mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
09.09.2020  |  просмотров: 275

В известной и любимой многими книге Владимира Гиляровского «Москва и москвичи» автор пишет следующее: «На новогоднем балу важно выступает под руку с супругой банкир Поляков в белых штанах и мундире штатского генерала благотворительного общества. Про него ходил такой анекдот: — Ну и хочется вам затруднять свой язык? Лазарь Соломонович, Лазарь Соломонович! Зовите просто — ваше превосходительство!» Дядя Гиляй, как звали Гиляровского друзья и знакомые, очень ярко описал тот ореол славы и денег, которые окружали Полякова... но всё же несколько поскромничал, назвав того банкиром. Лазаря Соломоновича, который якобы просил почтенную публику не затруднять свой язык при обращении к себе, более справедливо будет охарактеризовать в качестве магната. Само слово происходит из латинского языка и означает «великий». Магнат — это всегда человек огромных финансовых возможностей, источники которых различны. В историческом аспекте такие люди, зачастую, являлись также представителями высшей аристократии. Однако со временем значение этого слова стало ближе столь привычному и знакомому всем нам, также весьма далёкому от своего начального смысла, слову олигарх. Сегодня мы начнём рассказ об одном из самых ярких представителей деловых кругов Российской империи конца XIX века, в собственности которого были крупнейшие банки, производственные и транспортные предприятия, а также одна кэптивная страховая компания. Во второй части публикации мы постараемся описать многогранность этого человека, не чуждого как самой широкой благотворительности, так и разного рода мошеннических схем, которые в конце концов привели его к финансовому краху.

Герб рода Поляковых (Источник Wikimedia Commons)

Клан

Фамилия Поляковых в конце XIX века была известна не только любому образованному подданному Российской империи, но также и в финансовых кругах за рубежом. Три брата, три яркие личности, которые сумели аккумулировать в своих руках огромные производственные и финансовые ресурсы. Учитывая, что братьев было трое, здесь неминуемо напрашиваются определённые аллюзии на первые строки известной всем сказки «Конёк-Горбунок», написанную Петром Ершовым в 1830-е годы. Однако подобные параллели будут в корне неверными. Наша сказка, хоть события её сюжета и разворачивались в России, вовсе не русская.

Старший из братьев Поляковых — Яков занимался коммерцией в южных областях России, имел собственный торговый флот, а со временем учредил один из крупнейших в стране ипотечный Донской земельный банк. В дальнейшем вместе со средним братом Самуилом он стал соучредителем и совладельцем также одного из крупнейших Азовско-Донского банка, здание московского отделения которого на улице Ильинка в стиле эклектики привлекает внимание прежде всего необычной, цвета желто-розовой охры, окраской фасада и массивными полуколоннами. Средний из братьев Самуил специализировался на железнодорожном строительстве, что являлось одним из наиболее прибыльных и передовых видов деятельности в России начиная с середины XIX века. Самуил смог составить себе огромное состояние за счёт железнодорожных концессий 60-х и 70-х годов XIX века (опять же, в южных губерниях страны). По воспоминаниям председателя Совета министров Российской империи, в числе прочих высших должностей также бывшего министром путей сообщения С. Ю. Витте, Самуил Поляков был «наиболее прославившимся из железнодорожных тузов».

Однако наибольшую славу всё же составил о себе младший среди братьев — Лазарь. Он смог не только замкнуть на себя через группу подконтрольных банков основные финансовые потоки клана, но и прогремел на всю страну и ближнее зарубежье масштабом своих авантюр, махинаций и благотворительностью. Акционерное страховое общество, о котором мы упомянули в самом начале публикации, являлось лишь очередной кэптивной компанией в числе активов его финансовой империи, призванное обслуживать интересы этой торгово-промышленной машины.

К. Маковский. Лазарь Поляков. Портрет 1882 г. (Источник Shakko — Wikimedia Commons)

Лазарь Соломонович Поляков родился в 1842 году в семье еврейского купца 1-й гильдии Соломона Полякова, происходившего из города Орша, ныне расположенного на территории Беларуси. Будущий финансовый магнат получил классическое религиозное образование при местной синагоге и в возрасте 18 лет числился «оршанским купцом без состояния при капитале своего отца». Его карьера началась с должности приказчика в фирме у старшего брата Самуила, к тому времени уже заметного деятеля на поприще железнодорожного строительства в стране. В 1859 году был издан высочайший указ, вводивший ряд послаблений для еврейского населения Российской империи в отношении так называемой «черты оседлости», благодаря чему был снят запрет на переселение для купцов 1-й гильдии. Через протекцию своего старшего брата Якова в 1864 году Лазарь Соломонович получил соответствующее свидетельство, продолжая участвовать на вторых ролях в железнодорожной деятельности среднего брата Самуила. В 1870 году он был пожалован своей первой государственной наградой — самым младшим в иерархии орденом Святого Станислава 3 степени (число награждённых которым в Российской империи исчислялось сотнями тысяч человек). В это время основным городом деятельности братьев Поляковых стал Таганрог — крупный торговый порт и административный центр региона, где были сконцентрированы их интересы. Ценные сорта рыбы, икра, пшеница, шерсть, масло и многие другие товары в порту Таганрога с 1869 года перевозились по Харьково-Азовской железной дороге, которая была построена на деньги Самуила. Младший брат, тем временем, копил средства для начала самостоятельного дела.

Вид на город Орша с Днепра. Конец XIX в. (Источник Wikimedia Commons)

Финансист

Прежде чем развернуть широкую деятельность для торгового человека в Российской империи требовалось «поднабрать» социальный вес. Принадлежность в течение более десяти лет купеческому сословию и 1-й гильдии позволили Лазарю Полякову произвестись в потомственные почётные граждане. Вскоре Лазарь Соломонович был пожалован Анной 3-й степени. В 1868 году он избран почётным членом Рязанского губернского попечительства детских приютов; за участие в учреждении нескольких коммерческих банков и в строительстве железных дорог, а также за освоение лесных угодий в 1874 году произведён в коммерции советники (что приравнивалось чину коллежского советника гражданской службы). С 1870-х годов коммерческая и общественная деятельность идут рука об руку, поднимая Лазаря Полякова всё выше и выше в Табели о рангах. Именно в это время он перебирается в патриархальную Москву.

Сложно сказать, чем был обусловлен такой выбор. Бизнес интересы клана Поляковых замыкались именно на Москву, хотя со временем имели представительство и в столице через Санкт-Петербургско-Азовский банк старшего брата Якова и Санкт-Петербургско-Московский банк Полякова. Можно предположить, что причиной тому стала конкуренция. В северной столице внешнеторговая деятельность, осуществляемая через порт Санкт-Петербурга, давно и прочно находилась в руках владельцев нескольких крупнейших торговых и банковских домов, в том числе небезызвестного по нашим предыдущим публикациям, одного из богатейших людей Европы барона Александра Штиглица — сына «отца» коммерческого страхования в России Людвига Штиглица. В Москве в 1873 году Лазарь Поляков основал собственный банкирский дом. В 1880 году он получает чин статского советника, спустя три года — становится уже действительным статским советником. В этом же году Поляков был утверждён турецким генеральным консулом в Москве — ещё одно подтверждение географической направленности бизнес интересов братьев. Государственные ордена разных степеней следуют один за другим.

Порт Таганрога. Дореволюционная открытка (Источник humus.livejournal.com)

В 1872 году Лазарь Поляков совместно с братьями учредил Московский земельный банк, специализировавшийся на ипотечном кредитовании. Момент для такого предприятия был выбран очень удачно. После отмены в 1861 году Крепостного права и кредитной реформы начала 70-х годов, большое количество помещиков, не умевших и не желавших жить иначе, кроме как на всём готовом, для поддержания привычного образа жизни были вынуждены закладывать своё имущество, в том числе и землю. Бывшие хозяева страны (с определённой долей условности, разумеется, ведь до Манифеста 1905 года единственным полновластным хозяином всего и вся в России был только царь) постепенно превращались в рабов новой капиталистической системы взаимоотношений, в рамках которой происходило активное перераспределение богатства в пользу новых классов. Ипотечные банки выступили одними из агентов этого перераспределения.

Невыкупленные залоги Московский земельный банк выставлял на торги, но Поляков не стал бы довольствоваться простыми комиссионными, для чего реализовал следующую схему. Он учредил два акционерных общества: Московское лесопромышленное товарищество с основным капиталом 2 млн. руб. и Московское домовладельческое и строительное общество, капитал которого составил 500 тыс. руб. Когда невыкупленные залоги выставлялись на аукцион, его же собственные компании или подставные лица приобретали недвижимость по бросовой цене, причём бывшие помещичьи имения отходили Лесопромышленному товариществу, а особняки — Домовладельческому. С другой стороны, Поляков отчуждал собственное имущество по крайне высокой цене уступкой Лесопромышленному товариществу под векселя, которые затем реализовывались путём учёта в контролируемых им банках. Благодаря такому замкнутому обороту денег и векселей, к концу XIX века Поляков владел 270 тыс. га земельных угодий общей стоимостью 7,7 млн. руб., а на балансе Московского домовладельческого общества находилось городского имущества по всей стране на сумму 1,5 млн. руб. Можно сказать, что с этого момента и далее, именно ценная бумага, будь то вексель или что-либо ещё, являлась главным движителем бизнес-империи Полякова вплоть до её краха.

Лазарь Поляков в униформе генерала благотворительного общества. Фото начала XX в. (Источник Wikimedia Commons)

Как оно было заведено у новых русских капиталистов XIX века, банкирский дом являлся по сути холдинговой структурой, через которую осуществлялся контроль и управление бизнесом. Мы не будем утомлять читателя перечислением всех даже значительных активов Полякова. Упомянем лишь, что ядром его империи являлись пять крупных банков разной специализации, в которых он был учредителем, главным акционером и распорядителем, а также шестой банк, где он состоял председателем совета директоров. Помимо банков, через которые Поляков прокручивал свой излюбленный финансовый инструмент — вексель, он также являлся главным акционером целого ряда крупных промышленных предприятий, как то: Московское товарищество резиновой мануфактуры (будущий «Красный богатырь» после советской национализации); Московское общество для сооружения и эксплуатации подъездных железных путей в России (акционерный и облигационный капитал которого составляли более 8 млн. руб.); конные железные дороги в Воронеже и Минске (так называемые «конки» — первый вид общественного городского транспорта в России); уже упомянутые общества, на которые покупались бывшие помещичьи угодья и особняки. В конце 1870-х годов Поляков предпринял попытку заняться золотодобычей, профинансировав разведку золотых приисков в Нерчинском округе, но предприятие успеха не имело.

Что же до страховой деятельности, то для Лазаря Соломоновича она носила сугубо вторичный характер. Он не стал создавать новую компанию, вместо чего в 1886 году приобрёл уже готовый бизнес для целей обслуживания залоговых и транспортных операций собственных предприятий и банков, добавив ещё одно звено в цепочку бесконечного оборота долговых бумаг. Такой компанией стало учреждённое в 1870 году «Коммерческое страховое от огня общество». Лишь за первый год работы компания смогла получить 41 тысячу рублей прибыли, после чего продолжало свою деятельность без каких-либо заметных достижений, пока не была приобретена Поляковым у владельца одного одесского банкирского дома по цене на треть ниже номинальной стоимости акций. Проведя докапитализацию Общества до 1 млн. рублей, к видам деятельности добавились операции по страхованию жизни и транспортному, а из названия убрана приставка «от огня». Правление Общества также было перенесено из Санкт-Петербурга в Москву в дом Полякова на Тверском бульваре. После смены владельцев страховое общество продолжило своё незаметное существование, по размеру премий оставаясь в числе аутсайдеров рынка акционерного страхования России.

Логотип Коммерческого страхового общества

В начале 90-х годов XIX века бизнес-империя Лазаря Полякова находилась в зените своего расцвета. Один из рязанских банков, принадлежащих Полякову, был переведён в Москву и переименован в Московский международный торговый банк, ставший на рубеже веков крупнейшим коммерческим банком Первопрестольной. По состоянию на конец 1901 года балансовая стоимость активов банкирского дома Полякова составляла астрономические 53,5 млн. руб., фактическая стоимость — также весьма внушительные 37,7 млн. руб. Эти сведения известны благодаря ревизии, осуществлённой чиновниками Государственного банка и Особенной канцелярии по кредитной части. Рассказ о причинах ревизии и её последствиях для одного из богатейших людей своего времени пойдёт в следующей части публикации.

Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад