mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
22.01.2021  |  просмотров: 154

До распространения кино и появления торговых центров театры являлись одним из немногих мест массового скопления людей в условиях замкнутого пространства. Свечи, керосиновые светильники, искрящая проводка первых электрических ламп вместе с деревянными конструкциями сцены и множеством легковоспламеняющихся тканей служили идеальной средой для возникновения и быстрого распространения огня. Вид охваченной в несколько мгновений пламенем сцены порождал у публики панику, а запертые в помещении продукты горения превращали зрительский зал в душегубку. Пожары театров приводили не только к значительному материальному ущербу, но и к огромным человеческим жертвам. Для решения этой проблемы, не только в России, но и во всём мире, театры стали своего рода экспериментальной площадкой по внедрению самых передовых методов предупреждения и борьбы с огнём. Не меньше общественности в снижении их горимости были заинтересованы и страховщики.

Рингтеатр в Вене, Австрия. Фото 1881 г. (Источник Wikimedia Commons)

Правила пожарной безопасности написаны кровью. На протяжении столетий, открывая свежий выпуск London Gazette, Le Figaro, The Times или «Московских ведомостей», публика разных стран с печальной регулярностью узнавала об очередном разрушительном пожаре театра, сопровождавшегося множеством жертв. Поскольку крупные городские театры посещало немало представителей высшего сословия, для аристократии эти заведения являлись одними из наиболее опасных мест на планете. Риск погибнуть в театральном пожаре, находясь вовсе не на передовой, а в самом центре той или иной европейской столицы, казался чем-то чудовищным и бесчестным одновременно. Несмотря на бурную эмоциональную реакцию с требованием положить конец подобным происшествиям, спустя некоторое время всё успокаивалось, а трагедия приписывалась очередному несчастному случаю, полностью избежать которых невозможно ни в одном деле.

Согласно статистике Соединённого Российского пожарного общества за 1897 год, средняя продолжительность существования какого-либо театра в мире составляла всего 22 года. С 1751 по 1885 гг. сгорело 730 театров! Вероятно, что в эти данные не включены небольшие провинциальные деревянные театры и уж тем более цирки-шапито. В этих происшествиях погибли тысячи людей, причём лишь в одном пожаре театра в Гуанчжоу (Китай) 1845 года погибло 1670 человек — это самый смертоносный театральный пожар в истории, который даже занесён в Книгу рекордов Гиннесса. Пожар в балагане Лемана в Санкт-Петербурге в 1836 году стоил жизни от 120 до 700 человек, однако в статистике пожарного общества фигурирует цифра 800 человек. В пожаре Бруклинского театра (США) в 1876 году погибло около 300 человек. Театральные пожары со множеством жертв происходили в Германии, Франции, Италии и других странах. Раз за разом эти происшествия поднимали вопрос улучшения пожарной безопасности. Однако взяться за проблему всерьёз решились после происшествия в стране, которая известна на весь мир своей театральной и культурной традицией.

Здание театра в Гуанчжоу (Китай), пожар 1845 года стоил жизни 1670 человек. Фото XIX в. (Источник clocktower.org)

Одной из передовых стран в вопросе улучшения безопасности театров в конце XIX века стала Австрия. Заняться этим вопросом правительство вынудил чудовищный по количеству погибших пожар Рингтеатра 8 декабря 1881 года в Вене. Пожар начался за сценой непосредственно перед началом оперы Ж. Оффенбаха «Сказки Гофмана». Число жертв происшествия составило по разным данным от 449 до 600 человек, однако встречаются оценки и 1000 человек. Спроектированный на 1700 мест, не имея достаточной площади застройки, театр был построен в высоту, что сделало невозможным эвакуацию людей с верхних ярусов. Театр выгорел полностью, остались только кирпичные стены. Было установлено, что от начала возгорания до того момента, как весь зрительский зал был охвачен огнём, прошло не более двух минут! Вскоре была созвана комиссия при участии архитекторов, инженеров, химиков и лиц, хорошо знакомых с устройством сцены для выработки новых правил пожарной безопасности в театрах. Годом позднее в 1882 году в Австрии был принят закон, содержащий множество нововведений от использования огнеупорных материалов, систем пожаротушения и обязательного устройства специального железного занавеса сцены до порядка открытия дверей и количества эвакуационных лестниц. С развитием электрических систем и телефона все эти новшества тут же начинали использоваться в театрах как способы повышения безопасности посетителей и сохранения имущества. Опыт Австрии стал примером и для других европейских государств, в том числе и России.

Немцев по праву можно считать пионерами в пожарной безопасности. Много раньше, чем в Австрии, в независимом государстве Бавария после уничтожения в 1823 году огнём Национального театра Мюнхена были использованы системы, ставшие обыденностью лишь более 60 лет спустя. Театр отстроили заново в 1825 году, расчистив вокруг него пространство для свободного подъезда пожарных экипажей. Впервые в мире при театре был учреждён постоянный пожарный наряд из 16 человек и 3 брандмейстеров под начальством брандмайора. Мюнхенский театр стал первым в истории, в котором установили систему оросителей — прототип спринклерной системы пожаротушения, которую компании огневого страхования рассматривали в качестве «золотого стандарта» пожарной безопасности на рубеже XIX-XX века и даже финансировали её установку в отдельных случаях. Для этой системы был создан резервуар объёмом 60 тыс. литров воды, а также подключение к городскому водопроводу. В системе насчитывалось более 91 тысячи отверстий, которые в одну минуту способны были распылять 40 кубометров воды. Также установили 52 гидранта на сцене и 22 гидранта в зрительском зале. Уже тогда в театре был использован железный противопожарный занавес. На крыше оборудованы специальные вентиляционные люки. В 1885 году в театре провели электрическое освещение, но оставлены 100 керосиновых ламп на случай, если свет погаснет. Последнее оказалось не лишним, так как во время одного из спектаклей свет в зале полностью потух. Публика не поддалась панике, но приписала полную темноту задумке ходу пьесы, пока не зажгли резервное освещение. Декорации обрабатывались огнеупорным составом, были предусмотрены также огнеупорные покрывала для борьбы с пламенем или обертывания в них людей. Была тщательно продумана система эвакуации. Мюнхенский театр 1825 года постройки простоял в целости до 1943 года, пока не был уничтожен бомбардировкой воздушных сил союзников.

Руины венского Рингтеатра после декабрьского пожара 1881 года. Фото 1881 г. (Источник Wikimedia Commons)

Хотя меры противопожарной защиты театров улучшались, количество происшествий с ними оставалось значительным. С 1881 по 1891 год в мире было зарегистрировано 155 случаев возгораний в театрах, из них 127 привели к полному их уничтожению. Во всех этих пожарах погибло около 800 человек, не считая погибших в венском Рингтеатре. География этих пожаров распределялась следующим образом. Наибольшее число случаев количеством 34 зарегистрировано в Великобритании, затем идут США (30), Россия (23), Франция (12), Австро-Венгрия (14), Германия (10), Испания, Бельгия и Италия по 2 случая в каждой стране.

Российские акционерные компании страховали театры. В их тарифах и инструкциях для агентов как нельзя лучше отразились опасения в отношении таких рисков. Воспользуемся «Тарифом премий на застрахование от огня имуществ в городе Санкт-Петербурге и его окрестностях», изданного в апреле 1914 года. Это унифицированный тариф для акционерных обществ в рамках соглашения «Страхового синдиката» 1875 года. В параграфе 29 приводятся сведения по премии за театры и цирки. Наименьший тариф в размере 3% применяется за каменные театры «крытые прочно». За постройку, несущие конструкции которой имеют смешанный характер, тариф составляет уже 4,2% при наличии «прочной» крыши и 4,8%, если крыша «непрочная». Наибольший тариф применяется к деревянным театрам с деревянной же крышей и составляет 6%. Ко всем этим тарифам предусмотрена 20% надбавка к тарифу кроме тех театров, которые освещаются исключительно электричеством. Частные театры в залах жилых домов с временным устройством сцены и без приспособлений для спуска под сцену и без колосников (элемент гарнитуры топки печи) театрами не считаются. За движимое имущество в театрах премия взымается в том же размере, как и за сами здания. В тарифе приводится замечание, что «установленные за театры и цирки премии следует взымать совершенно независимо от того, происходят ли в театрах или цирках представления или нет, равно предвидятся или не предвидятся таковые в течение всего времени страхования, даже в тех случаях, когда страхователь письменно удостоверил, что представлений не будет». И хотя страхование деревянных театров и цирков предусмотрено в тарифе премий, в инструкции агентам Санкт-Петербургского общества страхований в конце параграфа 39 «Страхования, к приёму не разрешаемые» через запятую перечисляются «деревянные цирки, театры, деревянные ярмарочные постройки, извозчичьи и постоялые дворы». Этот запрет не уникален и встречается в инструкциях агентам и других компаний. Что бы ни значилось в тарифе, но принимать на себя по доброй воле убыточный риск не захочет ни один страховщик.

Театр Солодовникова (Сейчас Театр оперетты) в Москве до пожара 1907 года. Открытка 1901-1903 гг. (Источник pastvu.com)

За устройство в театрах автоматических огнетушителей (спринклеров) применялись правила, изложенные в фабричном тарифе. Это означало значительные скидки для страхователя, а именно: «За снабжение спринклерами всех без исключения помещений театрального здания с использованием брандмауэра и железного занавеса скидка составляет 45% с премии». Сложно представить себе, чтобы владелец театра оснастил такими устройствами все без исключения помещения, но и в случае, если спринклерами была оснащена только сцена, скидка составила бы 20% без использования железного занавеса и 30% с использованием оного. Однако не всегда системы тушения оказывались эффективными в целях предотвращения крупного пожара, если их работа не была полностью автоматизирована. О таком случае мы расскажем далее.

Пожар театра Солодовникова в Москве в 1907 году стал своего рода хрестоматийным примером того, что даже новейшие технические приспособления бессильны, если находятся в зависимости от человека. Здание находится в центре Москвы на пересечении улиц Кузнецкий мост и Большая Дмитровка. Это перестроенный особняк, в котором располагалась «Частная русская опера» С. И. Мамонтова и «Оперный театр Зимина». С 1961 года и по сегодняшний день здание занимает Московский театр оперетты. К счастью, в этот раз обошлось без человеческих жертв, поскольку возгорание произошло рано утром в одном из подсобных помещений. По описаниям дореволюционной прессы, охрана театра вместо своих прямых обязанностей устроила скромную пирушку с алкоголем и женщинами, после чего все улеглись спать. Около 3 утра один из сторожей проснулся от запаха едкого дыма, но вместо того, чтобы воспользоваться электрической системой оповещения или же позвонить в пожарную часть по телефону, расположенному в театре, выбежал на улицу и направился к телефону в соседний магазин, который, разумеется, был закрыт. С трудом пробравшись в лавку, сторож так и не смог вызвать пожарную бригаду, поскольку «телефонная барышня» с невозмутимостью, достойной лучшего применения, продолжала требовать от него назвать конкретный номер пожарной части. Лишь около 5 утра огонь был замечен с пожарной каланчи Тверской части. Прибывшие на место паровые пожарные машины тушили уже остатки того, что некогда представляло из себя театр Солодовникова. Зданию не помогла ни система оповещения о пожаре, ни телефон — всё ещё редкий и дорогой атрибут даже в крупнейших городах страны. В театре было устроено 48 пожарных кранов и спринклерные оросители на сцене. Система оповещения была напрямую соединена с Тверской пожарной частью. Не был учтён лишь один фактор — человеческий. Убыток составил около 150 тыс. руб.

Остов Солодовникова театра. Газетная вырезка, фото 1907 г. (Источник pastvu.com)
Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад