mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
22.10.2021  |  просмотров: 205

Одним из первых документов, с которыми необходимо ознакомиться всякому новому сотруднику предприятия, являются правила внутреннего распорядка. Не все читают их внимательно — общие положения правил соответствуют Трудовому кодексу, а об отдельных нюансах предупредит руководитель или же расскажут сослуживцы. Однако такая беспечность порой может стоить выговора, лишения премии или формального повода к увольнению. Сегодня мы предлагаем несколько отдохнуть от истории становления Госстраха и заглянуть в правила внутреннего распорядка святая святых всего советского страхования — центрального офиса государственного монополиста в Москве, которые были изданы почти 100 лет назад, в 1925 году.

Правила внутреннего распорядка для сотрудников Главного правления Госстраха. Брошюра 1925 г. (Источник РГБ)

Первый раздел правил определял продолжительность и распределение рабочего времени. Согласно ему, работники Главного правления Госстраха существовали в более тепличных условиях, чем большинство офисных сотрудников сегодня. Работа начиналась ровно в 10 часов и оканчивалась в 16 часов 30 минут, а накануне революционных и воскресных дней — в 16 часов. Обращает на себя внимание словосочетание «революционные дни», которые с отдалением во времени и мифологизацией этих исторических событий станут называть просто «праздничными», хотя праздничного в них было мало. На летнее время с 1 мая по 30 сентября работа начиналась и оканчивалась на 1 час раньше. Куда как в менее выгодном положении в Госстрахе находились не белые воротнички, а те, ради кого вроде бы и создавалось социалистическое государство — простые рабочие. Для курьеров, уборщиков и т.д. устанавливался привычный всем нам сегодня 8-ми часовой рабочий день, с 9 утра и до 5 часов вечера. Что же касается обеденного времени, то сегодня у большинства офисных работников есть возможность принять пищу в два раза более неспешно: сотрудникам правления Госстраха предоставлялось только 30 минут на обед и чаепития. При этом время и очередь принятия пищи должны были устанавливаться с таким расчётом, чтобы не нарушать нормальный ход работы учреждения. Для работниц, кормящих грудью, добавлялись особые перерывы, продолжительностью не менее получаса, с зачётом их в рабочее время (согласно § 134 Кодекса законов о труде). Сверхурочная же работа требовала согласования инспектора труда и предварительного постановления РКК.

Кадр из кф Служебный роман. Реж. Э. Рязанов. Мосфильм 1977 г. (Источник Мосфильм — youtube.com)

Теперь расскажем об одной из наиболее чувствительных тем для любого трудящегося в СССР — опозданиях на работу и прогулах. Жёсткие условия не способствовали повышению производительности труда, самым важным было лишь вовремя «отбить» карточку на проходной, а потом, как это наглядно показано в популярном советском фильме «Служебный роман», можно было наводить макияж, пить утренний кофе и вести светские беседы. Согласно Правилам, сотрудники центрального правления Госстраха, явившееся на службу после 10 часов утра, считались опоздавшими. Опоздания на работу, отлучки во время работы и, пожалуй, самый жёсткий пункт для современного служащего — уход с работы ранее установленного времени, считались ни много ни мало прогулами. Сотрудник, не вышедший на работу, должен был на следующий день предоставить письменное объяснение причин невыхода, а в случае болезни — в течение 24 часов известить об этом администрацию. При опоздании свыше 15 минут администрация имела право не допустить опоздавшего к работе и, независимо от наложения взыскания, считать рабочий день прогулом. Если принять во внимание качество работы общественного транспорта в Москве в середине 20-х годов, то непреднамеренные опоздания должны были быть не редкостью. Однако по сравнению с указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 года, согласно которому устанавливалось наказание за самовольный уход с работы от 2 до 4 месяцев тюремного заключения, за прогул без уважительной причины — до 6 месяцев «исправительно-трудовых работ по месту работы с удержанием из заработной платы до 25 %», всё описанное выше можно считать настоящим либерализмом нэпманского разлива.

Основные ставки Госстраха и акционерных страховых обществ (Источник Тарифы Госстраха 1927 г. — РГБ)

В Госстрахе очень ценился хороший тон в отношениях между сослуживцами: сотрудники должны были быть вежливыми в обращении с посетителями, лицами администрации и между собой. Администрация же обязана была все свои распоряжения, указания и замечания делать сотрудникам также в вежливой форме. Как это было на практике вообразить себе не трудно. Грубое обращение с посетителями и пререкания между собой, нарушающие нормальный ход работы, не допускались. От работников требовалось аккуратное и своевременное исполнение служебных обязанностей, а также «безоговорочное исполнение всех относящихся к их обязанностям распоряжений администрации». При приёме посетителей и производстве работ воспрещалось оказывать предпочтение одним перед другими. В отношении к разного рода имуществу Госстраха требовалась бережливость и экономия в расходовании материалов. Без разрешения администрации запрещалось уносить с собой какое-либо имущество учреждения или же деловые бумаги, а также использовать оборудование для неслужебных надобностей. Окончив работу, служащий правления Госстраха должен был убрать со стола и запереть в установленном для этого месте всякого рода бумаги, канцелярские принадлежности, спецодежду и т.п. Ключи от столов и шкафов после окончания дневных работ следовало оставлять в специально предназначенных для этого шкафах.

Кадр из кф Служебный роман. Реж. Э. Рязанов. Мосфильм 1977 г. Курение вредит вашему здоровью. (Источник Мосфильм — youtube.com)

Вообще, говоря о запретах, работники правления Госстраха не имели права на рабочем месте читать газеты и литературу, если это не было вызвано потребностями текущей работы. Не допускались разговоры личного характера, неслужебные разговоры в рабочее время. Праздно шататься по коридорам также запрещалось — «хождение по учреждению без деловой в том надобности и собирание группами, не вызываемое служебными обязанностями», если говорить формально. Запрещалось принятие посетителей по неслужебным делам. Отдельным параграфом сообщалось: «Присутствие сотрудников в учреждении в нетрезвом виде, а также распитие хмельных напитков в стенах учреждения не допускается. Сотрудники, явившееся в нетрезвом виде, подлежат удалению из учреждения. Фактически непроработанное в этом случае время считается прогульным и не подлежит оплате».

Третий раздел правил описывает взаимоотношения администрации с сотрудниками, которым должен быть разъяснён круг обязанностей и порядок субординации. Администрация не имела права требовать от сотрудника выполнения работы, не относящейся к его обязанностям в учреждении (за исключением случаев, предусмотренных ст. 36 Кодекса законов о труде). В указанной статье Кодекса сообщалось, если в предприятии временно нет работы, для которой приглашен трудящийся, нанимателю предоставляется право перевести его на другую, соответствующую его квалификации, работу. При отказе трудящегося от выполнения таковой, наниматель имел право уволить его с выдачей выходного пособия. Если же сотрудник имел свободное время, то, по предложению администрации, он был обязан помогать сослуживцам.

Сопоставление действующих тарифов с дореволюционными. (Источник Тарифы Госстраха 1927 г. — РГБ)

Главное. Заработная плата выплачивалась в рабочее время «по конвертной системе» 15 и 30 числа каждого месяца, о чём делались отметки в расчётных книжках установленной формы. Расчётные книжки выдавались бесплатно не позже 7 дней с момента окончательного приёма сотрудника на работу. Сотрудник расписывался в получении книжки на особом талоне, который затем отрезался и хранился в администрации. Расчётная книжка должна была храниться у сотрудника и передаваться администрации лишь для внесения записей о выдаче заработной платы, а в целях своевременности таких записей каждый сотрудник должен был сдать кассиру свою книжку при получении оплаты труда за 2-ую половину каждого месяца. Затем эти книжки поступали в финансовый отдел, где и производилась соответствующая запись. Изменения условий трудового договора заносились в расчётную книжку одновременно с ближайшей записью о выдаче заработной платы. При расторжении трудового договора, расчётная книжка оставалась у служащего, а в случае её утери администрация должна была незамедлительно выдать новую книжку, но уже за счёт сотрудника.

Раздел, посвящённый санитарно-гигиеническим условиям, занимает лишь несколько параграфов. Условия труда должны были соответствовать установленным надлежащими органами правилам санитарии и гигиены, и вообще требованиям охраны труда. Из интересного здесь можно отметить, что администрация обязана была снабжать учреждение умывальниками и щётками для мытья рук с достаточным количеством мыла и чистых полотенец. В рабочее время у всех сотрудников Главного правления Госстраха должен был быть доступ к кипячёной воде в закрытых сосудах, а также посуда для питья.

Тов. Бубликов. Кадр из кф Служебный роман. Реж. Э. Рязанов. Мосфильм 1977 г. (Источник Мосфильм — youtube.com)

Меры взыскания представляли из себя известную всем жителям СССР триаду: выговор, выговор с предупреждением об увольнении и, наконец, увольнение. Наложение денежных штрафов (привет уже упомянутому людоедскому указу Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 года, из-за которого миллионы советских людей были посажены на голодный паёк) — не допускалось. В случаях особо серьёзных нарушений правил внутреннего распорядка, влекущих за собой расстройство в работе Главного правления Госстраха, взыскание могло быть наложено и без соблюдения указанной очерёдности. Порча приборов и других приспособлений по вине служащего, которыми сотрудники пользуются во время работы, влекла за собой меры взыскания в порядке, предусмотренном ст. 83 Кодекса законов о труде, что подразумевало единовременный вычет из заработка работника в размере стоимости повреждения, но не свыше 1/3 его месячной тарифной ставки.

И последнее. Товарищи, никто не может отговариваться незнанием настоящих правил. Член Главного правления С. Тяжелов. Предместкома Кудрявцев. С Союзом согласовано. За Чл. Презид. Зав. ОТЭ Гухман.

Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад