mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
16.12.2022  |  просмотров: 403

Воспоминания очевидцев — уникальный источник информации для исследователя. В отличие от отчётов и канцелярского языка официальных документов, будь то документы компаний или органов власти, мемуары представляют собой куда как более интересное чтиво. Вместе с тем, память человеческая обманчива, и какие-то сведения, изложенные очевидцем, могут не соответствовать реальности. Это риск, на который идёт любой исследователь, полагаясь на такие свидетельства. В нашей практике мы не раз сталкивались с подобной ситуацией. Например, рассказывая в своих воспоминаниях о ныне не существующем доме страхового общества «Жизнь» на Кудринской площади в Москве — том месте, где сейчас проходит проезжая часть Садового кольца, — автор мемуаров и один из жителей дома, заслуженный архитектор России Борис Сергеевич Маркус, указал этот дом в собственности страховой компании «Россия». В этом случае именно официальные документы правления страховщика позволили нам понять, что сказанное — лишь ошибка памяти. Но ни в каких официальных документах мы не смогли бы прочитать про постоянный шум от проезжавших в полуметре от дома трамваев, о том, как зимой опасно было пробираться по обледеневшей брусчатке мостовой — всё то, что соединяет разрозненные исторические факты в единый образ прошлого.

Однако порой написание мемуаров преследует иные цели. В них автор может попытаться выставить события или ситуацию в нужном для себя свете. Искажение фактов может быть вызвано обидами, завистью, ревностью и прочими вполне человеческими эмоциями, не исключая и преследование финансовых целей. Да что мемуары, вся история пишется победителями, и реальность событий прошлого оказывается погребена под массивами отпечатанного слова. Чем на самом деле являются «Записки инспектора страхового общества «Россия» — мемуары, что легли в основу нашего сегодняшнего рассказа, — мы оставляем право судить нашим уважаемым читателям. Несомненно одно — какие бы цели не преследовал их автор, это любопытный исторический документ, который позволяет взглянуть на отрасль отечественного дореволюционного страхования с ещё одного, совсем не парадного, ракурса.

Анкер. Сельский писарь. 1874 (Источник Kunsthaus Zürich — Wikimedia Commons)

Прежде всего расскажем немного о самом авторе. Вот что нам удалось узнать на этот счёт после прочтения 91-страничной брошюры. Увы, сведения эти нельзя назвать обширными. Автором книжки является некий В. Д. Лейванд. Выяснить его имя и отчество нам не удалось, поскольку он нигде более не упоминается, кроме как в качестве автора Записок. По словам автора, на протяжении 16 лет он служил инспектором страхового общества «Россия» и за эти годы видел столько несправедливости и обмана, что, уволившись со службы, дабы несколько облегчить собственную совесть, предостеречь от взаимодействия с названным страховым обществом наивных страхователей и воззвать к чести и совести своих бывших сослуживцев он, наконец, решился на издание этих мемуаров. Если такой человек существовал на самом деле и описания тех бесчинств, что допускались в страховом обществе реальны, то всё сказанное можно рассматривать в качестве ценного исторического свидетельства. Однако даже если г-н Лейванд или тот, кто писал эти записки вместо него, был ангажирован, мы всё равно должны с вниманием и интересом отнестись к описанию тех практик ведения дел, которые можно считать вполне вероятными более чем столетие назад... всё потому, что подобные практики существуют и сегодня.

Приступая к публикации своих записок, посвящённых ни много ни мало разоблачению деятельности страхового общества «Россия», автор изданной в апреле 1909 года обширной брошюры счёл необходимым прежде всего обратиться к своим бывшим сослуживцам, инспекторам и агентам, тем из них, кто по его словам ещё не окончательно погряз в деле вымогательства и эксплуатации своих ближних, с горячим призывом способствовать распространению данной брошюры среди возможно более широкой массы публики. По заверению г-на Лейванда, лишь стремление ознакомить как можно больше обывателей с закулисной жизнью (примеч.: курсив здесь и далее мой)общества «Россия» заставило автора выпустить свою книжку по самой минимальной цене. За время многолетней деятельности, автору удалось накопить существенный материал, который при этом не мог быть использован целиком, то ли в силу ограничений по количеству страниц самой книжки, то ли в силу коммерческой тайны предприятия. В своём вступительном слове автор также выражал надежду, что его работа станет лишь только началом целого ряда других брошюр, которые смогли бы принести неоспоримую пользу читателям в смысле предостережения их от затруднительных обстоятельств, в которых те могут оказаться, вступив в договор страхования с обществом «Россия».

Перейдём к рекомендациям для страхователей. «Бойтесь и избегайте вступать в сношения со страховым обществом „Россия“, хотя бы даже оно сулило Вам в будущем золотые горы» — так вместо предисловия начинается исповедь г-на Лейванда. Автор сообщает, что за многие годы своей службы он нередко сталкиваться с жертвами последнего, что часто приходилось ему присутствовать и при тех душу раздирающих трагедиях, которые то и дело разыгрывались в принадлежащих этому обществу отделениях и агентствах. Далее, то ли пытаясь оправдаться за те 16 лет службы, автор восклицает, что деятельность его как инспектора Общества была велика, плодотворна и гуманна, поскольку он всеми силами старался развивать и увеличивать контингент агентов, обеспечивающих людей от всякого рода несчастных случаев, семьи — от потери кормильцев и проч. и проч. Однако далее автор ведёт с самим собой беседу, задавшись вопросом, так ли это? Не причинила ли его деятельность, как и деятельность других товарищей, работавших на этой ниве, больше слёз, горя и разорения? Этот тревожный вопрос мучил его и тогда, на момент написания книжки, а сама работа, полная различных событий, в вихре их, в сумятице, шуме и гаме не давала в своё время ответа (примеч.: нужно отметить, что слог автора весьма элегантен!)

Директор-распорядитель страхового общества Россия Р.И. Пенль. Портрет (Источник журнал Страховое обозрение Апрель 1906 год)

Мрачные картины рисует нам г-н Лейванд. Оглядываясь назад, перебирая в памяти длинный ряд годов, отданных службе в страховом обществе «Россия», он не столкнулся ни с одним счастливым лицом, не смог припомнить ни одной благодарной улыбки, ни одного горячего дружественного рукопожатия. Всё ещё слышны в голове инспектора стоны, плач и проклятия, не раз раздававшиеся как по его адресу, так и в адрес других агентов, равно как и в отношении самого Общества. Картина истинного положения дел в страховом обществе «Россия» видится автору прежде всего в неслыханной эксплуатации доверчивых страхователей, в особенности по страхованию на дожитие. Однако, что же вынуждало г-на Лейванда, как и сотни и тысячи его сослуживцев, идти на такую сделку с совестью и потакать мучениям миллионов несчастных страхователей? Отдадим должное откровенности автора: необходимость есть, пить, одеваться... и основывать своё благополучие на несчастье других. Но теперь, располагая материалом, заключающимся как в документах, так и основанном на личных наблюдениях для характеристики деятельности Общества, автор счёл необходимым поделиться им с его, обществом, грядущими жертвами... «дабы предостеречь их против паука, раскинувшего сети по всей России, и тем облегчить своё душевное состояние». Но пока всё это лишь лирика.

Главным объектом атаки г-на Лейванда или лица, прикрывающегося этой фамилией, выступает самая прибыльная и ключевая для деятельности «России» отрасль страхования жизни, а именно — страхование на дожитие. По мнению автора, каждого, заключившего страхование на дожитие, ожидали впереди крайне печальные перспективы: вовлечение путём несбыточных обещаний в невыгодную сделку, напрасная трата денег, потеря взносов премии, незаслуженные муки, призрак окончательного разорения. Всё сказанное выше звучит излишне красочно, и сложно себе представить, чтобы бизнес с многомиллионными оборотами, успешно развивавшийся на протяжении десятилетий, в который были вовлечены сотни тысяч человек, на деле оказался лишь пустышкой. Но мы не стали бы утомлять уважаемого читателя пустой агиткой, если бы господин Лейванд не привел в своей брошюре те основания, которые позволили отечественным страховщикам обращать премии в свою пользу. Более подробно об этом мы расскажем в следующей части, а сейчас снова дадим слово автору в описании тех мучений, что ожидали всякого клиента общества «Россия»: «Это — последствия, о которых не имеет представления почти ни один из клиентов, внося свой первый взнос по страхованию на дожитие. Оно, страховое общество, поглощает все сбережения, подвергает всевозможным тяжким испытаниям и мучениям, и, в конце концов, губит свою жертву». А вот здесь сложно не согласиться с автором, который пишет, что «Общество заманивает в свои сети безукоризненной внешностью, той наружной лощеностью, которая обезоруживает клиента, прежде чем он успеет познакомиться с деталями хитроустроенного механизма страхования на дожитие».

Исходя из текста брошюры, методы пускать пыль в глаза потенциальным клиентам, будь то потребители страховых, банковских и других услуг, за более чем сто лет изменились не сильно. Автор пишет: «роскошные помещения, множество разнокалиберных лакеев в ливреях, зеркальные стёкла и прочий блеск сбивают с толка страхователя и вместе с целым рядом радужных обещаний опьяняют его, окружая сонмом несбыточных надежд. Обеспеченность на случай инвалидности и старости, верное накопление денег в приданное для детей, участие в прибылях и тому подобное манят к себе доверчивого обывателя. Но всё это не более чем миражи. Реальность же такова, что армия служащих в виде аквизиторов, снабжённых громадным запасом брошюр, являясь орудием в руках Общества, влечёт страхователя во всевозможные капканы и западни». И снова, автор наполняет свой текст фантастическими красками: «вопли многих жертв, оставшихся без куска хлеба по милости общества „Россия“, несутся со всех сторон к роскошным апартаментам; проклятья сыплются по адресу Общества, стремящегося лишь только к наживе».

Достаётся от автора и сослуживцам аквизиторам, т.е. рядовым страховым агентам. С его слов, обычной практикой тех дней было приглашать на данную службу без всякого разбора, а иногда прямо с улицы. По словам Лейванда, попадались и такие люди, которых не всегда рискнёшь назвать джентльменами. Звание же инспектора, в котором состоял и сам автор книжки, предоставлялось почти всем аквизиторам общества «Россия» по приобретению страхований жизни. Имея дело с инспектором страхового общества, потенциальный страхователь резонно мог полагать, что более или менее гарантирован от скверных последствий, ведь инспектор, в некотором роде, должен был занимать солидный пост в учреждении. Между тем, всё это вовсе не соответствовало действительности, и страхователь мог иметь дело с самым что ни на есть неопытным агентом.

Дом общества Россия на Лубянской площади в Москве. Открытое письмо изд. Шерер, Набгольц и ко, около 1901 г. (Источник pastvu.com)

Интересно отметить, что автор различает деятельность агентов общества «Россия» от, например, агентов Первого Российского, общества «Якорь», наконец обществ «Нью-Йорк» и «Урбэн». Как пишет бывший инспектор, в этих обществах страхование на дожитие почти совершенно не практиковалось, и агенты за такие сделки получали крайне мизерное вознаграждение. Мы проверили данное утверждение по сводной таблице по страхованию жизни в России в 1911 году, опубликованной в журнале «Страховое обозрение» в декабрьском номере за 1912 год. Тогда как по страхованию на дожитие общество «Россия» имело за указанный год приток новых страхований на сумму более 6,8 млн руб.; Санкт-Петербургское общество страхований и «Саламандра» — почти 2,2 и 2,1 млн руб. соответственно — приток новых страхований по данному виду у общества «Нью-Йорк» составил всего 146 тыс. руб., а у французского общества «Урбэн» 676 тыс. На контрасте с приведёнными выше цифрами, по страхованию на случай смерти и смешанном общество «Нью-Йорк» с почти 15 млн руб. годичной аквизиции, пусть и с большим отрывом, занимало вторую строчку неофициального рейтинга после общества «Россия» с 37,5 млн руб. аквизиции. Вместе с тем, основным видом деятельности указанных иностранных страховщиков являлось именно страхование жизни во всех его разнообразных комбинациях, а об агрессивной модели продвижения американских страховых гигантов мы писали не раз.

Что же помимо убеждений и голоса совести заставило автора высказываться по поводу деятельности общества «Россия»? Автор признаёт, что от лица, выступающего публично, требуются факты, и факты обоснованные. Именно они представляют наибольший интерес для нашего пересказа, поскольку позволят иначе взглянуть на деятельность отечественных дореволюционных страховщиков, предоставив, наконец, слово их критикам. Наилучшим будет взяться за полисные условия и брошюры, разобрав основные их положения, благо, если верить г-ну Лейванду, у нас есть опытный проводник, в совершенстве овладевший всеми уловками страховщика по извлечению прибыли. Но об этом — в следующей публикации.

Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад