mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
21.04.2022  |  просмотров: 75

Мы продолжаем начатый в прошлой части рассказ об удивительном отечественном Генеральном обществе страхований жизни и пожизненных доходов, под личиной которого скрывался нидерландский страховщик с одноимённым названием. С момента начала операций в 1900 году, компания развернула активную деятельность, сумев выйти на значительные для новичка обороты по сбору премий. Однако, как нам удалось выяснить ранее, достигнуто это было за счёт совершенно неадекватных агентских комиссионных и колоссальных убытков. Значительная часть премии уходила в виде перестрахования за границу, и деятельность Генерального общества можно охарактеризовать в терминах финансового пылесоса, выкачивавшего средства от подданных российской империи и перенаправлявшего их в головную контору в Амстердаме. Тем не менее, экономическая целесообразность этого представляется сомнительной, поскольку практически с самого начала деятельности компании в России, её нидерландским собственникам приходилось постоянно пополнять таявший на глазах основной капитал Общества. Всё это продолжалось не долго и закончилось особым распоряжением Совета министров об упорядочении дел Общества, а его директор был определён в психиатрическую больницу. Вот как это было.

Дом Строгановых по адресу Невский проспект, 23, где находилось правление Генерального страхового общества. Фото 1903 г. (Источник фотоателье К. Булла — pastvu.com)

22 июня 1907 года министр внутренних дел направил для публикации Правительствующему Сенату докладную записку в отношении Высочайше утверждённого положения Совета министров от 9 июня 1907 года об упорядочении дел Генерального общества страхований жизни и пожизненных доходов. Содержание постановления было следующим: 1. Временно, впредь до упорядочения дел Генерального общества страхований жизни и пожизненных доходов, установить выдачу этому Обществу принадлежащих ему процентных бумаг, находящихся на хранении в Государственном банке или в частных кредитных учреждениях, не иначе, как с особого на то каждый раз разрешения (прим.: здесь и далее курсив мой) министра внутренних дел. 2. Предоставить министру внутренних дел не позднее 1 января 1908 года войти в Совет министров с представлением о разрешении нидерландскому страховому обществу Algemeene Maatschappij van Levensverzekering en Lijfrente, если этим Обществом будет возбуждено соответствующее ходатайство, — производить операции страхования жизни в России на тех же основаниях, на которых производят свои операции в России другие иностранные Общества, но при условии принятия Обществом Algemeene Maatschappij страхового портфеля Генерального общества страхований жизни и пожизненных доходов, в порядке, предусмотренном в уставе этого последнего Общества на случай его ликвидации. 3. Если нидерландским страховым обществом Algemeene Maatschappij своевременно не будет возбуждено ходатайство о разрешении производить страховые операции в России, и если притом Генеральное общество страхований жизни и пожизненных доходов не приведёт свои дела к 1 января 1908 года в порядок, — поручить министру внутренних дел представить в Совет министров свои окончательные соображения о мерах к упорядочению дел Генерального общества.

Таким образом, отношение российского правительства к фактическому банкроту можно назвать весьма лояльным. Причиной тому могли быть внешнеторговые связи на государственному уровне, что вынуждало царских министров к осторожности. В начале XX века Амстердамская биржа была пятой среди европейских бирж по объёму торгов российскими ценными бумагами, при этом занимала первое место по обороту госдолга Российской империи среди иностранных бирж. Этот факт мог иметь решающее значение при выборе тактики правительства в отношении голландского капитала. К слову, На Амстердамской бирже присутствовали акции следующих российских предприятий: Товарищество нефтяного производства братьев Нобель, Русского для внешней торговли банка и акции пяти русско-английских нефтяных компаний.

Конка на Невском около дома 23, где располагалось правление Генерального страхового общества. Фото 1903 г. (Источник pastvu.com)

Сведения о значительных финансовых трудностях Генерального общества быстро разошлись в виде слухов, а в надзорные органы стали поступать запросы от страхователей. В связи с чем 4 августа 1907 года Осведомительное бюро Отдела страхования и противопожарных мер выступило с письменным разъяснением, что «по имеющимся в отделе сведениям, настоящее финансовое положение Генерального общества, в виду принятых правлением Общества по настоянию министерства внутренних дел мер, представляется удовлетворительным. Интересы страхователей этого Общества обеспечены находившимися на хранении в Государственном банке ещё до начала текущего года процентными бумагами означенного общества на сумму 1 061 300 руб. 32 коп., так и вкладом, сделанным Обществом 6 апреля 1907 года в Государственный банк в сумме 492 122 руб. 50 коп. процентными бумагами для дополнительного покрытия резерва премий на 31 декабря 1905 года, причём расходование этих вкладов, — согласно Высочайше утверждённому 9 июня текущего года положению Совета министров об упорядочении дел Генерального общества страхований жизни и пожизненных доходов, — может производиться не иначе, как с особого на то каждый раз разрешения министра внутренних дел. Министру внутренних дел предоставлено Советом министров, в виду обеспечения интересов страхователей Генерального общества, войти в Совет министров, не позднее 1 января 1908 года, с представлением о разрешении Генеральному обществу, если этим обществом будет возбуждено соответствующее ходатайство, переименоваться в иностранное страховое общество, а именно, в отделение Нидерландского Главного общества страхований жизни и пожизненных доходов, с которым Генеральное общество. Министру внутренних дел вместе с тем предоставлено Советом министров, в случае если не последует 1 января 1908 года ходатайства о переименовании Генерального общества в иностранное, войти в Совет министров с представлением о мерах к окончательному упорядочению дел Генерального общества страхования жизни и пожизненных доходов».

Всплывали всё новые подробности. Оказалось, что к убыткам по счёту страхования жизни за 1906 год, нужно прибавить ещё убытков на общую сумму в 185 000 руб. за 1902, 1903, 1904 и 1905 года «каковая сумма не могла быть своевременно показана а отдельных годичных отчётах правления в виду того, что данные о ней стали известный правлению лишь в октябре 1906 год». То есть вытекающие из дела убытки доходили до сведения правления Общества через 3, 4 и даже 5 лет после их фактического наступления... и это в нидерландской компании!

Ещё одной любопытной историей можно считать счёт дебиторов под названием «Агенты». В предыдущей части мы уже обратили внимание на совершенно неадекватный размер агентской комиссии по отношению к страховыми сборам в Генеральном обществе. В отчёте за 1906 год в упомянутой строке показана не менее значительная чем за 1905 или 1904 годы сумма в размере 613 167 руб. При этом из отчёта Общества следовало, что оно имеет лишь одного агента в лице управляющего Вольфа, который уже на следующий год будет помещён в психиатрическую больницу. Все остальные агенты и инспектора являлись его субагентами. Таким образом получалось презабавная ситуация, по которой комиссионные деньги были полностью предоставлены управляющему делами, и он же занимался их инкассированием.

Городовой на Невском проспекте. Фото начала XX в. (Источник pastvu.com)

1907 год стал переломным в судьбе компании. Нам не известны детали того, что происходило в это время в главной конторе общества на Невском, 23, как расчищались авгиевы конюшни её бухгалтерии, но в списке членов ревизионной комиссии за указанный год фигурирует член Страхового комитета от министерства финансов, отставной действительный статский советник С.Е. Савич. Сергей Евгеньевич входил в число виднейших специалистов отечественного страхования, а его «Элементарная теория страхования жизни и трудоспособности» переиздаётся в России по сей день. Действия правительства и добрая воля акционеров позволили стабилизировать ситуацию в Генеральном обществе. Виновным во всех его бедах был определён управляющий г-н Вольф, в самый разгар описываемых событий 15 июля 1907 года помещённый в психиатрическую больницу. Как сообщалось в прессе, всё ведение дела управляющего и единственного агента Вольфа соответствовало этому концу, и стремительные убытки Генерального общества тем самым становились вполне понятными. Как бы то ни было, возникает резонный вопрос, как голландские акционеры, надо полагать вполне здравые люди, могли допустить такое ведение дела на протяжении не одного года? Возможно, что исправно передаваемая в перестрахование премия несколько затуманивала их взгляд на ситуацию в Россию, хотя уже начиная с 1904 года (за предыдущий 1903) им приходилось вносить средства в основной капитал Общества в огромных размерах. Но точного ответа на этот вопрос у нас нет.

Отрадным во всей этой истории является тот факт, что Генеральное общество продолжило выполнять свои обязательства перед страхователями и даже смогло поправить свои дела. Его деятельность как отечественной компании акционерного страхования жизни продолжалась вплоть до революции. Согласно отчёту Общества, 1916 год оно закончило с прибылью в размере 102 333 руб. На балансе Общества находились процентные бумаги на сумму 4 123 986 руб. На 31 декабря 1917 года портфель Общества состоял из 11 747 действующих договоров. В составе членов ревизионной комиссии фамилия Сергея Евгеньевича Савича больше не фигурировала. О дальнейшей судьбе бывшего управляющего г-на Вольфа нам не известно, но хочется надеяться, что российская психиатрическая больница явилась для него лишь временным пристанищем.

Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад