Росгосстрах
mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
19.02.2021  |  просмотров: 151

Именно так, остроумно и, что уж говорить, довольно зло, высказывались в страховых кругах в начале XX века в отношении известнейшей компании транспортного страхования Российской империи с многолетней историей «Надежда». Одна из самых прибыльных компаний на российском страховом рынке оказалась в полосе затяжного кризиса, а её ликвидация растянулась на десять лет, пока большевистское правительство декретом от 1918 года не прикончило всю дореволюционную страховую отрасль одним махом. Что стало причиной банкротства «Надежды»? Дорогостоящие и убыточные приобретения с целью расширения бизнеса? Разразившийся в России экономический кризис конца XIX века? Или, быть может быть, участие в политических играх царского правительства? Это вторая часть рассказа об одном из наиболее выдающихся страховых обществ дореволюционной России, которое могло стать крупным игроком на международном рынке морского страхования, но превратилось в компанию-фантом, пока не сгинула в безвестности и судебных тяжбах, инициированных по всей стране.

Репин И.Е. Бурлаки на Волге. Картина 1873 г. (Источник Русский музей — Wikimedia Commons)

Как бы вы оценили состояние компании, ежегодный дивиденд по акциям которой составляет в среднем 23% на протяжении 16 лет? Очевидно, что дела её идут неплохо. В пользу этого предположения говорят и котировки акций, торгуемых на Санкт-Петербургской бирже по цене 200 руб. за штуку, при номинальной стоимости 50 руб. за акцию. Самые высокие котировки акций «Надежды» пришлись на начало 1890-х годов и достигали 250 руб. одну акцию. На финансовое положение Общества кардинальным образом не повлияло ни ужесточение конкуренции в 70-80-е годы XIX века, ни упадок волжского пароходства, вызванный расширяющейся сетью железных дорог в Российской империи. Даже эксперименты с новыми видами деятельности не стали фатальными для Общества. В 1856 году, из-за сложностей с урегулированием убытков по вине сторонних перевозчиков, «Надежда» изменила Устав, став, в то числе, и транспортным обществом. В 1874 году компания занялась ещё и операциями по страхованию от огня. За 16 лет деятельности было выдано 1 млн. 850 тыс. руб. дивидендов, образован страховой капитал в размере 500 тыс. руб. и запасной капитал в размере 69 тыс. руб. Будущее компании выглядело стабильным. Но одно крупное и недальновидное приобретение стало началом краха страховщика.

В 1896–1900 гг. «Надежда» приобрела целую флотилию «Общества пароходства и торговли под фирмой «А. А. Зевеке», состоящую из старых судов, спроектированных, однако, по американским чертежам. Количество судов Зевеке насчитывало несколько десятков. Более детальную информацию мы нашли в годовом отчёте Общества за 1901 год. В Ведомости к счёту имущества, перешедшего к страховщику по договору с Обществом «А.А. Зевеке» от 31 мая 1900 года, приводится список судов, их грузоподъёмность, покупная и балансовая стоимости. Так, балансовая стоимость на 31 декабря 1901 года 10 «судов в железных корпусах» составила более 1,5 млн. руб., а 12 «судов в деревянных корпусах» — более 675 тыс. руб. Также на балансе числилось 35 дебаркадеров. Общая стоимость имущества «А.А. Зевека», включая строения торгового назначения, составила на конец 1901 года более 2,4 млн. руб. На эту сумму «Надежда» могла приобрести несколько крупных доходных домов в центре Москвы и Санкт-Петербурга, и, без лишнего риска, иметь стабильный доход с рентных платежей. Но история сложилась иначе.

Заднеколесный пароход Магдалена «Общества пароходства и торговли под фирмой «А. А. Зевеке». Нижний Новгород. Фото 1903 г. (Источник Wikimedia Commons)

Одной из причин столь масштабного приобретения могло быть соперничество с транспортным обществом «Кавказ и Меркурий», которое являлось самым крупным пароходным обществом на Волге с 1857 по 1918 гг. Как сообщается в заметке «Положение дел компании «Надежда» в октябрьском номере журнала «Страховое Обозрение» за 1907 год: «Старые пароходы и барки были купены по чрезвычайно высокой цене, а так как собственных средств у „Надежды“ не хватило, то компания оказалась вынужденной сделать на этот предмет заём под высокие проценты... Долголетний, дельный и опытный руководитель делами Общества г-н Крель ушёл из последнего, как говорят, вследствие этой злосчастной покупки, а на его место стали люди, хотя и вполне добропорядочные, но совершенно несведущие в страховом и транспортном деле. Дела „Надежды“ стали всё более и более запутываться, а тут разрослись в России забастовки и народные волнения, торговля и промышленная деятельность в Империи пошли на убыль. Всё это так отразилось на делах Общества, что они заколебались и, наконец, пришли в безнадёжное положение».

На рубеже XX века «Надежда» оказалось вовлечённой в экономические манёвры геополитического соперничества Российской и Британской империй в Персии, известных как «Большая игра». В 1901 году, только что обзаведясь собственным торговым флотом для операций на Волге и Каспии и остро нуждаясь в средствах, «Надежда» получила из Государственного банка долгосрочную ссуду на льготных условиях. Инициатором кредита выступило Министерство финансов. Как известно, российское государство не даёт деньги просто так, тем более в большом размере. От «Надежды» требовалась услуга. Вскоре компания приобрела акции дополнительного выпуска «Персидского страхового и транспортного общества», которые давали ей право решающего голоса. Персидское общество было учреждено Лазарем Соломоновичем Поляковым в начале 90-х годов и, в свою очередь, владело рядом транспортных предприятий в Персии. О Полякове мы уже рассказывали в нескольких предыдущих публикациях, в частности, в статье «Крах «Московского Ротшильда» от 17 сентября 2020 г. К концу XIX века его бизнес-империя переживала острый кризис, и царское правительство решило воспользоваться ситуацией, чтобы под видом расширения операций русских капиталистов усилить своё политическое влияние в Персии. Находящаяся в кризисной ситуации «Надежда» выступила номинальным держателем акций Персидского общества, поскольку годом позднее в 1902 году по указанию министра финансов и будущего председателя министров С.Ю. Витте акции были выкуплены у «Надежды» перешедшим под контроль правительства и принадлежавшего ранее также Полякову «Учётно-Ссудным банком Персии». Однако это — тема для отдельного рассказа.

Самые быстроходные и комфортабельные пароходы. Пароходное общество Кавказ и Меркурий. Хромолитография. 19— г. (Источник РГБ)

Информация о займе, выданного «Надежде» в 1901 году, циркулировала в прессе. Всё в той же заметке «Страхового Обозрения» сообщалось, что компания получила без малого 2,1 млн. руб. от Государственного банка и ещё 2,45 млн. руб. от «Общества Владикавказской железной дороги», в число акционеров которой входили такие денежные мешки как А.И. Путилов и чиновник особых поручений Министерства финансов А.И. Вышнеградский; среди акционеров были представители царской фамилии и придворная аристократия. По состоянию на 1907 год, оба кредитора готовы были отсрочить выплату «Надеждой» долга на 31 год, при этом поставив условие, чтобы само Общество изыскало новые оборотные средства в размере по крайней мере 500 тыс. руб. Однако забастовки и народные волнения Первой русской революции совершенно расстроили дела страховщика, и найти инвесторов в столь сложное время на бизнес, который шёл ко дну, было невозможно. Не в пользу компании были и результаты правительственной ревизии, по результатам которой сообщалось, что «дела компании находились в полном беспорядке, отчётности по транспортным и страховым операциям не отделены друг от друга, а смешаны, и в виду того, что контроль по этим двум отраслям стоит в ведении двух разных министерств, чиновники министерства внутренних дел пока ревизуют страховое дело, ревизия же транспортного дела поручена министерству торговли и промышленности, на которое возложена задача самым тщательным образом выяснить фактическое имущество „Надежды“... балансы по страховым операциям, ежегодно предоставлявшиеся в министерство, были в полном смысле этого слова фиктивными, и балансов по транспортной отрасли не изготовлялось».

Склады на пристани. Общий вид. Нижний Новгород. Фото 1890-1900 гг. (Источник humus.livejournal.com)

Чтобы выправить дела Общества акционеры «Надежды» предприняли попытку продать злосчастную флотилию Зевеке, для чего в марте 1906 года чрезвычайное собрание акционеров уполномочило правление найти на неё покупателя. Были достигнуты договорённости с «Восточным обществом товарных складов, страхования и транспортирования товаров с выдачей ссуд» в том, что оно готово приобрести всё каспийское пароходство «Надежды» вместе с инфраструктурой за 2,6 млн. руб. Из этой суммы 2,4 млн. должны были сразу пойти на погашение долга компании Государственному банку и «Обществу Владикавказской железной дороги», а оставшиеся 200 тыс. должны были пойти в доход Общества, но с рассрочкой платежа. Однако помимо Каспийского пароходства, на балансе компании имелись ещё и волжские суда, в приобретении которых Восточное общество также изъявило свой интерес за 2,9 млн. руб. Общая сумма покупки должна была составить 5,5 млн. руб. Поскольку автору этой публикации несколько известно положение дел на дореволюционном страховом рынке, указание именно на этого страховщика вызвало недоумение. Дело в том, что компания, якобы имеющая 5,5 млн. руб. на приобретение старых пароходов конкурента, всегда находилась в самом конце списка транспортных страховых обществ Российской империи. О финансовых возможностях «Восточного общества» красноречиво скажет отчётность. По состоянию на 1902 год «Восточное общество» собрало 317 тыс. руб. страховой брутто-премии, при этом прибыль составила чуть более 12 тыс. руб. Для сравнения, лидер транспортного страхования «Российское транспортное страховое общество» собрал за этот год почти 3,2 млн. брутто-премии, получив, тем не менее, почти 285 тыс. руб. убытка. Находящаяся в глубоком кризисе компания «Надежда» собрала за этот год 835 тыс. руб. брутто-премии, получив прибыль в размере более 16 тыс. руб. Из этих цифр очевидно, что «Восточное общество» не было самостоятельно в данном вопросе. Несмотря на достигнутые договорённости, сделка не состоялась. Возможно, конкуренты и правительство приняли решение не платить за то, что через несколько лет достанется им даром.

Уже с 1899 года «Надежда» прекратила выдавать дивиденды. По балансу на 31 декабря 1905 года долги Общества составляли астрономические 9,4 млн. руб. По данным последнего баланса за 1906 год, убыток от деятельности компании составил более 1 млн. руб. Страхование от огня принесло смехотворную прибыль в размере 921 руб. По транспортным операциям, пароходству и страхованию собственных транспортов убытки составили почти 194 тыс. руб., по страхованию транспортов и судов — 170,5 тыс. руб., процентов по займам уплачено более 260 тыс. руб. Свободных средств в наличности не имелось никаких, выплаты не производились ни кредиторам, ни клиентам. Компания даже перестала оплачивать гербовый сбор. Государственный кредит на льготных условиях в обмен на политическую услугу не смог поправить положения дел «Надежды», а годы Первой русской революции 1905–1907 гг. окончательно привели компанию к краху. Наиболее лакомые куски страхового портфеля страховщика отошли к конкурентам. С 1907 года компания числилась в ликвидации, а по всей стране против неё были инициированы тысячи гражданских исков.

Пассажиры парохода «Ломоносов» на верхней палубе, Астрахань. Фото 1908 г.
Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад