mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
06.02.2021  |  просмотров: 126

Полумифическая ящерица саламандра, чьё тело устойчиво к пламени и даже способно гасить его, один из самых известных символов противопожарной защиты. С одной стороны, это реальное небольшое земноводное под названием Огненная саламандра, которая распространена на территории Европы, и названа так за счёт яркой пятнистой окраски. С другой — мифическое существо, обладающее особыми способностями. На протяжении многих веков саламандра присутствует в мифологии, алхимии, геральдике и фольклоре народов разных стран мира. Древнегреческий философ Аристотель связывал саламандру с явлением пламени, алхимики средневековья рассматривали её в качестве субстанции огня, пытаясь оправдать «огнеупорность» этой амфибии особым составом её тела. И лишь в конце XIX века «материал саламандры» был достаточно изучен и получил широчайшее применение во всём цивилизованном мире. Но использовать людям возможности сверхъестественных созданий может выйти в конечном счёте гораздо дороже, чем отказаться от них.

Материал саламандры — это известный с незапамятных времён тонковолокнистый минерал из класса силикатов, асбест. Его характеристики поразительны, и вряд ли стоит удивляться, что до появления возможностей химического анализа вещества, вокруг него возникло столько мифов. Тогда как для целей противопожарной защиты и оперировавших по страхованию от огня обществ использование асбеста стало настоящим спасением, то для компаний, занятых страхованием жизни и социальным страхованием, как и для миллионов людей во всём мире, этот материал явился настоящим проклятьем. Но до поры до времени никто об этом не подозревал. Дело в том, что только к 70-м годам XX века было накоплено достаточно сведений и проведены исследования, доказывающие его высокую канцерогенность. И сегодня, согласно отчёту ВОЗ от 2015 года, от заболеваний, вызванных асбестом, умирает более 107 тысяч человек ежегодно.

Изображение саламандры в огне. Книга Лэмбспринка, XVI век (Источник Wikimedia Commons)

Некоторый намёк на токсичность «материала саламандры» содержится в сочинениях архиепископа периода раннего средневековья Исидора Севильского. Он писал, что в отличие от других ядовитых созданий, убивающих своих жертв поодиночке, саламандра убивает «очень многих сразу; ибо она взлезает на деревья и заражает каждый плод, умерщвляя всех, отведавших его; упавшая в колодец саламандра заражает свои ядом воду, и все, испившие ее, умирают». Конечно же, архиепископ не мог знать о канцерогенности асбеста, да и вряд ли проводил такие параллели между маленьким земноводным и материалом с удивительными свойствами. Однако такие параллели проводил другой, куда как более известный, человек прошлого. Венецианский купец и путешественник Марко Поло (1254–1324) в «Книге чудес света» (ит. Il Milione) в части первой главе 42 пишет: «На самом деле саламандра не зверь, как утверждают в нашей части мира, а субстанция, обнаруженная в земле». Венецианец рассказывает об опыте знакомого турка в Китае, где мужчина выкопал «саламандру» — то есть, асбест, как мы это понимаем сегодня — в горах, после чего переработал волокна в салфетки. «При первом изготовлении эти салфетки были не очень белыми, но, если положить их на некоторое время в огонь, они станут белыми, как снег. И снова, когда они становятся грязными, их обесцвечивают, помещая в огонь».

В доисторические времена из асбеста изготавливали фигурки для ритуальных действий, которые были устойчивы к огню. Ещё античный историк Страбон упоминает о «камнях, которые чешут и прядут из них ткань». Ткань это ценилась очень высоко и была предметом одежды сильных мира сего. Британский писатель XX века Теренс Х. Уайт, получивший всемирную известность за произведения, написанные по мотивам легенд о Короле Артуре, рассказывает о мифических и реальных деятелях прошлого, обладавших элементами негоримой тканой одежды. Так, легендарный правитель могущественного христианского государства в Центральной Азии пресвитер Иоанн (в русской литературе встречается также как царь-поп Иван) имел мантию, сделанную из асбеста. Некий «император Индии» обладал огнеупорным костюмом, состоящим из тысячи шкурок мифического существа. Папа Римский Александр III (XII век) владел особой туникой, которую очень ценил. По преданию, у императора Священной Римской империи Карла V была особая скатерть. После очередного пира, всю в остатках пищи и следах от напитков, скатерть бросали в огонь. Затем, на глазах изумлённых гостей, слуги извлекали её из пламени не только не пострадавшей, но и полностью очистившейся.

Английский полимат (т.н. «универсальный человек», чьи интеллектуальные способности позволяют добиваться выдающихся результатов как в гуманитарных, так и естественных науках) XVII века сэр Томас Браун указывает, что асбест был метафорически известен под названием «шерсть саламандры», основываясь на легендарной огнестойкости этого существа. Образ был истолкован в буквальном смысле, отчего средневековые бестиарии — обширные сборники зоологических статей с иллюстрациями — изображали саламандру в качестве маленькой пушистой ящерки, порядком жуткого вида. Одна из первых попыток научного описания асбеста была предпринята также в Англии. В 1684 году члены Лондонского королевского общества обсудили природу ткани, описываемой как негорючее полотно, или «шерсть саламандры». Это была попытка научного объяснения феномена, упоминаемого во многих культурах на протяжении более полутора тысяч лет.

Саламандра, покрытая мехом — буквальное прочтение древних мифов. Бестиарий Конрада Гесснера, XVI век (Источник archive.org)

Однако довольно мифов. Слово «асбест», впервые использованное в 1600-х годах, в конечном итоге происходит от древнегреческого слова ?σβεστος, что значит «неугасимый». Название отражает использование этого вещества для фитилей, которые никогда не сгорают. И хотя практика применения человеком асбеста уходит в доисторические времена, его крупномасштабное производство началась лишь во второй половине XIX века. В 1850-х годах в Италии были предприняты попытки промышленного производства асбестовой бумаги и ткани, которые не увенчались успехом ввиду отсутствия спроса. В 1862 году в Лондоне были представлены образцы асбеста, добытого в Канаде, которая на многие десятилетия стала одним из крупнейших производителем этого материала в мире. Месторождения «белого асбеста» или хризолита — одной из двух основных форм этого материала, на долю которого в современном мире приходится 95% всех изделий из асбеста — в конце XIX и начале XX века были найдены во множестве стран. В связи с возрастающим спросом, началась их активная разработка. В начале XX века промышленная добыча асбеста увеличивалась на 30 тысяч тонн ежегодно. Всё больше и больше людей стали подвергаться воздействию канцерогенной асбестовой пыли. Пока мужчины добывали материал в шахтах, женщины и дети работали на фабриках по производству асбестовой ткани.

Устойчивость асбеста к химическим веществам, нагреву, воде и электричеству сделало его идеальным изолирующим материалом для паровых двигателей, турбин, котлов, печей и электрических генераторов — всего того, что приводило в движение промышленную революцию. Свойства асбеста были высоко оценены и в строительстве. Первые листы асбестоцемента были изготовлены в Германии в 1899 году. Прокладки для фланцев труб высокого давления из асбеста изобретены австрийской фирмой Klinger в 1900 году. В 1913 году в Италии сделали первые асбестовые трубы. В 1896 году британская компания Ferodo произвела первые асбестовые тормозные колодки для «безлошадных экипажей». По сей день, хризотил-асбест используется в тормозных системах автомобилей, выпускаемых в разных странах мира, в том числе в США.

Огнеупорные свойства асбеста кардинальным образом влияли на ситуацию с горимостью зданий и на возможность пожарным командам оперировать внутри горящих построек. В февральском номере журнала «Страховое Обозрение» за 1896 год была опубликована заметка «Асбестовые костюмы пожарных», от названия которой сегодня, обладая знаниями о последствиях ношения такой одежды, становится жутко: «Огнеупорные асбестовые костюмы пожарных отныне изготовляются фабричным способом. Одному американскому изобретателю удалось приготовить асбестовый костюм, избегая при пользовании им применения водоприводного рукава. До сего времени не существовало такой амуниции, которая давала бы возможность пожарному находиться в помещении, объятом пламенем, не подвергая своей жизни опасности... Испытание это происходило в Монтреале в присутствии городских властей... Главная заслуга изобретателя состоит в том, что ему удалось изготовить асбестовую ткань без применения льна, как это делали прежде. Эта ткань, которая кроится и обрабатывается портным также как сукно, обладает, кроме необходимой прочности, плотностью наилучшего ситца. Принадлежащий к костюму шлем имеет для глаз два отверстия со вставленными пластинками из слюдяного сланца, а карман сюртука вмещает в себя респирационный аппарат для очищения и охлаждения горячего, дымного воздуха... Опыты над применением асбестового костюма при нескольких больших пожарах также показали, что ткань ничуть не портится, если после нагревания её опрыскать и охладить водой.»

Промышленная добыча асбеста началась в 1878 году в городке Тетфорд провинции Квебек, Канада. Фото 1870-е годы (Источник Wikimedia Commons)

Самое широкое применение асбеста в строительстве обсуждалось также на различных конгрессах, как, например, на Международной пожарной выставке в Берлине 1901 года. По сведениям всё того же журнала «Страховое Обозрение» за август 1901 года: «К области, как строительного, так, в особенности, кровельного материала, следует ещё отнести все экспонаты из асбеста и из смеси этого последнего с разными силикатами... Наиболее практичным в деле устройства крыш, как по цене, таки и по удобству использования, представляли собою так называемые пластинки Симона (Simmons-Platten). По своему составу они представляли собою механическую смесь, а отчасти, быть может, и химическое соединение асбеста с силикатами. К числу наиболее характерных свойств следует отнести не только их огнеупорность, но и непроницаемость как для воды, так, вероятно, и для воздуха... На основании опытов, произведённых в Мюнхене в 1899 году, пластинки Симона способны выдерживать температуру около 900 °C без всякого изменения своей конструкции... К категории строительных материалов и несгораемых зданий следует отнести и безопасное устройство общественных зданий, как-то — театров, цирков и т.п.»

Подозрения в том, что «материал саламандры» помимо изумительных возможностей таит в себе ещё и угрозу, возникли уже в античные времена. Древние греки и римляне отмечали его вредное воздействие на тех, кто добывал материал в каменоломнях. Античный историк Страбон описывал «болезнь легких» у рабов, которые пряли из асбеста ткань. Автор «Естественной истории» древнеримский писатель Плиний Старший упоминает о «болезни рабов», а также описывает приспособление для защиты органов дыхания из тонкой мембраны, состоящей из мочевого пузыря козы или ягненка. Рабы-шахтеры использовали его в качестве респиратора, возможно, первого в истории, в попытке уберечь себя от вдыхания асбестовой пыли во время работы. Однако эти и подобные наблюдения лишь порождали новые мифы и не могли служить основанием для законодательного регулирования производства асбеста или ограничения его использования. Другое дело — заключение врача.

В один из дней 1899 года английский врач Монтегю Мюррей вёл регулярный приём пациентов в клинике Красного креста в Лондоне. На приём к доктору пришёл 33-летний мужчина, при первом осмотре которого было похоже, что тот болен обыкновенным бронхитом. Однако пациент заявил о серьёзных опасениях за свою жизнь. Он рассказал, что работает на производстве асбеста, и что схожие симптомы он наблюдал ещё у девяти рабочих. Все они умерли в возрасте около 30 лет. Спустя год умер и он. Доктор Мюррей произвёл вскрытие и обнаружил тяжелое рубцевание легких, вызванное асбестовой пылью. Позднее это заболевание получило название асбестоз. Фабричная инспекция Великобритании включила асбест в список вредных промышленных веществ в 1902 году. Подобные разбирательства проводились во Франции в 1906 году и Италии в 1908 году. Страховая отрасль, будучи одной из наиболее чувствительных к вероятности убытков и, следовательно, опасности того или иного риска, отреагировала на появление новых научных данных в отношении асбеста. В частности, как об этом сообщается в бюллетене Управления Генерального инспектора Министерства труда США «Смертность от респираторных заболеваний, вызванных промышленной пылью» за 1918 год, канадские и американские компании либо прекратили страхование рабочих, занятых на подобных производствах, либо стали значительно повышать премии вместе со снижением размера страхового покрытия ещё в 1908 году. Однако производство асбеста ввиду его значительных запасов, дешевизны и огромного рынка сбыта быстро росло. К примеру, в 1910 году было добыто 190 тысяч тонн, что в три раза больше, чем в 1900 году. Пик производства асбеста пришёлся на 1980-е года, достигнув почти 5 млн. тонн.

Медсестра кладет асбестовые одеяла поверх электрически обогреваемой рамы, чтобы помочь пациенту быстрее согреться. Фото 1941 г., Лондон (Источник Wikimedia Commons)

Когда в 1924 году в Великобритании был поставлен первый диагноз асбестоз (форма лёгочного фиброза, вызванного механическим воздействием волокон асбеста), это всколыхнуло научные круги во всём мире. На тот момент ещё не была открыта канцерогенность асбеста, но опасность такого производства стала очевидна и требовала государственного регулирования. В 1931 году, и снова в Великобритании, появился первый правительственный регулирующий акт в отношении асбестовой промышленности. Правила регламентировали вентиляцию помещений и включили асбестоз в список профессиональных заболеваний, что давало социальные гарантии рабочим. Раковое заболевание мезотелиома, также вызываемое асбестовой пылью, было впервые упомянуто в медицинской литературе в 1931 году, но первопричина была установлена лишь в 1940-е годы. Потребовались десятилетия, пока в 1974 году серия статей в британской газете Yorkshire Post о гибели 250 рабочих на асбестовой фабрике в Хебден-Бридж не спровоцировало массовую общественную кампанию как в Великобритании, так и во всём мире.

Согласно данным Международного секретариата по запрету асбеста (IBAS), на июль 2019 года этот материал был выведен из оборота в 67 странах. Интересно отметить, что запрета на использование асбеста нет в США. При этом существует ряд ограничений, в частности, его производство на территории страны было прекращено в 2002 году, так что на сегодняшний день весь асбест импортируется. В США асбест по-прежнему используется в производстве строительных материалов, изоляции, автомобильных тормозных колодках, автомобильном сцеплении и других продуктах при условии сертификации Агентством по охране окружающей среды (US EPA). Несмотря на регулирование и сертификацию, ряд общественных организаций активно продвигают введение полного запрета на его использование. Оставшиеся производители асбеста указывают на его незаменимость и безопасность для потребителя в том случае, когда асбест присутствует в «связанном» с другими материалами виде. Однако такие голоса находятся в меньшинстве. По состоянию на 2019 год Россия являлась абсолютным лидером по добыче и экспорту асбеста, произведя 750 тысяч тонн из общего объема производства 1,1 млн. тонн — то есть больше, чем все прочие страны вместе взятые.

Асбестоцементная гофрированная кровля, предназначенная на экспорт, Сидней. Фото 1937 г. (Источник Wikimedia Commons)
Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад