mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
18.11.2022  |  просмотров: 86

В 1905 году в сенате штата Нью-Йорк состоялось парламентское разбирательство в отношении крупнейших компаний по страхованию жизни штата. Этот процесс стал одним из самых громких за всю историю отрасли. Одна сторона была представлена объединёнными общей угрозой компаниями, которые за предшествовавшие этому событию десятилетия посредством новой страховой комбинации смогли накопить астрономические средства, соединив классическое страхование жизни и своего рода лотерею на дожитие, тонтину. Миллиарды долларов, а в ценах сегодняшнего дня это несколько сотен миллиардов, не проходили по гроссбухам страховщиков и находились вне всякого контроля со стороны страхового надзора. Речь шла приблизительно о 7,5% национального богатства США! Всё это позволило страховщикам манипулировать фондовым рынком, тратить средства на личные нужды, подкупать чиновников в стране и за рубежом, всеми способами продвигать свой новый продукт. Другая сторона была представлена властями штата и сотнями тысяч недовольных потребителей. Результатом разбирательства комиссии Армстронга стал запрет на использование некоторых тонтинных комбинаций, были введены ограничения на размер годовой аквизиции, а для юриста Законодательной комиссии штата Нью-Йорк Чарльза Эванса Хьюса этот процесс стал началом блестящей политической карьеры. Расскажем обо всём по порядку.

Чарльз Эванс Хьюс в качестве председателя Верховного суда США, 1940 г. (Источник The Collection of the Supreme Court of the United States — Wikimedia Commons)

Всё началось, когда скандально известный бостонский фондовый брокер и писатель Томас Лоусон (1857–1925) в своей заметке в журнале Everybody’s Magazine привлёк общественное внимание к той огромной власти, которую получили американские страховщики за счёт обогащения на тонтинных схемах. В прессе стартовала настоящая разоблачительная компания, в ходе которой всплывали всё новые подробности. Вместе с тем, самого мистера Лоусона вряд ли можно назвать образцом добродетели. С одной стороны, он добивался реформ в регулировании фондового рынка, с другой — сколотил огромное состояние на сомнительных финансовых операциях. Во время медной лихорадки конца 1890-х годов Лоусон стал мультимиллионером, построив себе ранчо за $6 млн (примерно $212 млн в ценах сегодняшнего дня). В 1899 году совместно с Уильямом Рокфеллером основал компанию по добычи меди Anaconda Copper Company, которая к концу 1920-х годов по размеру капитализации являлась 4-й в мире. Правда к этому времени мистер Лоусон уже вышел из бизнеса. Была ли критика мистера Лоусона в отношении страховщиков памфлетом в стиле «граждане, я не могу молчать» или же преследовала финансовые интересы, сказать наверняка нельзя. Однако в конце 1905 года объем критики и серьёзность обвинений достигли такого масштаба, что игнорировать ситуацию федеральная власть больше не могла.

«Объединенный комитет Сената и Ассамблеи штата Нью-Йорк по расследованию и изучению деятельности и дел компаний по страхованию жизни, ведущих бизнес в штате Нью-Йорк» — именно таким было полное название комитета, впоследствии ставшего более известным по имени возглавившего его сенатора Уильяма Армстронга (1864–1944). Ещё одним ярким участником этого разбирательства был юрист Чарльз Эванс Хьюз (1862–1948). Остановимся немного подробнее на этих личностях. Уильям Армстронг родился в семье ирландских иммигрантов, начав свою политическую карьеру с юридической практики. Армстронг был членом Сената штата Нью-Йорк на протяжении многих лет с 1899 по 1908 год, приобретя репутацию порядочного политика. Председательство в комиссии можно считать вершиной его карьеры, поскольку разбирательство затрагивало интересы как миллионов избирателей, так и представителей крупнейшего бизнеса страны. Чарльз Эванс Хьюз, без пяти минут президент Соединённых штатов. Его карьера также началась с юридической практики, а в 1905 году он был назначен юристом Законодательной комиссии штата Нью-Йорк, которая занималась расследованием тарифов на газ и электричество. Были выявлены и устранены коррупционные схемы, что позволило снизить цены на газ для населения. Успех привёл к новому назначению, на этот раз расследовать злоупотребления в компаниях страхования жизни штата Нью-Йорк. Комиссия Армстронга стала политическим трамплином для Хьюза: в 1907 году он был избран губернатором штата, в 1916 году баллотировался в президенты США и проиграл выборы Вудро Вильсону лишь с небольшим разрывом в голосах. С 1921 по 1925 год Хьюз занимал пост госсекретаря при двух президентах, с 1930 по 1941 год занимал должность председателя Верховного суда США. Именно Хьюз руководил допросом воротил страхового бизнеса, и ему принадлежит честь обнаружения разных теневых сторон деятельности страховщиков.

Вулворт-билдинг и Муниципал-билдинг во время строительства, Манхэттен, 1912 г. (Источник William Davis Hassler — pastvu.com)

Комиссии Армстронга пришлось ни много ни мало разгребать авгиевы конюшни американского страхования. На конец 1905 года около 64% всех выданных полисов страхования жизни были представлены тонтинными комбинациями. По приблизительным оценкам, было выдано не менее 9 млн индивидуальных полисов такого типа на сумму, как уже было отмечено ранее, $6,2 млрд или $202 млрд в ценах сегодняшнего дня. Этот объём национального богатства фактически находился вне всякого контроля со стороны федеральных властей, поскольку страховые суперинтендаты штатов (должность страхового надзора) не запрашивали у компаний финансовые документы по движению этих фондов за десятилетия. К описываемому периоду времени крупнейшим «тонтинным» страховщиком было общество New York Life. Из $6,2 млрд тонтинных фондов на его долю приходилось 29% или $1,8 млрд. При этом New York лидировало и по размеру страховых капиталов в традиционном страховании жизни. Следующими крупнейшими компаниями «тонтинного» страхования были Mutual, Equitable. На их долю приходилось по 1,3 и 1,2 млрд долл. тонтинных фондов соответственно. Лишь эти компании в сумме выдали тонтинных полисов на $4,3 млрд, что составило 69% от всего объёма этого рынка. Три страховщика получили в своё распоряжение колоссальные средства, достаточные, чтобы менять правила игры на финансовых рынках под себя.

К слову, по поводу приведённых выше цифр — и это тоже можно назвать показательным. Данные в отношении трёх крупнейших компаний тонтинного страхования были получены в ходе более поздних академических исследований в США, но не посредством раскрытия информации в рамках комиссии Армстронга! В сводной таблице по 34 компаниям большая часть полученных комиссией данных по тонтинным полисам относится к компаниям второго эшелона, тогда как крупнейшие страховщики не предоставили никаких сведений. К примеру, во время дачи показаний представителями общества Reliance Life удалось получить 98,6% сведений о тонтинных операциях страховщика. Однако таковые составили всего $7,1 млн... Таким образом те компании, на долю которых пришлось 69% рынка тонтин, могли позволить себе отказаться раскрывать финансовую информацию, но для десятков малых обществ, вероятно в силу отсутствия политического веса, выбора не было.

Джон МакКол, президент страхового общества New York Life, 1902 г. (Источник Wikimedia Commons)

Работа комитета длилась несколько месяцев. Полученный материал составил 8 томов по 800-900 страниц каждый. По окончании расследования не только подтвердились обвинения в вольном распоряжении средствами тонтинных фондов руководителями страховых обществ, но вскрылись также факты систематических подкупов должностных лиц правительственных и законодательных органов в разных штатах. К примеру, в ходе допроса президента общества New York Life Джона МакКола (1849–1906) выяснилось, что он передал из средств компании без санкции правления $235 тыс. (около $8 млн в ценах сегодняшнего дня) некоему Гамильтону для подкупа чиновников в странах Европы. К моменту разбирательства господин Гамильтон так и не вернулся из-за океана, а средства были возмещены президентом из собственного кармана. МакКол, как и его заместитель Перкинс, были смещены со своих должностей под угрозой запрета деятельности общества New York. Как сообщалось в прессе, после своей отставки в возрасте 57 лет бывший президент одной из крупнейших страховых компаний мира... впал в манию преследования и скоропостижно скончался 18 февраля 1906 года. Как тут не вспомнить другой случай с бывшим директором «Генерального страхового общества» в Санкт-Петербурге господином Вольфом (подробно мы писали об этом в публикации «Приключения голландцев в России»). Компания работала в стране в качестве прикрытия для нидерландского страховщика. После скандала с безобразным ведением дел в компании и участием правительства Российской империи в её стабилизации, господин директор был направлен в психиатрическую лечебницу... И почему они внезапно сходят с ума?

Джеймс Гайд, сын основателя компании Эквитебль и её наследник. Портрет начала XX века (Источник Wikimedia Commons)

Другим не менее любопытным эпизодом, достойным экранизации, стал скандал с вице-президентом общества Equitable Джеймсом Гайдом (1876–1959), сыном её основателя. После смерти отца Генри Гайда (1834–1899) — именно этому человеку мир во многом «обязан» появлению новой тонтинной страховой комбинации — он стал обладателем контрольного пакета акций Общества и фактически осуществлял его деятельность. Среди других собственников Equitable нужно отметить банкира Джона Моргана (1837–1813), одного из богатейших людей мира. Разбирательство с участием Гайда стало первым в XX веке крупным скандалом на Уолл-стрит, который чуть не привёл к панике на фондовом рынке. Против Гайда с целью его смещения другими собственниками была организована PR-кампания в прессе, что он расходовал огромные средства фондов компании на собственные нужды. На руку обвинителям играли экстравагантные выходки молодого мультимиллионера, который, в частности, организовал широко освещаемый в прессе костюмированный бал в духе времён французского абсолютизма конца XVII века. Не трудно вообразить, в каком бешенстве были страхователи, получившие намного более скромные выплаты по своим тонтинным полисам, чем десятилетия до этого им обещали рекламные проспекты страховщика. В результате, оставив все дела в США, в 1905 году Джеймс Гайд с состоянием около $20 млн (около $674 млн на сегодняшний день) переехал во Францию. Покинуть эту страну и вернуться в США его заставила только оккупация Франции нацистской Германией в 1941 году. О том, к каким последствиям для бизнеса американских компаний страхования жизни привело расследование комиссии Армстронга мы расскажем в заключительной публикации цикла.

Костюмированный бал Джеймса Гайда (справа) 1905 г., один из самых дорогих в истории США (Источник thegildedageera.blogspot.com)
Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад