mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
15.10.2020  |  просмотров: 332

Можно ли себе вообразить, чтобы актуарий, пусть и весьма успешный в своём деле, в то же самое время был на короткой ноге с Пикассо, Дюшаном, Браком и другими творцами современной культуры? Более того, рассматривался в качестве человека, оказавшего влияние на их карьеру, а не просто одного из многих тысяч знакомых этих великих людей? Тех, чья жизнь, интересы и образ мыслей, как кажется, меньше всего имеют возможность пересекаться, разве что при случайной встрече в кафе или вестибюле какого-нибудь театра. Звучит как фантастика, но такое возможно. Примером такого чуда является история жизни Мориса Пренсе — французского математика, работника страховой отрасли и очень одарённого человека, во многом благодаря которому возникло такое направление в искусстве как кубизм.

Пикассо. Сидящая женщина, 1909 г. (Источник Wikimedia Commons)

Пренсе родился в 1875 году и прожил очень долгую жизнь, пережив многих из своих всемирно известных друзей и знакомых художников, навсегда оставшись в тени их славы. Однако без удивительной способности Пренсе адаптировать язык математики и геометрии для его понимания людьми сферы, далёкой от точных наук настолько, насколько это возможно, революции в искусстве XX века, символом которой стал кубизм, могло и не случиться. О талантливом математике, для которого работа в страховании являлась основным делом жизни, сохранилось не так много фактов биографии. Большая часть их известна через других людей. Но мы готовы поспорить, что такой памяти о себе позавидовали бы многие. Дело в том, что об этом человеке, без сомнения, нужной и сложной, но не очень заметной профессии, в своих мемуарах упоминают крупнейшие художники начала XX века, которых называют творцами современной культуры — те, для кого Пренсе стал «математиком от кубизма».

Достоверно известно, что Пренсе служил актуарием во французском страховом обществе Abeille (фр. «Пчела»), учреждённом в 1856 году фермерами региона Бургундия в городе Дижон, Франция. Наряду с ещё двумя страховыми обществами, старейшее из которых Norwich Union 1797 года, Abeille стало одним из доноров образованного в 2000 году страхового общества AVIVA — крупнейшей британской и четвёртой в мире группы страховых компаний, которая отнесена к разряду системно значимых для мировой экономики. Профессия актуария, несмотря на столь артистический круг знакомств, стала для Пренсе выбором всей жизни и основой для безбедного существования. В начале XX века молодой математик жил на Монмартре — центре богемной жизни французской столицы. Он часто бывал в студии Пикассо и многих других художников Парижа, встречался с ними в бистро, где в тесном кругу обсуждались вопросы философии и искусства. Некоторое время Пренсе жил в знаменитом парижском общежитии на Монмартре Бато-Лавуар, в дословном переводе с французского «корабль-прачечная», где художники арендовали квартиры и помещения под мастерские, там же находилось и первое пристанище Пикассо в Париже, где он прожил с 1904 по 1909 гг.

Иллюстрация математической модели 4-х мерного измерения Эспри Жуффре «Элементарный трактат о геометрии четырёх измерений» 1903 г. (Источник Wikimedia Commons)

Мориса Пренсе по праву называют теоретиком кубизма, ставшего своего рода связующим звеном между столь разными областями человеческой деятельности как математика и живопись. Это стало возможным благодаря его интересу к публикациям, посвящённым концепции четвёртого измерения, прежде всего к работам одного из величайших математиков всех времён Анри Пуанкаре; а также научной работе ещё одного французского математика Эспри Жуффре «Элементарный трактат о геометрии четырёх измерений» 1903 года издания. Четырёхмерное пространство представляет из себя математический объект, обобщающий свойства трёхмерного пространства, как бы взгляд на привычный нам мир со стороны. Его также можно представить в качестве бесконечного количества трёхмерных пространств, расположенных по четвёртой оси координат, как трёхмерный мир состоит из бесконечного количества двумерных плоскостей, размещённых вдоль третьей оси. Гийом Аполлинер в 1913 году писал: «Это само пространство, само измерение бесконечности; четвёртое измерение одаряет предметы пластичностью». Концепция четырёхмерности в искусстве открывала для художников невиданные перспективы, как если сравнить это с открытием ядерной энергии или изобретением Интернета.

Частый гость мастерских и кафе, где собиралась парижская артистическая богема, Пренсе был знаком с разными молодыми художниками-авангардистами. В 1906 году он пересказал идеи Пуанкаре своим приятелям Браку, Дюшану и Пикассо, который вскоре приступил к работе над полотном «Девушки из Авиньона». Родился кубизм — совершенно новый метод изображения пространства на плоскости холста, первый со времен изобретения линейной перспективы в период Ренессанса. В поздние годы своего увлечения кубизмом Пикассо даже приклеивал различные предметы на холст, такие как обрывки газет или скрепки, пытаясь тем самым передать ощущение четырёхмерности на своих картинах, которые становились уже аппликациями. Другой знакомый Пренсе, художник Марсель Дюшан, выбрал иной подход, использовав в качестве четвёртого измерения понятие времени, пытаясь передать его на холсте через ощущение движения. Идеи Дюшана заложили основы нового направления в искусстве, известного как футуризм.

Жена Мориса Пренсе — Элис Джери. Картина кисти Дерена, начало XX в. (Источник Wikimedia Commons)

Пренсе познакомился с Пикассо благодаря своей будущей жене Элис Джери в 1905 году и вскоре стал одним из «Банды Пикассо». По одной версии, которая, скорее всего, является не более чем слухом, Элис имела с художником интимные отношения. Как бы то ни было, куда как более впечатляющим можно считать то, что Пикассо был свидетелем на их свадьбе. В свойственной многим интеллектуалам манере, прямо во время бракосочетания, Пикассо не сдержался от едкого комментария: «Они заключают брак лишь с тем, чтобы развестись». Его слова оказались пророческими: вскоре Пресне представил свою жену одному художнику из их круга, которого звали Андре Дерен — основателя вместе с Анри Матиссом ещё одного направления в искусстве, фовизм. Шесть месяцев спустя после свадьбы Элис развелась с Пренсе, выйдя замуж за Дерена в 1906 году.

Единственный из круга художников-кубистов, кто поддерживал с молодым актуарием постоянные отношения, был Жан Метценже (1883–1956). В своих мемуарах он пишет: «Пренсе часто бывал с нами. Несмотря на молодость, благодаря своим познаниям в математике, у него была серьёзная работа в одной из страховых компаний. Но, помимо своей профессии, он концептуализировал математику с позиции художника, а как эстет обратился к n-мерным пространствам. Ему нравилось увлекать нас иным пониманием пространства, которое открыл Станислав Шлегель и ряд других математиков. И ему это удалось». Не удивительно, что именно Метценже среди прочих художников-кубистов считается тем, кто установил математические правила для этого жанра, доведя до совершенства изображение объемных предметов с разных точек восприятия. Приведём ещё одну цитату по Метценже: «Тогда как Пикассо создаёт свободную, подвижную перспективу, гениальный математик Пренсе вывел из неё всю геометрию». Один из крупнейших и наиболее влиятельных теоретиков искусства XX века, стоявший у истоков дадаизма и сюрреализма, Марсель Дюшан (1887–1968) так говорил о Пренсе: «Мы совсем не разбирались в математике, но мы полностью верили ему».

Пикассо. Авиньонские девицы, 1907 г. (Источник Wikimedia Commons)

Историки искусства расходятся во мнении относительно степени влияния Пренсе на развитие кубизма, но все соглашаются с тем, что французский актуарий был на короткой ноге со многими художниками-кубистами, постоянно затрагивая в разговорах идеи многоплановости пространства. Кубистов интересовал вопрос, каким образом наше визуальное восприятие мира переносится на двухмерный объект, такой как холст. Начав работать с этими идеями, перед ними открылся совершенно новый мир, существующий на стыке искусства, философии и точных наук. К примеру, что следует считать сущностью объекта: его материальную составляющую, образ или наши мысли и чувства по отношению к нему? Философы бились над этим вопросом со времён Аристотеля, тогда как кубисты сделали его краеугольным камнем своих произведений. Однако работая с пространствами, одного художественного видения недостаточно, нужды знания в математике и геометрии, если только не иной склад ума. Такой человек как Пренсе, умевший изложить на понятном языке сложнейшие математические концепции для непосвящённых, пришёлся кубистам весьма как кстати.

Кубизм можно охарактеризовать как один из столпов всего искусства XX века. Это направление развилось в период с 1907 по 1914 годы и олицетворяло собой окончательный разрыв с традиционным европейским искусством, которое уходило корнями в эпоху Ренессанса. Кубизм родился из художественного видения Пикассо и его смелых экспериментов, целью которых было желание отразить на холсте математическую концепцию четырёхмерности: так, как привычный нам трёхмерный мир должен был бы выглядеть со стороны ещё одного, четвёртого, измерения. Именно Пренсе объяснил Пикассо, как с позиции четвёртого измерения мы можем одновременно увидеть все аспекты трёхмерного пространства: внутри, снаружи, снизу и сверху. Этот принцип можно использовать как ключ к пониманию работ кубистов и авангардистов, которые для многих людей выглядят хоть и оригинальным, но малопонятным нагромождением геометрических форм. Он же предложил Пикассо ознакомиться с одной из фундаментальных работ по этой тематике, книгой «Элементарный трактат по геометрии четырех измерений» Эспри Жуфре, которую изучил и сам.

Метценже. Женщина верхом на лошади, 1910 г. (Источник Wikimedia Commons)

По мнению современников, Пренсе обладал природным шармом и умел увлечь слушателей своими идеями. Ещё один художник и крупный французский писатель межвоенного периода Франсис Карко писал о Пренсе: «Мы испытывали к нему уважение за способность зарабатывать деньги и вести достойную жизнь, за его исключительные манеры джентльмена... всегда безукоризненно одетый, с галстуком-бабочкой, несколько меланхоличного вида. Его искусство ведения разговора приводило Макса Джейкоба в бешенство, но его изворотливый ум и блестящая логика в конце концов заставляли соглашаться с собой». Пожалуй, наилучшим образом роль Мориса Пренсе в становлении кубизма можно охарактеризовать цитатой ещё одного художника де Вламинка: «Я был свидетелем зарождения кубизма, его роста, его упадка. Пикассо был акушером, Аполлинер — повивальной бабкой, Пренсе — крестным отцом».

Пренсе фигурирует в различных анекдотических историях, связанных с кубизмом, что лишний раз подчёркивает его удивительную связь и влияние на развитие этого направления в живописи. Тогда как Пикассо и Брак вполне могли слушать его умозаключения в пол уха, многие другие художники видели в этих объяснениях научную основу своего творчества. Считается, что благодаря Пренсе многие малоизвестные художники начали подходить к кубизму с более теоретических позиций.

Андре Лот в журнале Naissance de Cubisme приводит один вопрос, который Пренсе задал Пикассо и Браку: «Вы изображаете стол так, как вы его видите, искажённым перспективой. Но что произойдёт, если вы попытаетесь изобразить „универсальный“ стол? Вам придётся вытянуть линии из формы трапецоида в форму чистого прямоугольника. Если на столе находятся другие предметы, они также искажаются в перспективе, а значит аналогичную коррекцию придётся провести и с ними. Таким образом овальная форма донышка стакана превратится в круг идеальной формы. Но это ещё не всё: и стол, и стакан, если наблюдать их с другого ракурса, больше не существуют. Стол становится горизонтальной линией толщиной в несколько сантиметров, а стакан — прямоугольником». История искусства не сохранила для нас ответ на вопрос, который математик и актуарий одного из французских страховых обществ задал легендарным художникам XX века, как не сохранила и сведения о том, что произошло с ним дальше. Однако хочется надеяться, что господин Пренсе, несмотря на все сумасшествия XX века, так и остался человеком с достатком, окружённый множеством друзей-интеллектуалов, вплоть до своей смерти в 1973 году, в возрасте 98 лет.

Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад