Росгосстрах
mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
26.08.2021  |  просмотров: 53

В 1892 году в окружном суде столицы Бельгии городе Брюсселе состоялось громкое уголовное судебное разбирательство. Детали этого процесса приковали внимание публики и прессы: история производила впечатление криминального романа, причём дурно написанного. Поражали доверчивость жертвы, сумасшедшая скорость развития событий, наглость преступников и... масштаб страхового мошенничества. Однако то, что порой невозможно вообразить себе в уме, самым элементарным образом происходит в жизни.

Гроте-Маркт, Брюссель. Фото нач. XX в. (Источник pastvu.com)

Суть дела заключалась в следующем. В один из декабрьских вечеров 1891 года по рождественским улицам центра Брюсселя прогуливались сёстры Жаннет и Люция, 18 и 22 лет. Когда они уже собирались уходить домой, к ним подошли два элегантно одетых молодых человека с предложением проводить их. Получив согласие, они решили по дороге зайти в кофейню, где разговорились. Один из молодых людей представился г-ном Дебавеларом, другой — Амосом Шмитом. В процессе общения выяснилось, что мужчины приехали из Франции, но рассматривают возможность обосноваться в Бельгии. Особенно выделялся Амос Шмит, по своему облику и разговору произведя на девушек впечатление образованного и очень богатого человека, возможно — наследника крупного состояния. Шмит, несколько ошарашив молодых женщин, обратился к младшей Жаннет с предложением выйти за него замуж, обещая будущей жене полное обеспечение и даже такие гарантии, как полис страхования жизни. При этом непременным условием со своей стороны он поставил необходимость уехать из Брюсселя в один из небольших городов, где жизнь была спокойнее и более здоровая, чем в столице. 18-летняя Жаннет отклонила столь щедрое и неожиданное предложение. Недолго думая, Шмит обратился к её 22-летней сестре Люции. Та с радостью согласилась.

Люция вместе со Шмитом в сопровождении его приятеля Дебавелара выехали из Брюсселя уже на следующий день, отправившись в небольшой город Тирлемонт (Тинен), расположенный в нескольких десятках километров к востоку от столицы. К слову, в непосредственной близости от этого города находится всемирно известная деревушка Хугарден. Там они остановились в меблированных комнатах. Оставив девушку на попечение своего приятеля, Шмит на непродолжительное время отбыл в город Льеж, чтобы завершить там некоторые дела. В Льеже он перво-наперво отправился в магазин печей, где приобрёл переносную печку, чтобы установить её в одну из комнат. Вряд ли это действие могло вызвать большие подозрения, поскольку события разворачивались зимой, а все, кто бывал в Европе в холодное время года, прекрасно знают, как местное население экономит на отоплении своих жилищ.

Биржевая площадь, Брюссель. Фото нач. XX в. (Источник pastvu.com)

Вскоре Шмит, следуя данным обещаниям будущей супруге в отношении полиса страхования жизни, вступил в переговоры с одним из страховых обществ. Речь шла о сумме в 100 тыс. франков. Вот только полис должен был быть выписан не на страхование жизни Шмита, а на жизнь Люции. Речь шла о комбинированном страховании жизни от смерти и на дожитие: страховая сумма должна была быть выплачена Люции по достижении ею 54-летнего возраста... в случае же её преждевременной кончины выгодоприобретателем должен был стать Шмит. Однако переговоры провалились вследствие того, что Шмит требовал выдать своего рода полис на предъявителя. Это может показаться странным, но такая форма полисов по страхованию жизни использовалась и в России, когда должник оформлял полис и передавал его кредитору в качестве гарантии платежа по договору, если с ним что-либо случится. Кредитор мог, в свою очередь, передать этот полис другому человеку также в качестве гарантии по собственным обязательствам. Таким образом, полис страхования жизни превращался в своего рода ценную бумагу, но со значительным преимуществом перед последней: такое обязательство не попадало в конкурсную массу в случае банкротства должника, что справедливо и сегодня. Эта практика была особенно распространена в западных областях России, и страховщики, прекрасно понимая характер использования этого продукта, тем не менее противились её отмене, опасаясь лишиться значительных прибылей. В конце концов Шмиту удалось заключить договор с одним из страховых обществ на подходящих для него условиях, уплатив первый взнос в размере 1 340 франков.

13 января наступившего нового года Шмит устроил праздничный ужин по случаю 23-летия Люции, причём выпито было солидное количество шампанского. Как об этом сообщил на суде Шмит, в три часа утра всё тот же приятель Дебавелар, чьё настоящее имя было Лебани, отвёл сильно опьяневшую Люцию в её комнату, после чего вернулся в гостиную, где приятели продолжили выпивать до 7 утра. К обеду этого дня несчастная была найдена мёртвой в своей постели без каких-либо признаков насильственной смерти. Присутствовавший на освидетельствовании врач констатировал смерть от мозгового удара вследствие опьянения, после чего состоялись похороны. Оба злодея присутствовали на похоронах, после чего Дебавелар-Лебани незамедлительно отправился на железнодорожный вокзал и отбыл в Антверпен и далее в Лондон, где след его затерялся. Шмит остался в Бельгии, направив в страховое общество, застраховавшее жизнь Люции, требование о выплате 100 тыс. франков. Что представляет из себя эта сумма на сегодняшний день? В 1865 году Бельгия вошла в Латинский монетный союз, и до Первой мировой войны бельгийский франк имел фиксированное золотое содержание. В 1893 год в одном франке «было» 0,290323 г чистого золота. Признавая неточность такого подсчёта вследствие того, что сегодня золото является лишь одним из биржевых товаров и не используется ни в одной стране мира в качестве основы монетарной системы, мы всё же можем дать приблизительную оценку этой суммы. Итак, путём простого перемножения, мы получаем 2 903,23 гр. золота 999 пробы страхового возмещения или примерно 143,5 тыс. евро в ценах золота на конец июля 2021 года.

Площадь Гроте-Маркт (Большой рынок) в Брюсселе. Фото 1910 г. (Источник Georg Nikolaj Knub — pastvu.com)

Подозревая преступный замысел, страховщик обратился в полицию. Тело жертвы было эксгумировано 1 февраля 1892 года. В ходе судебно-медицинской экспертизы было обследовано содержимое кишечника и кишок, но не найдено никаких следов ядов. На теле отсутствовали любые признаки насильственной смерти, так что преступники могли не только уйти от наказания, но и получить солидную сумму денег от страховщика. Однако один из медиков высказал предположение об отравлении Люции окисью углерода, т.е. углекислым газом, вследствие светлой окраски крови. Причиной могла стать та самая переносная печка, установленная в спальне. Подобные отравления были и остаются не редкостью, порой приводя к летальным исходам. Окись углерода называют «тихим» убийцей. Бесцветный, не имеющий запаха и не раздражающий органы дыхания и глаза газ хорошо смешивается с воздухом, образуясь при неполном сгорании практически любого углеродосодержащего вещества. Отравление угарным газом стабильно занимает ведущее место среди ингаляционных видов отравлений в мире. Одним из самых известных случаев смерти от отравления окисью углерода можно считать гибель знаменитого французского писателя Эмиля Золя. В ночь с 28 на 29 сентября 1902 года жена Эмиля Золя Александрина проснулась от тошноты и сильной головной боли. Попытавшись выйти из комнаты, она упала на кровать, разбудив мужа, который признался, что тоже чувствует себя плохо. Александрина предложила позвать прислугу, но Золя не хотел никого беспокоить ночью... после чего, по свидетельству выжившей жены, она потеряла сознание. Этот случай связывают с активным участием Эмиля Золя в так называемом «Деле Дрейфуса» и его знаменитой статьёй в ежедневной французской газете L’Aurore «Я обвиняю». Однако, вернёмся к нашей истории.

Виды города Тирлемонт, Бельгия. Литография 1858 г. (Источник Wikimedia Commons)

На помощь медикам в установлении истины пришла наука, а именно — метод спектрального анализа. Тогда как сегодня фотометр является обычным прибором в профильной лаборатории, для конца XIX века возможность изучения состава материи по спектру представлялась обывателям чуть ли не магией. Хотя первые экспериментальные разработки в спектроскопии благодаря развитию оптики проводились ещё в XVII веке, систематическое определение спектров химических элементов началось лишь в 1860-е годы, когда была продемонстрирована возможность спектрального анализа для определения следов химических веществ. Это открывало поистине огромные возможности для уголовных расследований. С помощью спектрального анализа было доказано присутствие окиси углерода в крови и мышцах девушки. Эксперты также пришли к заключению, что Люция задохнулась вследствие вдыхания газа из переносной печки, а алкогольное опьянение могло способствовать потере сознания. По этим результатам Шмит и Дебавелар-Лебани были обвинены в преднамеренном убийстве. К суду удалось привлечь только Амоса Шмита, поскольку его сообщник, как было сказано выше, покинул территорию страны. На процессе Шмит виновным себя не признал, приписывая смерть Люции несчастному случаю, при этом производил впечатление очень интеллигентного и образованного человека и, как сообщалось, защищал себя с большим искусством. К разбирательствам было приглашено не менее 40 свидетелей. Суд признал обвиняемого виновным в преднамеренном убийстве Люции фон-Россум с целью получения страхового возмещения и страховом мошенничестве, приговорив Амоса Шмита к смертной казне.

Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад