mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
26.01.2023  |  просмотров: 739

Зная немецкого канцлера Отто фон Бисмарка только лишь в качестве политика и военного деятеля, можно подумать, что вынесенное в заголовок словосочетание должно иметь отношение либо к политическому устройству государства, либо к образцу вооружения. И действительно, если ввести в поисковой строке это словосочетание, причём не важно, будь оно на русском, английском или немецком языках, то первое, что вы увидите — это множественные картинки военных кораблей. Однако Бисмарк, как мы подробно рассказали в предыдущей публикации, был ещё и настоящим реформатором страховой отрасли, став инициатором введения в Германии первого в истории обязательного социального страхования. Сегодня мы расскажем о том, что представляла из себя так называемая модель Бисмарка, которая легла в основу систем соцстраха во множестве стран мира.

Фабрика Круппа в городе Эссен, Германия. 1880 г. (Источник Wikimedia Commons)

В основе германского социального страхования лежало три отдельных закона: по медицинскому страхованию, от несчастного случая на производстве, пенсионное и по утрате дееспособности. Эти законы принимались именно в такой последовательности один за другим на протяжении некоторого времени. 30 июня 1900 года для этих законов были утверждены единые правила страхования. В целом структуру модели Бисмарка нельзя назвать простой, а если говорить по-русски, то чёрт ногу сломит. Так что в данном случае читать поговорку про то, что русскому хорошо, то немцу смерть, следует несколько в переиначенном виде. Ко всему этому, со временем в законы вносились изменения, так что мы сознательно не будем выходить за рамки начала XX века. Интересно отметить, что вся система находилась преимущественно на обеспечении работодателей и самих рабочих, практически без финансового участия государства — и в этом состоит ещё один гений Бисмарка. Конкретные цифры мы приведём ниже, а пока давайте подробно разберём структуру немецкого соцстраха конца XIX — начала XX века.

Первым из трёх законов, который был принят 15 июня 1883 года, стал закон о медицинском страховании. По нему была создана программа обязательного медицинского страхования, которая позволяла компенсировать часть дохода, потерянного на время болезни (пособие по временной утрате трудоспособности), а также покрывала сопутствовавшие медицинские расходы. Все фабричные рабочие, которые зарабатывали менее 2000 марок в год, пользовались страхованием, при этом 2/3 его стоимости они оплачивали сами в соответствии с размером дохода, а одну треть оплачивали их работодатели. Такое распределение можно считать справедливым, поскольку речь идёт не о производственных травмах, а о том, что сопровождает в жизни каждого человека — болезни. И хотя их источником могут быть условия труда, пока не доказано обратное, болезнь человека будет считаться обусловленной множеством факторов, от генетических до различных пагубных пристрастий, прямой ответственности за которые работодатель не несёт. Возможно, чтобы подчеркнуть социальный характер нового законодательства, часть ответственности за болезнь работника была возложена на работодателя. Больные получали лечение на срок до 13 недель, а также пособие по временной нетрудоспособности, равное трём четвертям размера средней заработной платы.

Якоб Торенвлит. Визит врача. Около 1666-1667. (Источник The Leiden Collection — pinterest.com)

Так cложилось, что в большинстве посвящённых модели Бисмарка публикаций основной акцент делается на страховании рабочих от несчастных случаев (производственной травмы). Однако же ядром всей системы следует считать именно медицинское страхование. Дело в том, что часть возмещения за травматизм на производстве (оплата лечения) ложилась на плечи больничных касс, которые, в свою очередь, являлись ядром системы медицинского страхования. Пособие по временной или полной утрате трудоспособности поступало из фондов страхования от несчастных случаев, которые имели другие источники финансирования. Нужно отметить, что с введением обязательного медицинского страхования правительство пошло не по революционному, а по эволюционному пути, использовав уже давно знакомую и хорошо зарекомендовавшую себя систему больничных касс. Таких касс и союзов по всей стране было очень много, они делились по отраслевым, географическим принципам и т.д. К моменту введения в Германии соцстраха их насчитывалось около пяти тысяч.

Второй закон, принятый 6 июля 1884 года, касался травматизма на производстве. По нему работодатели обязаны были выплачивать полную сумму возмещения за увечье, а жертвам несчастных случаев не было необходимости доказывать ответственность работодателя. Что важно: расходы по данному виду защиты полностью ложились на плечи бизнеса. Предприятия были обязаны страховать всех рабочих, чем доход составлял менее 3000 марок в год, а после 1913 года — менее 5000 марок. В случае полной утраты трудоспособности такие работники могли рассчитывать на пенсию, равную двум третям их годового заработка. Если несчастье имело смертельный исход, то семья убитого немедленно получала пособие на похороны в размере двадцатидневного заработка покойного, но не менее 30 марок. Затем вдове выдавалась пенсия в размере 20% заработка покойного; на каждого ребёнка по 15%, при этом общая сумма пенсии не могла превышать 60% заработка рабочего, а пособие выдавалось лишь детям, не достигшим 15-летнего возраста. В 1886 году закон был распространён на сельскохозяйственных рабочих.

Паскаль Адольф Жан Даньян-Бувре. Несчастный случай. 1879 г. (Источник Walters Art Museum, Baltimore — gallerix.ru)

Наконец, третий закон был принят 22 июня 1889 года. Он регулировал вопросы пенсионного обеспечения людей пожилого возраста и неспособных к труду. Согласно нему вводилась пенсионная система, финансируемая всеми тремя сторонами, включая, наконец, и само государство. В своё время сей факт даже вызвал бурю возмущения в некоторых кругах и политических партиях германского общества. Государство не может выступать благотворителем, кричали они, но противники закона не понимали, что речь идёт не о подачках и растрате государственного бюджета, а о вопросе социальной стабильности, не говоря уже о нравственной стороне дела. Пенсионная система была более ограниченной, чем другие. Причина заключалась в том, что обеспечить пенсии десяткам миллионов рабочих ни фабриканты, ни правительство, ни сами рабочие были не в состоянии. К 1901 году размер пенсий по старости был ниже, чем пенсии по инвалидности, а вдовы и дети не могли более ни на что рассчитывать, как только застрахованный умирал. Однако ещё более серьёзным вызовом для рабочего был возрастной ценз — пенсия по старости выплачивалась лишь по достижении 70-летнего возраста (!) при средней продолжительности жизни в стране 47,2 года по состоянию на 1910 год. В 1911 году все три закона были объединены в так называемый Кодекс Национального Страхования, а пенсионное обеспечение было распространено также и на наёмных служащих.

Результаты реформ не заставили себя долго ждать. В период между 1885 по 1913 год доля рабочих в экономически активном населении, имевших медицинскую страховку, увеличилась с 20 до 50%. По состоянию на начало Первой мировой войны 13,6 млн немецких рабочих пользовались медицинским страхованием против 4,3 млн в 1885 году. Следующие цифры можно считать ещё более впечатляющими: расходы на медицинское страхование выросли с 54 млн марок в 1885 году до цифры в 460 млн марок в 1913 году. Тогда как количество застрахованных по данному виду страхования увеличилось в чуть более чем 3 раза, расходы на их обеспечение выросли в 8,5 раз! Объяснить такой рост расходов одной лишь инфляцией (это в условиях золотого стандарта) невозможно. Таким образом можно утверждать, что люди стали получать более качественное медицинское обеспечение. А вот ещё одно любопытное наблюдение: продолжительность среднего отпуска по болезни выросла с 18,3 дней в 1888 году до 20,6 дней в 1913. И это в условиях лучшей гигиены и развития медицины как таковой. Расходы на каждый страховой случай выросли с 42 марок в 1888 году до 81 марки в 1913 году.

Ван Гог Винсент. Завод в Аньер. 1887 г. (Источник Barnes Foundation — vangogh-vincent.ru)

Программа страхования от несчастных случаев на производстве не только внесла значительный вклад в улучшение жизни миллионов немецких семей, но и способствовала социальной стабильности. Как уж было отмечено выше, это страхование было обязательным для всех рабочих, кроме занятых в кустарном производстве. К началу Первой мировой войны по данному виду страхования защита была предоставлена 30 млн немецких рабочих, что составило 94% от всего экономически активного населения страны против 3,7 млн застрахованных в 1886 году. Расходы по этому виду страхования возросли с 1,9 млн марок в 1886 году до астрономических 176,6 млн марок в 1913 году! Вот та цена, которую пришлось платить имущим классам немецкого общества и государству за политическую стабильность в стране. Не менее впечатляюще вырос и размер годовых расходов на одного застрахованного рабочего: с 0,52 марки в 1886 году до 3,27 марок в 1896 году и наконец 6,06 марки в 1913 году.

Страхование по инвалидности было разработано для тех, кто страдал серьёзным заболеванием и не имел возможности работать. И хотя размер пенсии по инвалидности был низким и составлял всего 18% от размера средней заработной платы, это всё же являлось существенным подспорьем для семьи такого человека. Размер пенсии вырос на 72% в промежутке между 1891 и 1913 годами, тогда как стоимость жизни за указанный период увеличилась только на 23%. Общие же расходы на пособие по инвалидности также стали существенной статьёй расходов, увеличившись с 5,4 млн марок в 1894 году до 167,3 млн марок в 1913.

Бисмарк-реалист. Стена каменная, мой лоб не железный, чего ради я буду биться об неё. Карикатура, 1880 г. (Источник Punch magazine — Wikimedia Commons)

Ну хорошо, а за чей счёт был этот роскошный банкет?! За период с 1885 по 1913 год на содержание социального страхования Бисмарка 44,7% средств было получено из фондов работодателей, 39,9% внесли сами рабочие и только 5,4% от всех затрат пришлось на государство. Завершить сегодняшний рассказ хочется одной фразой: ай да Бисмарк, ай да... !

Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад