mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
26.11.2020  |  просмотров: 189

В своих публикациях мы не раз говорили о проблеме пожаров и огневого страхования в дореволюционной России. Действительно, пожары, борьба с ними и их последствиями были настоящей головной болью — как властей разных уровней, так и российских страховщиков. Изучая литературу по этой проблеме, становится очевидна как чудовищность ежегодного экономического ущерба, так и неисчислимость бед для населения страны от огня. По оценке современников, на рубеже XIX–XX века ежегодный ущерб от пожаров оценивался в сумму от 300 до 700 млн. руб. Много это или мало? Доход казны от питейных налогов, самой крупной доходной статьи бюджета Российской империи, в 1901 году составил 318 млн. руб. При обсуждении разных аспектов этого вопроса — от огнеупорных материалов и средств тушения до спонсирования страховщиками мер противопожарной защиты на местах и особенностей страхового тарифа нередко упускается из виду вопрос защиты... самих огнеборцев. В сегодняшней публикации мы попробуем проследить путь учреждения специализированного общества защиты пожарных: от идеи, озвученной на одном знаковом для всей страны мероприятии конца XIX века, до её реализации в виде кассы взаимопомощи «Общество Голубого Креста».

Знак Общества Голубого Креста (Источник shust-n / sammler.ru)

Нередко случается так, что значительные события происходят весьма буднично, в тени иных, более ярких и поражающих воображение. Действительно, кто, кроме специалистов отрасли, обратит внимание на идею страхования огнеборцев от несчастных случаев? А ведь речь идёт о десятках тысячах человек, постоянно рискующих собственной жизнью и спокойствием своих семей ради материальных интересов и жизней других людей. Председатель Управления брянского отделения «Общества Голубого Креста» писал в своем докладе брянскому же городскому голове: «Большинство огнеборцев являются отставными солдатами, так называемыми инвалидами. Если не все, то многие из них являются обремененными значительными семействами, посему большую часть своего жалованья они отсылают своим семьям, живущим где-либо в деревнях или на окраинах городов. Нередко бывало, что пожарные живут со своими семьями в казармах, но и в этом случае их жалованье всегда идет на содержание их. И содержание семьи каждого пожарного служителя является обеспеченным исключительно тем жалованьем, какое он получает за свой труд... В самом деле, кому неизвестны случаи, когда пожарные, забираясь на крышу или на второй и третий этажи домов, совершенно неожиданно падали вниз с обрушившеюся крышею или потолком, ушибались до смерти или оставались калеками на всю жизнь. Более часты, конечно, такие случаи, когда пожарные во время борьбы с огнем получали ушибы или поранения той или иной части тела. Причем такие случайности нередко вызывали с их стороны затраты денежных средств из собственных сбережений на лечение, в целях укрепления их здоровья».

Председатель Бюро брандмейстеров (Источник Пожарное дело в царствование дома Романовых [1613-1913] Д. Бородин)

До революции в России существовало множество благотворительных обществ самого разного толка. Царское правительство благосклонно относилось к таким инициативам, поддерживая их порой на самом высоком уровне. Одни имели практическое значение и на самом деле двигали вперёд социально-экономическую жизнь в стране, нередко заполняя собой пробелы в деятельности государства. Другие существовали больше ради тщеславия попечителей, которые получали возможность носить всё больше лент, медалей и отличительных жетонов. Одним из удачных примеров такого благотворительного общества, чьё появление было одобрено на самом высоком уровне, стало учреждённое в 1897 году всероссийское общество взаимопомощи пожарных «Голубой крест». Однако его история началась на мероприятии, которое запомнилось вовсе не этим.

В 1896 году в Нижнем-Новгороде состоялась XVI Всероссийская Промышленная и Художественная Выставка, ставшая крупнейшей в дореволюционной России. Средства на проведение выделил сам император Николай Второй. Специально к этому событию в «хлебной столице» России, как называли Нижний Новгород раньше, открыли первую в стране линию электрического трамвая, были устроены фуникулёры, построены общественные здания, проведено множество улучшений в городской среде. Некоторые павильоны выставки были разработаны такими известнейшими архитекторами не только своего времени, но и наших дней, как Лев Кекушев, Фёдор Шехтель, Виктор Мазырин; главный зал для собраний на 900 человек был построен по проекту Леонтия Бенуа. Выставка запомнилась огромным количеством посетителей (около миллиона человек в период с мая по октябрь), а также рядом достижений промышленности и науки. Были представлены: первая в мире гиперболоидная стальная сетчатая башня конструкции Шухова, первый русский автомобиль конструкции Фрезе-Яковлева и другие новшества. Освещение выставки осуществлялось электричеством (и это спустя всего несколько лет после начала эры электрического освещения в стране!) В числе гостей числилось множество крупнейших предпринимателей, банкиров, представителей знатных фамилий. Словом, это было событие поистине государственного масштаба и размаха. Можно представить, в какое оживление привело оно как городских обывателей, так и тысяч купцов, чья торговля уже многие годы была завязана на Нижегородскую ярмарку, дела которой к концу XIX века пришли в расстройство.

Пожарный отдел Нижегородской выставки 1896 года (Источник Пожарное дело в царствование дома Романовых [1613-1913] Д. Бородин)

На фоне этого великолепия более приземлённые или, так сказать, технические аспекты мероприятия, конечно же, находятся в тени. Нижегородская выставка 1896 года состояла из 20 «отделов» и ещё доброй половины подотделов. Одним таким подотделом и стал, говоря на современный лад, первый в истории совместный саммит пожарных деятелей и страховщиков — представителей компаний огневого страхования. 25 июня (по старому стилю) 1896 года в том самом специально построенном по проекту Леонтия Бенуа зале Нижегородской выставки на 900 мест (не путайте со знаменитым зданием Главного ярмарочного дома 1890 года постройки) состоялось торжественное открытие первого в истории России Съезда членов Соединённого российского пожарного общества (с 1901 года — Императорское российское пожарное общество ИРПО) и образованного при нём Особого пожарно-страхового отдела. Инициатором этого стал известный пожарный деятель князь Александр Львов (1863–1922). С 1894 года он состоял председателем совета упомянутого пожарного общества и редактором ежемесячного специализированного журнала «Пожарное дело», который выходил в России вплоть до 1919 года. К числу главных заслуг князя Львова нужно отнести создание сети добровольных пожарных команд, которые к началу Первой мировой войны насчитывали более 40 тысяч участников. Также по его инициативе были созданы всероссийские передвижные пожарно-технические выставки для целей наглядной пропаганды на базе специально оборудованного речного судна «Первенец» (1897), которое совершало плавания по Мариинской водной системе, и поезда (1899), выполнявшего рейсы по малым городам и сёлам России (всего 116 и 78 стоянок соответственно).

А.Д. Львов в форме Императорского российского пожарного общества (Источник Wikimedia Commons)

Пожарная ладья Первенец на реке Неве в Санкт-Петербурге (Источник Пожарное дело в царствование дома Романовых [1613-1913] Д. Бородин)

В съезде приняли участие около 150 делегатов от вольных пожарных команд и, что представляет особый интерес в рамках наших публикаций, около 80 пожарно-страховых деятелей. К концу XIX века российские компании огневого страхования накопили обширную статистику по пожарам, причём качество её значительно превосходило те сведения, что имелись в распоряжении государственных органов власти. Важность таких саммитов при столь представительном составе участников хорошо осознавалась как в среде предпринимателей, так и на самом верху. Император Николай Второй в ответ на донесение об открытии съезда «соизволил удостоить» Нижегородского генерал-губернатора Н.М. Баранова следующей телеграммой «Передайте председателю и членам Первого Съезда Пожарного Общества Мою сердечную благодарность, а также Мои пожелания полного успеха и процветания в будущем. Николай».

Как и на любом современном саммите, были представлены доклады разной тематики, как то: «Необходимость реформ пожарного дела в России» графа В.С. Татищева; «Об устройстве передвижной пожарной выставки» графа А.Д. Львова; «О введении механических двигателей вместо пожарных лошадей» К.К. Йордана и др. Среди десятков докладов особое внимание в резолюции съезда было уделено докладу известного страхового деятеля А.А. Шахта по вопросу о взаимном страховании пожарных. Съезд постановил «а) признать учреждение взаимного страхования пожарных безотлагательно необходимым... б) просить Главный Совет теперь же сообщить всем пожарным командам и обществам о предпринимаемой разработке устава и предложить им собрать по подписке посильные взносы для образования первоначального фонда...» В январе 1897 года была созвана специальная комиссия для выработки положения «о страховании жизни и трудоспособности пожарных». В неё вошли представители разных профессий, включая таких известных деятелей страхования своего времени как М.А. Остроградский, Н.А. Белоцветов и уже упомянутый А.А. Шахт. В скором времени были подготовлены практические положения для учреждения нового общества. 19 мая (по старому стилю) 1897 года редакция устава была окончена, а 27 июня этого же года Николай Второй утвердил устав Общества и рисунки его знаков.

Общество голубого креста. Рекламное объявление 1902 г. (Источник an-vlad.livejournal.com)

В проспекте «Всероссийское Общество взаимопомощи пожарных деятелей «Общество Голубаго (именно так) Креста», изданном в 1899 году, приводится следующее обоснование его деятельности: «Мысль об обеспечении пожарных деятелей на случай несчастий с ними во время исполнения их тяжёлой службы, возникшая сначала на первом пожарном съезде в 1892 году, а затем пробудившаяся на втором съезде в 1896 году в Нижнем-Новгороде, получила практическое осуществление... Более года потребовалось на образование фонда в 10 тысяч рублей, без которого Общество не могло открыть своих действий. К июлю 1898 года капитал был собран, и 29-го августа состоялось первое общее собрание членов Общества, в котором избрано Главное Управление, утверждена смета расходов, определён размер членских взносов и вообще намечена программа деятельности Общества».

Председателем Общества был выбран уже известный нам князь Георгий Евгеньевич Львов. В числе других лиц, оказавших существенное влияние на становление и деятельность «Общества Голубого Креста», стоит отметить директора-распорядителя одной из крупнейших компаний огневого страхования России «Саламандра» Николая Алексеевича Белоцветова. На протяжении многих лет издания журнала страховых вопросов «Страховое обозрение» Белоцветов регулярно публиковался на его страницах и имел репутацию одного из ведущих теоретиков и практиков отрасли. Ещё один страховщик, который принял участие в этой инициативе ­— Александр Андреевич Шахт. Он имел большой опыт работы на разных должностях от помощника главного агента общества «Якорь» до управляющего «Взаимного общества страхования от градобития». С именем Шахта связана одна из самых больших авантюр на страховом рынке России, а именно — создание и банкротство страхового общества «Москва». Однако к чести этого человека, ему никогда не были предъявлены обвинения в мошенничестве. В 1892 году Шахт возглавил редакцию журнала «Русский Вестник страхования» и газеты «Страховые Вести». Таким образом, российские страховщики приняли самое непосредственное участие в создании и администрировании кассы взаимопомощи пожарных всей Российской империи. Будучи прекрасно знакомыми со статистикой пожаров и числом жертв, страховщики как никто понимали необходимость учреждения кассы взаимопомощи для огнеборцев.

Трубная образцовой пожарной команды. Фото конца XIX — начала XX века

Итак, что же предлагало «Общество Голубого Креста» своим членам? «Преследуя исключительно цель взаимопомощи пожарных деятелей и не имея в виду никаких прибылей, Общество большую часть собираемых им средств обращает на выдачу обеспеченных вознаграждений и безвозвратных пособий, а остаточные суммы отчисляет на увеличение запасного и операционного капиталов», — сообщалось в документах общества. Размер вознаграждений варьировался между 100 и 1000 рублей (последнее — в случае смерти или полной инвалидности огнеборца). Кроме того, практиковалась компенсация временной нетрудоспособности — от 10 копеек до 1 рубля в день.

Уже упомянутый выше журнал «Пожарное дело», редактором которого был князь Львов, опубликовал финансовые результаты операций по страхованию от несчастных случаев пожарных, состоящих в Обществе, за период с его основания по январь 1905 года. Число застрахованных лиц, состоящих в пожарных обществах и дружинах, городских, полицейских и частных пожарных командах в первый год составило 3 448 человек, а в 1905 году равнялось уже 18 886 человек. Размер общей страховой суммы (или «обеспечиваемых капиталов», как оно именуется в отчёте) вырос с почти 1,7 млн. руб. в 1898/9 гг. до более чем 13,5 млн. руб. в 1905 г. Годовой членский взнос на каждое застрахованное лицо за это время менялся незначительно от 1 р. 10 коп. до 1 руб. 27 коп. — вполне подъемные суммы для рядовых огнеборцев. За 1898/9 годы было выплачено почти 1700 руб. суммарного суточного вознаграждения на случай временной неспособности к труду, в 1904 году цифра составила почти 12 тысяч руб. В 1904 году было зарегистрировано 147 несчастных случаев, размер выплат по которым составил более 9100 руб. Выплаты за 1898/9 гг. составили всего 9,54%, а за 1904 год уже 38,05% от общей премии. Чтобы весьма приблизительно представить эти цифры в современных ценах, мы предлагаем воспользоваться соотношением 1:600.

Совет «Общества Голубого Креста» размещался в Санкт-Петербурге, на Большой Морской улице дом 39, в одном здании с Музеем пожарных инструментов и профильной библиотекой. Здесь же, на Большой Морской дом 37, находилась штаб-квартира крупнейшего российского страховщика общества «Россия», а по другую сторону квартала, на набережной реки Мойка — «Первого Российского страхового общества». Вряд ли такое соседство можно считать случайным. Роль общества с годами все усиливалась и его будущее виделось довольно перспективным... Но Октябрьская революция 1917 прервала развитие этой частной инициативы, и заботу о пожарных и их семьях целиком и полностью взяла в свои руки новая большевистская власть.

Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад