напитка. Со временем добровольная сертификация стала одним из методов конкурентной борьбы на розничном рынке, пока эта практика не стала общепринятой.

Фахверковый паб The Old Wellington Inn в центре Манчестера, Англия. Современное фото (Источник Wikimedia Commons)

На происшествие в Англии обратили внимание и в нашей стране. Как сообщается в февральской заметке журнала «Страховое обозрение» за 1901 год: «В Манчестере и других английских городах в последнее время были нередки случаи отравления мышьяковистым пивом, кончавшиеся смертью. Это побудило общество Ocean Accident and Guarantee Corporation Limited ввести новую отрасль страхования. С недавнего времени оно стало выдавать полисы, которыми оно страхует пивоваров от всех притязаний, могущих быть к ним предъявленными вследствие продажи отравленного пива. По этим полисам родственникам отравленного выплачивается 200 фунтов стерлингов (около 25 тыс. фунтов стерлингов на 2020 год). Названное общество снабжает застрахованных в нём пивоваров особыми плакатами, вывешиваемыми в отелях и кабаках и извещающими посещающих эти заведения публику, что продаваемое ей пиво „застраховано от отравления мышьяком“. К счастью для России, она в таком страховании ещё не нуждается, и в интересах всех любителей пива будем надеяться, что такого страхования у нас не будет. В крайнем случае химический анализ пива раньше, чем пускать его в продажу, представлял бы гораздо лучшее обеспечение, чем нововведённые полисы».

Франсуа Жак. Крестьяне в таверне в городе Фрибург, Швейцария. Картина 1923 г. (Источник Wikimedia Commons)

Сертификация готового продукта (тот самый химический анализ, о котором пишет неназванный автор заметки в журнале «Страховое обозрение») является базовой практикой наших дней. Однако наряду с этим, в ряде западных стран, таких как Великобритания, США и Австралия существует отельная отрасль страхования пивоваров. В стандартную программу по такому полису входит, прежде всего, страхование ответственности производителя (от отравления пивом до случайного падения потребителя в шоуруме из-за подвернувшейся кеги или мокрого пола); имущества; коммерческого транспорта; ответственности работодателя, в том числе от нарушений условий труда, как физических, так и любых видов дискриминации, повлекших моральный ущерб работнику. В отличие от суммы, указанной в приведённой выше исторической заметке, в настоящее время размер покрытия по страхованию ответственности пивоваров исчисляется миллионами фунтов стерлингов. Что ж, к счастью или нет, но специализированной отрасли страхования производителей спиртных напитков, в том числе ответственности за ущерб потребителю от опасных примесей, в России нет и поныне.

Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад