Росгосстрах
mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
30.01.2021  |  просмотров: 146

В одной из прошлых публикаций мы рассказывали о настойчивых попытках двух американских обществ страхования жизни нелегально закрепиться на дореволюционном российском рынке. Ведь были времена — может подумать уважаемый читатель — американские страховщики готовы были на всё, лишь бы работать в России! Времена эти были давно, если говорить более точно, то речь идёт о 70-х годах XIX столетия. Со временем легализовавшись, американские компании Equitable Life и New York Life благополучно продолжили свою работу в России вплоть до Октябрьской революции 1917 года. Однако была ещё одна волна нелегальной страховой «иммиграции». Случилась она перед самым началом Первой мировой войны. И если упомянуть здесь, что пришельцы эти были немецкого и австрийского происхождения, то вся история, о которой мы поведаем сегодня, принимает совершенно иной оборот.

Что ж, теперь узнаешь вкус, потяну тебя за ус... Пропагандистская карикатура, посвященная Первой мировой войне (Источник moskvapark.naidich.ru)

Работа иностранных компаний на российском страховом рынке явление столь же старое, как и он сам. Не касаясь периода достраховых отношений и взаимовыручки, иностранные страховщики оперировали на рынке Российской империи уже в XVIII веке. Указ Екатерины Второй 1726 года о создании Страховой экспедиции при Государственном заёмном банке явился реакцией на нездоровую ситуацию, когда страхованием домов и усадеб российской аристократии занимались исключительно иностранные компании. Однако успехи государственного монополиста были незавидны. Несмотря на формальный запрет иностранным обществам заниматься страхованием недвижимости от огня, многолетний лидер российского рынка британское общество «Феникс» благополучно продолжило работу благодаря несовершенству законодательства, старым связям и коррупции. Ситуация начала кардинально меняться лишь с учреждением в 1827 году Российского страхового от огня общества (в будущем — Первое Российское) и введением эффективной монополии по данному виду в ряде губерний.

За несколько лет до начала Первой мировой войны в прессе появились сообщения о незаконных операциях во входящем в состав Российской империи Царстве Польском нескольких германских страховых обществ. Здесь стоит отметить, что именно западные области и губернии России традиционно становились площадкой для подобных вторжений. Население этих земель по своей культуре и мировоззрению было гораздо ближе к населению западноевропейских стран, чем к коренному населению центральной России, следовательно, и вероятность лояльного отношения к американскому или немецкому бизнесу в таких землях была выше. Немаловажным фактором можно считать и уровень среднего достатка, а также финансовой грамотности. Но что, если истинные мотивы немецких страховщиков лежали в иной плоскости? В сообщениях прессы отмечалось, что об этой деятельности все знают, все говорят, но не предпринимается никаких действий для её пресечения. Более того, указывались и сомнительные приёмы уменьшения страховой премии, против которых выступил даже немецкий орган страхового надзора у себя на родине. Нелегалы весьма солидного происхождения пытались переманить клиентуру российских страховщиков используя демпинг и прикрывались многовековой традицией западноевропейских страховых обществ в качестве гарантии их надёжности.

Чтобы не быть голословными, назовём эти компании. Речь идёт об одном из крупнейших перестраховочных обществ Германии Leipziger Rückversicherung, основанном в 1872 году и другом, не менее известном немецком страховщике Victoria, штаб-квартира которого находилась в Берлине. В 1911 году общество страхования жизни «Виктория» отмечало 50-летний юбилей, занимая первое место в Европе по сбору премий в этом виде страхования. Обе компании имели огромные ресурсы и возможность создавать такие условия, при которых местные власти закрывали глаза на очевидное нарушение российского законодательства. Несмотря на заявления в прессе об отсутствии реакции правительства на нелегальную работу компаний в стране, в ночь с 22 на 23 марта 1914 года в одном из крупнейших городов Польши Лодзи и уезде были произведены домашние обыски почти у 40 агентов общества «Виктория». У агентов были изъяты рекламные брошюры, полисы, книги и корреспонденция. Обыски прошли также у доверенных врачей Общества и даже... у нескольких страхователей. Со всех были взяты подписки о невыезде. В одной из ноябрьских публикаций 1914 года журнала «Страховое Обозрение» приводится такое многозначительное высказывание: «Попыткам проникновения иностранных компаний должен быть дан решительный отпор, если бы даже и нашлись такие компетентные лица, которые приводили бы как довод разрешить концессии иностранному обществу то обстоятельство, что это общество уже работает в нашей стране нелегально. Ведь это было в прошлом году при усиленных нажимах на кого следует с целью добиться разрешения немецкому обществу „Виктория“ оперировать в России. Какая бы теперь сеть агентов, разбросанных по всей империи, была у германского правительства!»

Входная группа бывшей штаб-квартиры страхового общества Виктория, Берлин. Надпись в картуше Виктория страхование. Современное фото (Источник Assenmacher — Wikimedia Commons)

С началом Первой мировой войны население и элиту воюющих стран накрыла эпидемия шпиономании. Это утверждение будет справедливо для всех стран-участниц конфликта. Неудачи на фронте, локальные вспышки заболеваний, поломки или взрывы на производстве объясняли происками шпионов стран противников. К слову, закон о шпионской деятельности был принят в Российской империи ещё в 1903 году. В нелегальном проникновении иностранцев на западные территории Российской империи многие видели попытку создания разветвлённой сети доносчиков и сбора информации. В любом иностранце подозревали шпиона или диверсанта. Подозрительность охватила все слои общества. Санкт-Петербург из патриотических соображений был переименован в Петроград.

В приведённом выше случае иностранные компании действовали от своего имени. Но у зарубежных страховщиков существовал и более изворотливый способ закрепиться на российском рыке. Поскольку формальности в виде получения концессии и внесения обязательного депозита на счёт в Государственном банке в данном случае были соблюдены, то юридически такая схема выглядела безупречно. Обходным путём пошёл крупный европейский страховщик Riunione Adriatica. Компания была основана в столице австрийского Средиземноморья городе Триесте. В 1947 году компания из Триеста сменила национальность, переведя свою штаб-квартиру в Милан, а в 2007 году была поглощена другим не менее известным немецким страховщиком Allianz AG. Чтобы попасть на российский дореволюционный рынок Riunione Adriatica использовала подставных лиц в качестве номинальных акционеров и попыталась мимикрировать под русскую компанию. Так в 1913 году было учреждено страховое общество с российской пропиской «Обеспечение». Что показательно, фамилии акционеров имели немецкое происхождение. В случае успеха, все прибыли нового якобы российского страховщика выводились бы из страны в интересах австрийской компании. Эта попытка получила широкую огласку, состоялся даже обмен письмами в одном из крупнейших российских изданий «Новое время». Общество не успело приступить к операциям, поскольку его деятельность была приостановлена по распоряжению надзорного органа — Министерства внутренних дел. Случилось это аккурат с началом Первой мировой войны.

Бывшая штаб-квартира страхового общества Riunione Adriatica в Триесте. Современное фото (Источник Tiesse — Wikimedia Commons)

Опубликованные письма заинтересованных лиц общества «Обеспечение» в редакцию «Нового Времени» высвечивают весьма любопытную картину того, как в резко изменившихся условиях номинальные акционеры, в руках которых находились самые что ни на есть реальные средства в виде депозита в Государственном банке, предприняли всё возможное, чтобы их присвоить. Средства были внесены единственным учредителем, действовавшим в интересах австрийского страховщика, неким господином А. фон-Деном, который за вознаграждение организовал всю схему. Затем посредник подтвердил австрийской компании отсутствие прав на новую компанию, составив нотариально заверенный отказ от каких-либо претензий. Следующим шагом акции были распределены между ещё несколькими лицами: действительным статским советником фон-Краммом и немецким подданным Гиттерманом, причём обоим было назначено значительное жалование, что можно рассматривать как своеобразную оплату посреднических услуг. В конце концов, чтобы открыть деятельность Общества, акции, по которым было уплачено 400 тыс. руб., были расписаны на разных российских подданных, среди которых, как об этом сообщается в письме представителя ликвидационной комиссии, имелись весьма титулованные лица, представители банка и один профессор. Все эти акционеры, в свою очередь, также выдали расписки австрийскому страховщику в том, что никаких претензий на акции не имеют. Когда министерство внутренний дел запретило «Обеспечению» вести операции с требованием начать ликвидацию, а назначенный директор-распорядитель должен был покинуть Петроград, номинальные акционеры пришли в самое оживление, заявив свои претензии на депозит в Государственном банке. Поскольку письма в «Новое Время» представляют из себя нападки двух заинтересованных в исходе дела сторон, не представляется возможным сказать наверняка, на чьей стороне была правда. В чём можно быть уверенным, так это в том, что австрийский страховщик, так невовремя попытавшийся развернуть операции страхования жизни в граничащих с Германией и Австро-Венгрией землях Российской империи, остался и без компании, и без инвестированных в её создание денег.

Можно предположить, что немецкие страховщики вовсе не были агентами разведки, а всего лишь пытались воспользоваться неразберихой и ослаблением правительственного контроля на западных рубежах Российской империи. Та же австрийская Riunione Adriatica, мимикрировавшая под русское общество «Обеспечение», вполне вероятно лишь искала новые возможности в условиях введённой в 1911 году монополии страхования жизни в Италии, где австрийские страховщики имели значительное присутствие и были вынуждены уйти с рынка. Было ещё одно британское страховое общество Property со штаб-квартирой в Лондоне, которое со всей возможной наглостью дало обширное объявление о приёме страхований в «Русский календарь» известного издателя Суворина на 1913 год. Вероятно, что расплачиваться по заключённым договорам Общество и не планировало, так как в том же 1913 году было ликвидировано по решению правления. Так может быть не было никаких планов создания «сети агентов, разбросанных по всей империи»?

Н.А. Богатов. Плачет горько мальчик Вилли — его здорово побили. Антигерманский пропагандистский плакат Первой мировой войны (Источник Wikimedia Commons)
Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад