mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
07.04.2022  |  просмотров: 92

Мы продолжаем начатый в предыдущей части рассказ об истории становления отечественного взаимного страхования. В Российской империи общества данного типа существовали задолго до появления в 60-х годах XIX века соответствующего законодательства, однако сосредоточены были исключительно в самых западных губерниях. Многие десятилетия предложения центральных властей, озабоченных огромным уроном от повальных пожаров, чтобы распространить практику взаимного страхования на всю территорию страны, не находили должного отклика на местах. Для, к примеру, ярославских или тамбовских купцов и представителей общественности ссылки на успешный опыт Остзейских губерний (страны современной Прибалтики) могли выглядеть как очередная столичная причуда, если не хуже — ещё один косвенный налог. Наконец, вместе с Великими реформами императора Александра II, реформы пришли и на рынок отечественного страхования. Их масштаб сравним с появлением в 1827 году Первого Российского страхового (от огня) общества. Законодательство 1860-х годов заложило юридические основы для отрасли, на долю которой в 1913 приходилось 26,8% совокупной страховой премии в стране. Эта цифра вполне соответствует доли компаний взаимного страхования на рынке западных стран, но бесконечно далека от положения дел в современной России.

Портрет императора Александра II. Фото 1878 или 1881 г., автор неизвестен (Источник Wikimedia Commons)

10 октября 1861 года император Александр II утвердил положение комитета министров о взаимном страховании в Российской империи. Вот его первые строки: «Разъяснив домовладельцам городов, посадов и местечек пользу взаимного страхования имущества от огня и различные системы этого страхования, предложить им, не пожелают ли они учредить общества взаимного страхования...» Эта фраза столь полюбилась на местах, что в документах многих обществ взаимного страхования была вынесена в эпиграф. Обращает на себя внимание манера письма вводной части утвержденного положения: «разъяснив пользу», «предложить», «не пожелают ли» — совершенно иной, не знакомый подданным Российской империи язык, в форме которого слышны уважение к подведомственному населению и признание за ним права на собственное мнение! Удивительна душа русская. Когда несчастный император Павел I поручил разработать соответствующее положение, которое было разослано главам губерний и для ознакомления местным жителям, не приказывая, но предлагая, оно не встретило должного сочувствия. Когда император Николай I попытался, и снова в форме предложений и пропаганды идеи среди населения, ввести взаимное страхование от огня, и эта попытка не увенчалась успехом, за исключением взаимного страхования имущества казённых крестьян — в данном случае законотворчество носило характер безусловного приказа. Возможно, что причина неудач предыдущих монархов заключалась в их восприятии подданными. Ни Павел, прославившийся бесконечной муштрой и своей страстью ко всему немецкому, ни Николай, получивший обидное прозвище «Палкин», — не воспринимались теми монархами, которые могут что-либо предлагать, а не приказывать. Вернёмся, однако, к вопросам страхового дела.

Для реализации Высочайшего повеления, Хозяйственным департаментом при министерстве внутренних дел 14 февраля 1862 года был подготовлен особый циркуляр. Руководителям губерний циркуляр был разослан вместе с подробной запиской за подписью министра внутренних дел статс-секретаря П.А. Валуева «О введении застрахования от огня имуществ в городах и различных системах страхований». В этих документах подробно разъяснялись различные аспекты нового учреждения, давались общие начертания положений для создания обществ на местах. Заканчивая циркуляр, министр Валуев просил губернаторов «предложить городским обществам войти в обсуждение настоящего дела, которое, по несомненным выгодам оного, заслуживает полного внимания. Учреждение обществ взаимного страхования, давая возможность и самым недостаточным людям (примеч.: курсив здесь и далее мой) воспользоваться обеспечением на случай пожарных несчастий, конечно будет иметь самые благодетельные последствия, не говоря уже о том, что правительство, через таковую меру, избавится от значительных расходов, которые оно вынуждено ныне делать для поддержания разорённых пожарами городских жителей».

Кустодиев. Освобождение крестьян (Чтение манифеста). Картина 1907 года (Источник Wikimedia Commons)

В настоящей статье мы не будем перечислять положения нового закона — эта информация не раз приводилась во множестве материалов по теме. Однако более подробно остановимся на тех преимуществах, какие видели инициаторы от его введения. Это тем более интересно, что позволяет посмотреть с иной точки зрения на текущее положение дел в страховой отрасли в России. В записке министерства внутренних дел перечислялись следующие выгоды взаимного страхования по сравнению с акционерным: «оно доставляет возможность страховать имущества за низшую ежегодную плату и тем делает страхование доступным для большего числа владельцев; владельцы, участвовавшие во взаимном страховании определённое число лет, вовсе могут освобождаться от дальнейших взносов, сохраняя право на возмещение пожарных убытков; собственный интерес побуждает их к более осторожному обращению с огнём, к исправному содержанию печей и труб, к содействию при тушении пожаров, что, служа к уменьшению пожарных убытков, способствует сохранению народного богатства; взаимное страхование открывает возможность к учреждению пожарных команд из лиц, наиболее заинтересованных в успешном тушении пожаров». Всё перечисленное, по сути, определило программу развития губернских, земских и городских обществ взаимного страхования на последующие пол века, а именно: удешевление страхования, полное освобождение страхователей от уплаты страховых взносов, финансирование мер противопожарной защиты, повышение сознательности и ответственности домохозяйств за собственное имущество. Приведём здесь лишь один факт: в 1911 году общество взаимного страхования уездного города Киржач с населением около 4000 человек могло позволить себе профинансировать приобретение паровой пожарной машины стоимостью 1500 руб. Надо полагать, если бы этот вопрос находился полностью в ведении властей, подобные средства тушения доехали бы до Киржача совсем не скоро.

Постановления 1861 года были дополнены положениями Комитета министров от 7 апреля (о взаимном страховании в сельской местности) и от 23 июля 1864 года. Последним было определено, что взаимные страховые от огня общества «по желанию их могут быть учреждаемы при городских управлениях, и в таком случае, все меры, клонящиеся к уменьшению пожарных бедствий, обслуживаются в соединённых заседаниях городской Думы и распорядителей взаимного страхования». Отдельно оговаривалось, что «когда общество взаимного страхования воспользуется ссудою из городских сумм, городская Дума имеет право участвовать через одного из своих членов в заседаниях правления такого общества, для ограждения интересов городской казны...» Положение 1864 года установило тесную связь между учреждениями городского самоуправления и взаимными страховыми обществами. В дальнейшем связь эта оказалась весьма плодотворной и сильно способствовала процветанию обществ взаимного страхования, обычно первоначально формировавшихся из числа тех же домовладельцев, которые пополняли ряды гласных (членов собрания с решающим голосом) местной городской думы.

Пропагандируя идеи взаимного страхования, правительство императора Александра II не ограничилось изданием циркуляров и административных распоряжений, но прибегло к совершенно новому для Руси методу воздействия. Для этого были привлечены общественные группы, и не только посредством печати, чему уже предшествовала попытка в 1832 году в правление императора Николая I, но через посредство специально командированных лиц, которые доносили выгоды такой формы защиты своих имущественных интересов вплоть до домовладельцев на местах. Это не дало тех результатов, каких можно было бы ожидать, но новизна приёма, содействие администрации, общих дух доверия и энтузиазма, охватившие общество в годы Великих реформ, позволили сдвинуть дело взаимного страхования с мёртвой точки. В 1863 году возникли первые два общества: в Туле и в Полтаве; в 1864 году уже пять обществ: в Харькове, Череповце, Ревеле (городское), Риге (форштадское, т.е. пригородное), и в Перми. А 1865 году ещё пять: в Санкт-Петербурге, Юрьеве, Киржаче, Данилове и Великом Устюге. Первые губернские общества взаимного страхования появились в 1866 году в Новгородском и Ярославском земствах, но уже в следующем году такие учреждения возникли сразу в 19 губерниях. Однако к середине 1870-х годов насчитывалось всего 16 городских и 34 губернских обществ взаимного от огня страхования.

Земское собрание в провинции. Гравюра 1868 г. (Источник Wikimedia Commons)

Положение обществ взаимного страхования в момент их возникновения было сопряжено с огромным риском: «Трудно теперь представить, — писал составитель исторической записки об учреждении и деятельности Ярославского городского общества взаимного от огня страхования — с какой тревогой первые члены Общества ждали окончания первого страхового года: одного обычного пожарного убытка достаточно было для того, чтобы Общество распалось, и участники его на долгое время потеряли доверие к взаимному страхованию». Зачастую взаимные страховщики брали на себя риски, от которых отказывались их акционерные собратья, хотя надо полагать, что собратьями ни те, ни другие, друг друга не называли. Дело в том, что между обществами акционерного и взаимного страхования велась не только естественная для рыночных отношений борьба, но присутствовала и неприкрытая взаимная неприязнь. Первые, целью которых было извлечение прибыли и стабильные дивиденды для акционеров, сетовали на неустойчивую модель функционирования взаимных страховщиков, буквально по косточкам разбирая малейшие их промахи на страницах финансируемого компанией «Россия» журнала «Страховое обозрение». Вторые, чья деятельность не подразумевала извлечение прибыли, видели в компаниях акционерного страхования типичных капиталистов, прикрывающихся благими целями, при этом взвинчивающих тарифы премий и живущих припеваючи, в том числе за счёт передачи рисков за границу. Истина, скорее всего, находилась где-то посередине. И как жадность акционерных страховщиков сдерживали конкуренция и здравый смысл, так и общества взаимного страхования, декларируя благие цели, не всегда их добивались.

Оставляя в стороне сухую теорию законодательства об обществах взаимного страхования, которую всякий интересующийся может найти без особого труда, позволим себе рассказать о частных примерах того, как происходило взаимодействие власти с людьми на местах и создании первых обществ взаимного страхования. В местных преданиях городских взаимных обществ сохранилась память о трёх чиновниках особых поручений при министерстве внутренних дел, а именно о Е.В. Богдановиче, полковнике Куровском и некоем господине Волжине. Первый из них объезжал города центральной и южной России, второй — работал к северо-востоку от Москвы, последний был в командировках в городах Черниговской губернии. Приезжая в определённый город, названные чиновники обращались к местным властям с запросом об организации собрания домовладельцев, на котором зачитывали доклад о новой форме страхования. Доклад хоть и запускал идею в обращение, но обычно имел мало практического значения. В некоторых случаях такие встречи приводили к образованию специальной комиссии при городской управе (например, в Костроме) или даже к выработке устава (как в Ростове или Новгород-Северском). Но даже в этих редких случаях без регулярных напоминаний и понуканий местных властей дело практически не двигалось с мёртвой точки.

Титульный лист устава Общества Всероссийского перестрахования для взаимных страховых учреждений, 1896 г. (Источник РГБ)

Ярким примером того, с каким трудом и проволочками учреждались общества взаимного страхования, служит история возникновения такового в Костроме, хотя случай этот далеко не единственный. 30 мая 1862 года в местную городскую думу поступил указ губернского правления, в котором предлагалось озаботиться учреждением общества взаимного страхования. Была образована комиссия, выработавшая устав общества, который, тем не менее, не был утверждён министерством внутренних дел, после чего дело застопорилось почти на десятилетие. Можно предположить, что несмотря на все разъяснения и пропаганду идей взаимного страхования, первоначальный порыв был вызван исключительно мерами административного воздействия. И, как это бывает и сегодня, формально исполнив поручение, энтузиазм чиновников быстро угас, найдя себе оправдание в отрицательном заключении на проект устава со стороны министерства. Лишь 18 января 1871 года новая комиссия приступила к переработке устава, на что ушло ещё без малого полтора года. 31 октября 1872 года местная дума вынесла постановление напечатать доклад комиссии и разослать домовладельцам. На протяжении ещё последующих пяти лет (!) участники процесса продолжали обмениваться запросами и отчётами, пока, наконец, в ноябре 1883 года, когда идея и позитивный опыт взаимного страхования уже стали очевидны городским массам, городская управа внесла проект об учреждении нового общества на рассмотрение. В 1884 году устав Костромского общества взаимного страхования от огня, в конце концов, был утверждён министерством.

Наиболее активно учредительство компаний взаимного страхования началось с середины 1870-х годов. Данное десятилетие можно считать поворотным для компаний этой формы собственности. Причин тому было несколько. С одной стороны, практика взаимного страхования уже в достаточной мере проникла в умы населения. Но ещё одной, более важной причиной, нам представляется создание в 1874 году первого в истории России монополистического объединения — Страхового синдиката, что привело к унификации и повышению тарифов компаний акционерного страхования в рамках соглашения (конвенции) в 1875 году. К примеру, за дом смешанной постройки в Сергиево-Троицком посаде в 1874 году платилось 66 руб. при оценке имущества в размере 10 тыс. руб. Через год размер страховой премии составлял уже 144 руб. 50 коп. Поскольку компании акционерного страхования отказывали взаимным страховщикам в перестраховании рисков, в 1890 году возник своеобразный отраслевой перестраховочный орган — «Пензенский союз», в 1909 году преобразованный в «Российский союз обществ взаимного страхования». Благодаря личной материальной заинтересованности инициатива учредительства компаний взаимного страхования, наконец, сместилась от правительства и администрации к деятелям местного самоуправления. В начале XX века отечественное взаимное страхование, представленное городскими, губернскими, земскими и отраслевыми обществами, заняло значительную рыночную нишу, во многом реализовав на практике идеи взаимопомощи, из которых и развилось современное страховое дело.

Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад