mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
08.01.2021  |  просмотров: 71

Комплекс зданий, о которых мы расскажем сегодня, занимает особое место в истории градостроительства Северной столицы — города, который сложно удивить очередной выдающейся постройкой. Его заказчиком выступило старейшее Первое Российское страховое общество, архитекторами — три брата одной из самых известных художественных династий России. Этот доходный дом-квартал с несколькими десятками парадных и лабиринтом внутренних дворов рассматривался в качестве эталонного для всей последующей застройки Санкт-Петербурга, но скорое начало Первой мировой войны и Октябрьская революция 1917 года кардинальным образом изменили как судьбу его жильцов, так и его самого. Когда последняя очередь комплекса была сдана в 1914 году, это стало запоздалым подарком для элиты, дни которой были уже сочтены. Но история дома на этом не закончилась, скорее наоборот, начался самый интересный период его существования. Жить хорошо — неотъемлемая потребность человека в независимости от политического строя. Очень быстро роскошные квартиры облюбовала новая власть большевиков, здесь стали селить выдающихся деятелей искусства, при этом часть квартир была переделана в коммуналки. Если присмотреться повнимательнее к «Дому Бенуа», как его прозвали в народе, то за прошедшие сто лет в нём изменилось немного, а сам он стал в чём-то аллегорией на всю нашу страну.

Доходный дом Первого Российского страхового общества со стороны Каменноостровского проспекта (Дом Бенуа). Фото 1915 г. (Источник Wikimedia Commons)

Сто лет назад, когда строительство комплекса зданий Первого Российского страхового общества было завершено, это был самый большой дом в Санкт-Петербурге, вероятно, и во всей Российской империи. Возникает вопрос, где в начале XX века в столице можно было разместить всё это? Очевидно, что строить доходный дом для элиты где-нибудь на окраине города нелепо. Но и снести часть исторической застройки в центре, если и возможно, будет стоить огромных затрат. Выход был найден — под застройку были выкуплены участки на Петроградском острове, буквально в километре от Петропавловской крепости и около трёх километров от Зимнего дворца. Казалось бы, почти центр города... но, что называется, на отшибе. До открытия постоянного Троицкого моста, подарка на 200-летие города, Петроградская сторона производила впечатление пригорода. Следующее описание Каменного острова и Каменноостровского проспекта начала XX века встречается в книге В.Н. Княжнина, изданной в 1922 г. и посвящённой биографии А.А. Блока: «Петербургская сторона, даже в начале 1900-х гг., была чистейшим провинциальным уголком, на 9/10 состоявшим из деревянных домиков, с садами и деревянными мостками вместо панелей... Даже на Каменноостровском проспекте в те годы владельцы и жильцы полудач-особняков в летнее время устраивали иллюминации в дни своих именин и рождений и даже пускали фейерверки. Большой и каменноостровский прорезала унылая, неторопливая конка, и сидевшие на империале её при проезде задевали шляпами за деревья».

Петроградский остров, Большая Монетная, 13. Фото 1898 г. (Источник pastvu.com)

Лучшее представление о каком-либо месте дают воспоминания человека. Для питерской писательницы Наталии Соколовской «Дом трёх Бенуа» стал одним из переживаний детства. В эссе «Мания Бенуа» Соколовская пишет: «Сначала в 1912-м принял своих первых жильцов дом № 26–28 по Каменноостровскому проспекту: „первая очередь“ строящегося жилого комплекса, равного которому не было тогда в столице империи. Весь квартал походил на погибший в том же 1912 году „Титаник“. Это и впрямь был огромный корабль, врастающий вглубь пространства сложноустроенными, сверкающими в ночи палубами-этажами. И все это чудо жилой архитектуры вынырнуло кормой прямо в 1914 год — в начало Первой мировой войны — на улицы Кронверкскую и Большую Пушкарскую (дома 29 и 37 соответственно)... Но главное — там остается дом, построенный Леонтием Бенуа, тот самый, целый квартал занявший дом-корабль, где с середины 1920-х годов, в первом по Большой Пушкарской (если идти от Каменноостровского) подъезде, на шестом этаже жили четыре сестры, мои будущие бабушки (родная и двоюродные). Когда точно и каким образом они, классово чуждые Советам поповские дочки, оказались в этом доме, остается для меня загадкой. Я же стала бывать там с раннего детства и даже неподолгу гостить».

Самый выдающийся доходный дом в коллекции недвижимости Первого Российского страхового общества запомнился вовсе не заказчиком строительства, но своими архитекторами. Над его созданием работали три брата, два родных и один двоюродный. Дворянский род Бенуа имеет французское происхождение, его представители — в числе наиболее выдающихся художественных деятелей России. Один из архитекторов, Леонтий Бенуа, проектировал «Корпус Бенуа» в Санкт-Петербурге, где сейчас располагается Русский музей. Среди его работ множество знаковых построек в Северной столице, а единственной постройкой в Москве является доходный дом Первого Российского страхового общества на углу улиц Кузнецкий мост и Большая Лубянка. Юлий Бенуа известен прежде всего доходным домом Н. В. Безобразовой на набережной канала Грибоедова в Санкт-Петербурге. Альберт Бенуа известен как художник-акварелист. В разработке проекта принимал участие также один из мастеров московского модерна Анатолий Гунст, но для народной молвы места для фамилии Гунста в названии дома уже найтись не могло.

Деревянные дома на Каменноостровском проспекте, 20-22. Фото 1890 г. (Источник pastvu.com)

В начале публикации мы упомянули, что после Октябрьской революции 1917 года начался самый интересный период существования дома. Хотя часть многокомнатных квартир прошла через «уплотнение» и роскошные апартаменты были превращены в коммуналки, лучшие квартиры достались советской партийной элите, в том числе руководителями города. Интегрированные гаражи по изначальному проекту Бенуа пришлись очень кстати его новым высокопоставленным жильцам. Помимо этого, к их услугам были все удобства, созданные ещё при царской власти: от парового отопления, электричества и телефона до лифтов, собственных прачечных и автономной электростанции. В доме было 25 парадных и до революции в каждой из них дежурил швейцар. К каждому из десяти дворов, составляющие настоящий лабиринт внутреннего пространства дома, был прикреплён свой дворник. В инфраструктуре комплекса имелась даже снеготаялка. Все эти удобства предназначались жителям всего 250 квартир.

С апреля 1926 года в квартире с окнами на Каменноостровский проспект жил один из ключевых деятелей партии, первый секретарь Ленинградского обкома ВКП(б) Сергей Миронович Киров. Убийство Кирова 1 декабря 1934 года стало поводом для начала массовых репрессий в СССР. С 1955 года квартира Кирова, где он жил с женой до самой смерти, была превращена в музей, который существует по сей день. Как для Москвы одним из символов политического террора стал Дом на набережной, которому хлёсткая народная молва дала и такое прозвище как «дом предварительного заключения», так и для Санкт-Петербурга одним из таких символов стал «Дом трёх Бенуа», многие высокопоставленные жители которого не избежали ночных арестов 1930-х годов. Среди репрессированных жителей дома: военачальник В.М. Гиттис, председатель Ленинградского исполкома И.Ф. Кодацкий, народный комиссар народного хозяйства Н.П. Комаров и другие. С 1924 по 1926 гг. здесь жил Григорий Зиновьев — ещё одна яркая личность, один из тех, кто вступил в открытую вражду со Сталиным и был расстрелян в 1936 году по сфабрикованному делу «Московского центра» (процесс «Антисоветского объединенного троцкистско-зиновьевского центра»). Среди жителей дома, благополучно переживших репрессии, были: биолог В.И. Иоффе, трижды лауреат Сталинской премии, скульптор М.Г. Манизер, маршал Советского союза В.М. Шапошников. В одной из квартир «Дома Бенуа» находился «Клуб Куусинена» — подпольная организация финских коммунистов, где в 1920 году произошла массовая стрельба. Жертвами стали восемь человек, десять получили ранения. Во время советско-финляндской войны 1939-1940 гг. Отто Куусинен советским правительством был назначен главой марионеточной Финляндской Демократической Республики, существование которой де-факто было только на бумаге.

Каменноостровский проспект. Дом страхового общества (Дом Бенуа) на задне плане. Фото 1913-1914 гг. (Источник pastvu.com)

В курдонёре (от фр. почётный двор) со стороны Кронверкской улицы установлен памятник композитору Дмитрию Шостаковичу, который жил в квартире № 5 корпуса вдоль Большой Пушкарской улицы с 1937 по 1941 год до своей эвакуации в Куйбышев (Самару). Здесь он сочинил первые три части произведения, которое после назовёт Седьмой симфонией. Ленинградская симфония, которую Шостакович закончил в конце 1941 года уже в эвакуации, исполненная 9 августа 1942 года в Большом зале филармонии блокадного Ленинграда, стала одним из символов сопротивления и стойкости советских людей. С 1945 по 1948 гг. в «Доме Бенуа» находилась общественная приёмная Шостаковича в статусе депутата Верховного Совета СССР.

Сегодня «Дом трёх Бенуа» можно назвать аллегорией на всю Россию. Самое первое сравнение, которое приходит в голову, это его размер. Как и наша страна, он также необъятен. Одни его подъезды, с местами отвалившейся масляной краской зелёного или персикового цвета, освещаемые лампочками накаливания, с привычными многим железными ящиками для писем и потёртыми ступенями лестницы мало отличимы от подъездов миллионов самых обыкновенных домов от Калининграда до Владивостока, разве что высота потолков выдаёт особенное происхождение дома. Другие парадные содержатся в исключительной чистоте, в них мягкий свет и цветы в кадках, а на входе посетителей встречает консьерж. В столь разных подъездах одного дома, как и в границах одной страны, живут самые разные люди: от наёмных рабочих в ещё оставшихся с советского времени коммуналках до наиболее обеспеченной прослойки в квартирах, размерам которых позавидовал бы и профессор Преображенский из романа Михаила Булгакова «Собачье сердце». А у него, напомним, было целых семь комнат, хотя он и желал иметь восьмую, под библиотеку.

Курдонёр (парадный двор) дома Первого Российского страхового общества (Дом Бенуа) со стороны Каменноостровского проспекта. Фото 1913 г. (Источник pastvu.com)

Главный фасад дома со стороны Каменноостровского проспекта, строительство которого было окончено в 1912 году, отделан серым камнем и колоннами дорического ордера, украшен маскаронами и балюстрадой. Его плавная линия в сочетании с монументальным декором выглядит сдержанно, но не отказывает себе в элегантности. В этом облике ощущается архитектурная традиция северной Европы. Неоклассический стиль в архитектуре с вкраплениями украшательства, без которых уже невозможно было обойтись в начале XX века не прослыв ретроградом, в лучшей мере подчеркивал солидность и престиж компании-заказчика из финансового сектора. Со стороны Кронверкской улицы корпуса, строительство которых было окончено в 1914 году, производят более радостное впечатление и оформлены не без оглядки на традицию архитектуры итальянского Возрождения, напоминая дом страхового общества «Россия» на Сретенском бульваре в Москве. Однако, тогда как дом общества «Россия» отличается большей помпезностью и декоративностью, как бы кричащей о своей исключительности на фоне патриархальных зданий Первопрестольной, дом Первого Российского общества представляется более целостным произведением искусства, где роскошь проявляется в сдержанной декоративности и монументальности.

Помимо квартир самого разного класса сегодня есть здесь и небольшие магазины, гостиницы, кафе, музей. Это не просто город в городе, это макет целой страны. Запутанную систему дворов-колодцев можно сравнить с путанностью нашей же системы управления. Уличные фасады, поддерживаемые в достойном виде, выглядят вовсе не так презентабельно, если заглянуть за угол или пройти вглубь иного двора — и в этом тоже можно усмотреть аллегорию на нарядную парадность нескольких городов нашей страны и унылую будничность всего остального обжитого пространства. Наконец, в этом доме жили выдающиеся деятели прошлого, творцы политической и культурной жизни. Так что история «Дома трёх Бенуа» теперь неразрывно связана и с историей России.

Интерьеры в Доме Бенуа. Фото 1912-1914 гг. (Источник pastvu.com)
Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад