mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
05.11.2020  |  просмотров: 236

В числе людей, с которыми связывают становление в начале XX века современной страховой отрасли, называют имя андеррайтера Кутберта Хита — британца, чья неутомимая энергия и профессиональное чутьё позволили выработать правила для новых видов страховой защиты, а также укрепить репутацию Лондонского Ллойда во время одного из самых трагических событий в его истории — чудовищного землетрясения в Сан-Франциско 1906-го года. Мистера Хита именуют также «отцом современного Ллойда», сумевшего трансформировать бизнес-модель всемирно известного страхового рынка исключительно с операций по морскому страхованию на всё многообразие видов страховой защиты. В своих публикациях мы не раз упоминали о необычных страховых продуктах, которые на рубеже XIX–XX веков реализовывались под эгидой Ллойда, будь то фантастические «страхования на жизнь королевы Виктории» или же штучные tailor-made полисы. Всё это дело рук синдиката, который возглавлял Кутберт Хит. В сегодняшней публикации мы немного расскажем об этом удивительном человеке, а также о тех его решениях и новациях, которые изменили как сам Ллойд, так и всю страховую отрасль.

Кутберт Хит. Фото начала XX в. (Источник Д. Гибб «Lloyd’s of London: A Study in Individualism» 1967 г.)

Кутберт Хит (Cuthbert Eden Heath) родился 23 марта 1859 года в семье офицера, будущего вице-адмирала Королевского военно-морского флота Великобритании, Леопольда Хита. Он был четвёртым в семье из семерых детей. Из-за проблем со слухом (мальчик родился с частичной глухотой) Хит не был призван на службу и не смог пойти по стопам своего отца. Однако, к чести этого человека, во время Первой мировой войны Хит сделал немало для своей страны и как профессионал страховой отрасли, и как гражданин. Но об этом — позже. Хит унаследовал от своих родителей способность к языкам, так что в 16-летнем возрасте был отправлен для обучения во Францию, а затем — Германию, где изучал национальные языки этих стран. Казалось бы, сын высокопоставленного британского морского офицера, который обучается нескольким основным европейским языкам в то время, когда Германия, победив в Франко-Прусской войне 1870–1871 гг., наконец объединилась в единое государство... что за карьеру готовили молодому Хиту? Однако всё вышло намного прозаичнее, чем это можно себе представить. В возрасте 18 лет Кутберт Хит устроился на работу в компанию Messrs Henry Head and Co’s, основанную андеррайтерами Лондонского Ллойда. Свою карьеру выдающегося страховщика сын вице-адмирала начал с заполнения формуляров и сортировки документов, пройдя через все ступени карьерной лестницы до одного из самых известных страховщиков за всю историю отрасли.

В 1880 году, в возрасте всего 21 года, Хит был избран одним из андеррайтеров Ллойда. Для этого потребовалась помощь отца, Леопольда Хита, который внёс за сына депозит в размере 7 тысяч фунтов стерлингов (около 848 тысяч на 2020 год). В книге Д. Гибба «Lloyd’s of London: A Study in Individualism» 1957 года издания автор уделяет особое внимание роли Кутберта Хита в трансформации страхового рынка Ллойда: «своими экспериментами и достижениями в огневом страховании и страховании от несчастных случаев он сделал больше, чем кто-либо другой за последние сто лет, с тем, чтобы изменить бизнес-модель Ллойда и создать новый образец для будущих поколений андеррайтеров». Согласно Акту Ллойда от 1871 года, заложившего правовые основы его бизнеса, страховая корпорация могла заниматься исключительно морским страхованием (за несколько столетий существования огневое страхование было в числе сфер деятельности корпорации, но в конце XIX века операции по нему были приостановлены). В 1885 году, в возрасте 26 лет, андеррайтер Хит от своего имени стал предлагать клиентам разные виды защиты, полагаясь при этом исключительно на собственные и других андеррайтеров, которые соглашались принимать участие в той или иной сделке, капиталы обеспечения, формируя таким образом синдикаты. По духу это было похоже на то, как в конце XVII века в кофейне у Ллойда заключались первые сделки по морскому страхованию (более подробно об этом можно почитать в публикации «Ллойд. Эдвард Ллойд» от 15 марта 2019 года).

Согласно Акту 1871 года, имеющиеся в распоряжении корпорации резервы и депозиты для покрытия ответственности по обязательствам могли использоваться только в морском страховании. Так как операции синдиката андеррайтеров, которые возглавил Кутберт Хит росли, Лондонский Ллойд получил как бы два стандарта покрытия: для морского страхования, усиленного различными видами гарантий; и для всех прочих видов, которое формировалось за счёт текущих премий и свободного капитала андеррайтеров конкретного синдиката. Ещё один автор Г. Райнес в своём основательном труде «A History Of British Insurance» 1947 года приводит следующие цифры. Когда Хит в 1887 году только начал реализовывать неморские виды страхования, совместно с 15 андеррайтерами синдиката ими было собрано 2300 фунтов стерлингов страховой премии (около 304 тысяч фунтов стерлингов в 2020 году). В 1907 году размер собранной премии синдикатом из 20 человек, возглавляемым Хитом, составил 100 тысяч (около 12,1 млн фунтов стерлингов на сегодняшний день). Уже в 1887 году андеррайтер Хит имел свою собственную брокерскую контору, а также учредил страховую компанию с весьма говорящим названием The Excess Insurance Company.

Зал андеррайтинга Лондонского Ллойда в здании Королевской биржи (до 1926 года). Фото 1888 г. (Источник lloyds.com)

В начале своей карьеры Хит был одним из многих андеррайтеров Ллойда, целиком и полностью занимавшихся морским страхованием. Продолжая в этом духе и дальше, мистер Хит наверняка построил бы прекрасную карьеру и вряд ли бы нуждался в чём-либо финансово до конца своей жизни. Да и зачем пытаться изменить что-то в столетиями исправно работающей модели, тем более что Лондонский Ллойд и в конце XIX века воспринимался в западном финансовом мире одним из столпов традиций. Однако Кутберт Хит был человеком иного склада — он не боялся экспериментов и принимал на страх риски, которые отклоняли другие андеррайтеры лишь на том простом основании, что раньше никто такого не делал. В его понимании, если существовал спрос на какой-то вид защиты и стоимость риска могла быть приблизительно рассчитана, то почему нет. Именно такой знаменитый ответ давал Хит на вопрос, почему он страхует тот или иной риск. Он очень редко отклонял какой-либо риск в принципе... однако всегда называл соответствующую уровню риска премию. Начав с одного из старейших видов страхования от огня (напомним, что в конце XIX века Ллойд занимался только морским страхованием), со временем Хит разработал целую линейку новых видов страховой защиты, в числе которых были: страхование производителей алмазов, от упущенной выгоды в результате пожара, комплексного страхования банков, от кражи со взломом, от последствий землетрясения и урагана и других. Во время эпидемии оспы в 1901–1902 гг. в Лондоне Хит предложил страхование от последствий этой болезни, предложив при этом 75% скидку от базового тарифа для тех, кто мог предоставить документальное подтверждение своей вакцинации. Без каких-либо пропагандистских кампаний, лишь используя один из самых базовых инстинктов людей — жадность, Хит смог значительно улучшить эпидемиологическую ситуацию в городе. Ещё одной важной новацией Хита стал введённый в рамках синдиката андеррайтеров аудит, что значительно повысило его финансовую устойчивость.

1902 год для тех из андеррайтеров Ллойда, которые занимались неморским страхованием, можно считать знаковым. В этом году Ллойд распространил практику депозитов и гарантий и на другие виды страхования. Однако потребовалось ещё 9 лет, прежде чем в 1911 году эта практика была законодательно закреплена в виде изменений в Акт Ллойда 1871 года. Лондонский Ллойд де-юре стал универсальным рынком страхования. Можно предположить, что новый акт стал следствием устоявшейся практики, однако на её формальное утверждение могло повлиять одно из крупнейших потрясений для страхового рынка за всю его историю — землетрясение в Сан-Франциско 1906 года и последовавшие за ним пожары. Лишь немногие жители города оформляли страховку от последствий землетрясения, но большинство имели полисы страхования недвижимости от огня. Поскольку возгорания возникали вследствие стихийного бедствия, многие страховые компании либо отказывали в выплате по пожарным полисам, либо выплачивали урезанную сумму возмещения. Синдикат андеррайтеров Хита активно страховал недвижимость от огня в Сан-Франциско, на его долю приходилось около 20% полисодержателей в городе. Несмотря на колоссальный ущерб и формальную возможность избежать выплат, Хит отдал приказ своему агенту в Сан-Франциско: «Произвести выплату в полном объёме всем нашим страхователям, без учёта полисных ограничений». По результатам событий 1906 года в Сан-Франциско синдикат Ллойда, возглавляемый Хитом, выплатил $50 млн. страховых требований, эквивалент $1,4 млрд. на 2020 год. Этот жест значительно укрепил репутацию Ллойда в США и во всём мире, а Кутберта Хита сделал полулегендарной фигурой своего времени.

Ещё одним страховым продуктом, который Хит вывел на рынок, стало страхование от последствий бомбардировок. В 1915 году, в разгар Первой мировой войны, Хит разработал новый страховой продукт для защиты имущественных интересов населения от последствий войны вдали от линии фронта. Это была абсолютно инновационная идея. Дело в том, что во время Первой мировой войны немецкие дирижабли Цеппелин и ранние тяжёлые бомбардировщики Gotha G.IV, пересекая пролив Ла-Манш, сбрасывали бомбы и зажигательные устройства на британские города и, прежде всего, Лондон. За время войны дирижабли совершили 51 налёт на территорию Великобритании, в результате чего погибли 557 человек и еще 1358 человек получили ранения. Конечно, по сравнению с цифрами человеческих потерь и материального ущерба от бомбардировок во время Второй мировой войны, эта статистика не выглядит столь чудовищной, однако речь идёт о самых первых годах использования авиации. На британские города было сброшено более 5000 бомб, что привело к ущербу в 1,5 миллиона фунтов стерлингов (около 86 млн. фунтов стерлингов на 2020 год). Чтобы разработать новый страховой продукт андеррайтер Ллойда Хит произвёл несколько несложных вычислений, взяв за основные переменные количество цеппелинов; частоту атак; количество бомб, которые может нести каждый дирижабль; площадь повреждения от взрыва и плотность лондонской застройки по сравнению с открытыми пространствами. Составив оценку стоимости риска, он затем умножил ее на шесть, чтобы получить страховой тариф. По мере того, как интенсивность воздушных атак возрастала или уменьшалась, тарифная ставка следовала за ней.

Немецкий Цеппелин во время бомбардировки Льежа, Бельгия. Гравюра 1919 г. (Источник Wikimedia Commons)

В 1915 году Хит был назначен попечителем Патриотического фонда Ллойда, учреждённого в 1803 году. Фонд помогает солдатам и морякам, находящимся в нужде, а также вдовам и детям погибших во время военной службы. Во время войны, будучи наследником особняка из 26 комнат в южных пригородах Лондона, Хит передал его правительству для обустройства военного госпиталя, за что был пожалован Орденом Британской империи (OBE). Содержание госпиталя также осуществлялось из личных средств страховщика. После войны в 1919 году Хит участвовал в работе Комитета Министерства труда, выделяя средства для переподготовки ветеранов войны для гражданской службы.

В 1920-е годы в возрасте 60 лет Хит отошёл от повседневной работы в Ллойде, но его синдикат продолжал лидировать на рынке неморского страхования. К 1930-м годам годовой доход страховщика оценивался в 60 тысяч фунтов стерлингов (около 4 млн. на 2020 год), что позволило ему и его жене вести приятное существование, устраивать приёмы, путешествовать на собственной яхте по Средиземному морю и заниматься акварельной живописью. В 1938 году Кутберт Хит пережил инфаркт, не дожив до 80 лет. На траурных мероприятиях, которые проходили в Лондоне, присутствовали практически все крупнейшие деятели Лондонского Сити. Журнал The Economist в своём некрологе назвал его «первым человеком, увидевшим новые возможности в страховании в современном мире... В нем сочетались все элементы великого человека — интеллект, характер, дальновидность, отвага и глубокая личная скромность».

Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад