mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
06.01.2023  |  просмотров: 361

Сегодняшней публикацией мы начинаем большой рассказ, посвящённый истории социального страхования. Эта тема тесно переплетена с историей развития общества как такового, прежде всего с таким коротким, но крайне насыщенным отрезком времени, как Вторая промышленная революция. В исторической периодизации её общепринятые хронологические рамки ограничены 1870 и 1914 г. Именно в этом время системы социального страхования получили своё развитие, будучи следствием поистине тектонических сдвигов в структурах обществ промышленно развитых стран мира. Большинство современных систем социального страхования своими корнями восходят к указанному периоду времени. И этот факт можно назвать в числе важнейших причин, чтобы говорить об истории социального страхования подробно. Ведь в отличие от страхования автогражданской ответственности, обязательство по страхованию которой наступает в результате владения автомобилем, который есть далеко не у всех, соцстрахование в современном мире касается каждого человека.

Питер Брейгель старший. Калеки, 1568 г. (Источник Musée du Louvre — Wikimedia Commons)

Своего рода поворотным моментом в этом процессе можно считать введение первого обязательного государственного социального страхования в Германии в годы правления канцлера Отто фон Бисмарка (1815–1898). Влияние страховой реформы Бисмарка было огромно не только в экономической, но и в ментально-нравственной плоскостях. Миллионы рабочих, служащих и члены их семей получили гарантированное право на материальное обеспечение в случае производственной травмы или болезни. Вместе с тем, это позволило рабочему человеку ощущать себя более защищённым, что дало больше пространства для чувства собственного достоинства и уважения. Так называемая модель Бисмарка легла в основу многих систем государственного страхования, и по сей день используется в таких странах как Германия, Австрия, Италия, Испания и Бельгия. В настоящей публикации мы коснёмся предыстории возникновения систем социального страхования.

Прежде всего, давайте дадим определение понятию социального страхования, чтобы очертить границы тех видов защиты, о которых пойдёт речь в нашем дальнейшем повествовании. Это будет не очень увлекательно, но не займёт много времени. Обратимся к Федеральному закону Российской Федерации № 165 «Об основах обязательного социального страхования» от 16.07.1999 в последней редакции: «Обязательное социальное страхование — часть государственной системы социальной защиты населения, спецификой которой является осуществляемое в соответствии с федеральным законом страхование работающих граждан от возможного изменения материального и (или) социального положения, в том числе по независящим от них обстоятельствам». Исходя из данного определения не понятно, о каких именно видах защиты идёт речь, поэтому заглянем чуть дальше, и изучим статью 8 вышеназванного закона, в которой перечисляются виды страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию. Остановимся на основных: оплата медицинских расходов; пенсия по старости, инвалидности и по случаю потери кормильца; пособие по временной утрате трудоспособности, выплаты в связи с несчастным случаем на производстве и профессиональным заболеванием (примеч.: курсив здесь и далее мой); пособие по беременностям и родам; социальное пособие на погребение.

Начнём погружение в историю социального страхования и зададимся простым вопросом: нужно ли оно деревенскому жителю, занятому работой в поле? На взгляд современного человека, вопрос этот кажется нелепым, даже антигуманным. Сельскохозяйственный работник такой же человек, как и фабричные рабочие или белые воротнички. Вероятность получить производственную травму у занятого механизированным трудом в поле сопоставима или даже выше, чем у рабочего на современной фабрике, а уж производственные травмы белых воротничков в основном связаны с испорченной осанкой и хроническим геморроем. Как и все люди, такой человек рассчитывает получать пенсию, когда здоровье уже не позволяет более трудиться. Как и все люди, он рассчитывает на пособие по временной нетрудоспособности в случае болезни. Но теперь давайте вместо выражения «деревенский житель, занятый работой в поле», употребим столь знакомое всем нам, наполненное ощущением старины, слово «крестьянин»... и перенесёмся в XIX век, в совсем иные реалии времени.

Григорий Мясоедов. Страдная пора. Косцы. 1887 (Источник Государственный Русский Музей — Wikimedia Commons)

До начала введения программ государственного страхования в последней четверти XIX века, баланс социальной защищённости был вовсе не в пользу фабричных рабочих, будь то страны Запада или Россия. Вот как пишет об этом Н. Парамонов в изданной в 1905 году книге под названием «Германское страхование и другие способы обеспечения рабочих»: «Как бы ни была плоха жизнь крестьянина, он всё же знает, что под старость у него есть кров; со своей пашни он хоть как-нибудь да прокормится; если же он сам не будет в состоянии работать, — его прокормят с той же земли сыновья, семья; если никого не останется, — его будет кормить сельское общество. Конечно, не сладка эта жизнь на шее у сыновей и зятьёв, не сладко жить за счёт общества, но всё же лучше, чем ничего. Здесь речь идёт не о милости, а о том, на что старик или увечный имеет и по закону, и по совести, право; он берёт только своё... Не то у фабричного или иного наёмного рабочего. У него кроме рук ничего нет. Для фабрики или промысла он имеет интерес только до тех пор, пока он силён и может работать; и фабрика по самому существу дела всегда будет ему платить возможно низкую плату, такую плату, на которую она только может найти таких же как он рабочих».

Но как же человеческая взаимопомощь, кооперация?! — может мысленно воскликнуть иной уважаемый читатель. Ведь ещё в Древне Риме существовали похоронные кассы, которые создавались с целью помощи семье усопшего в оплате погребения, а похороны в Древнем Риме были делом не только очень дорогим, но ещё и принципиально важным. Да что кассы, по сути, и само современное страхование родилось из принципа распределения ответственности, правда, между профессиональными участниками, а не страхователями — именно этим в конце XVII века занимались первые андеррайтеры в кофейне у Ллойда в Лондоне, когда ставили свои подписи на слипах по «страхованию» корабля или груза. Не может же быть так, чтобы за столетия миллионы людей не нашли способ хоть как-то облегчить тяготы производственной жизни, будь то литейщик, сапожник или разнорабочий на фабрике. И такой способ до появления систем государственного страхования был найден.

Томас де Кейзер. Синдикат Амстердамской гильдии ювелиров. 1627 (Источник Toledo Museum of Art — Wikimedia Commons)

Традиция профессиональной коллективной взаимопомощи восходит ещё к средневековым гильдиям — цеховым объединениям ремесленников схожей профессии или торговцев. Однако подобные организации существовали в истории и раньше, в частности в Аккадском царстве (годы существования 2316 до н.э. — 2137 до н.э.), а также Древнем Риме, где они назывались коллегиями. Но именно в период Высокого Средневековья (XI–XIV вв.), получившие особенно широкое развитие гильдии, изменили экономический ландшафт западноевропейских городов. Помимо отстаивания юридических прав участников и монополизации местного рынка, гильдии оказывали материальную помощь своим членам в случае производственной травмы, заболевания и для организации похорон. Закат гильдий пришёлся на конец XVIII­—начало XIX века, что было связано как с критикой последних из-за закоснелости взглядов, так и в связи с бурным развитием промышленности и строительством фабрик.

На смену взаимопомощи рабочим внутри системы гильдий пришли общества и кассы взаимопомощи, также организованные по профессиональному и отраслевому признакам. Такие рабочие союзы стали быстро развиваться став реакцией на изменившиеся условия производства, ответом на новую угрозу со стороны капиталистического уклада экономики, для которого в словосочетании «трудовые ресурсы» первейшим было слово «ресурсы». Фабричные рабочие Германии, Великобритании и других западноевропейских государств быстро осознали, что в одиночку они бессильны получить для себя хотя бы минимальные социальные гарантии, но объединяясь в союзы, они могут обеспечить себе некоторую защиту от последствий несчастных случаев на производстве и в случае болезни, а также попытаться добиться более высокой оплаты труда и сокращения рабочего времени, организовывая забастовки. Таким образом, говоря о развитии социального страхования, всегда нужно держать в голове и ряд параллельных исторических процессов, центральный из которых — рабочее движение.

Уже с начала XIX века этот процесс рабочей кооперации стал набирать всё большие и большие обороты, особенно ускорившись к середине столетия. Как и в обществах взаимного страхования, похоронных кассах и т.п., рабочие союзы состояли из участников, которые платили установленные взносы. И хотя значительная часть этих средств предназначалась для поддержки уволенных участников забастовок, что в некотором роде тоже можно считать страховым случаем, часть этих денег шла на чисто социальные выплаты. К примеру, в огромном английском Союзе объединённых механиков, в котором на рубеже XIX–XX века насчитывалось около 91 тысячи участников, общий размер членских взносов за 1897 год составил 5,5 млн руб. За указанный год 2,5 млн руб. было истрачено на поддержание участников забастовок, а около 1 млн руб. — на пособия по болезни; выплаты в связи с несчастным случаем на производстве и профессиональным заболеванием; а также пенсии по старости. Вместе с тем, существовали и такие рабочие союзы и кассы, которые почти целиком специализировались на социальном страховании своих участников.

В Российской империи массовым явлением были различные благотворительные организации. Поскольку между ними и обществами взаимопомощи зачастую не делали разницы, то последние находятся как бы в тени ретроспективного анализа систем профессиональной кооперации. Между тем, тогда как благотворительные организации не накладывают на просителя каких-либо предшествовавших обращению обязательств, общества и кассы взаимопомощи оказывают финансовую поддержку лишь своим участникам. К началу XX века в России сложилось множество подобных коопераций, причём различались они прежде всего по отраслевым и профессиональным признакам. Любопытно отметить, что в нашей стране самыми распространёнными обществами взаимопомощи были не таковые в среде фабричных рабочих, но среди белых воротничков (конторщиков, бухгалтеров, приказчиков), а также... низшего звена работников трактиров.

Борис Кустодиев. Купец. 1920 (Источник wikiart.org)

В 1859 году в Риге было учреждено первое Вспомогательное общество русских купеческих приказчиков, под эгидой которого объединились 168 приказчиков и 48 хозяев. Начальный капитал общества составил 10 тыс. руб. За 50 лет своей деятельности Общество выдало пособий на сумму 91 тыс. руб. В 1890 году была организована Касса взаимопомощи литераторов и учёных. Поначалу выполняя функции похоронной кассы, её деятельность со временем расширилась на предоставление пособий и выплаты пенсий. Одним из ранних подобных образований в отношении работников тяжёлого физического труда стало учреждение в 1882 году вспомогательной кассы горнорабочих при Обществе пособия горнорабочим Юга России. В целом, после краткого знакомства с обществами взаимопомощи Российской империи, у нас сложилось впечатление, что кооперация фабричных рабочих в нашей стране была намного хуже, чем в странах Западной Европы. Отсюда логичным кажется предположение, не стало ли это одной из основных причин рабочей революции 1905 года и, в перспективе, революции 1917 года. Однако такие рассуждения находятся уже за пределами нашего повествования.

Подводя итог нашей сегодняшней заметке, можно отметить, что, как и в других отраслях страхования, общегосударственные программы социального страхования не возникли из ниоткуда. Человеческая кооперация и смекалка, инициатива, оказывались впереди государственных инициатив в деле улучшения условий жизни человека. Ещё в Древнем мире существовала взаимопомощь рабочих, в Средние века гильдии стали тем местом, где работающие под одной крышей не только делили общий заработок и хлеб, порой — местные рынки, но и за счёт аккумулированных фондов заботились о больных, увечных или потерявших способность к труду участниках. Промышленная революция убила цеховое производство и систему гильдий. На смену им пришёл фабричный разнорабочий — человек намного менее защищённый в своих правах, чем член гильдии, воспринимаемый сложившийся капиталистической системой лишь в качестве взаимозаменяемого ресурса. Ответ был дан — стали образовываться союзы и общества взаимопомощи рабочих, а также специалистов и работников умственного труда. Но удовлетворить потребности каждого такие организации всё же не могли, поскольку всегда требовался баланс между размером взносов, которые следовало держать как можно ниже, и размером оказываемой помощи, которой всегда требовалось больше. О масштабах бедствия и других существовавших альтернативах государственному социальному страхования мы расскажем в следующей публикации.

Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад