mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
16.02.2023  |  просмотров: 321

В далёкие времена один британский подданный отправился в Россию попытать удачи. Что же, известная история. Торговля сначала с Московским царством, а потом и с Российской империей, приносила хорошие барыши что британским, что голландским купцам, а также разного рода джентльменам, которых, по правде говоря, не всегда можно было бы так назвать. Столетиями энтузиасты разных национальностей в поисках удачи отправлялись в страну, о которой многие из них знали лишь по набору стандартных клише вроде морозов, крепких напитков и домостроя. Местом интереса героя нашего рассказа стал самый старый российский порт, некогда единственная морская гавань ещё Московского царства. Однако времена были всё же не настолько далёкими, и в какой-то момент этот человек оказался в уже вполне отстроенной Северной столице Российской империи, Санкт-Петербурге.

Казалось бы, иностранец в России, да ещё и англичанин, как тут не быть успеху? Вот и морские суда под британским флагом в портах Белого моря, вот и торговые лодки, заходящие в устье Невы. Русские мужики переваливают огромные деревянные ящики с палубы на пирс, и содержимое этих ящиков настолько же далеко от реалий их жизни, насколько день сегодняшний далёк от описываемых событий. Сам же груз, надо полагать, застрахован, как говорили тогда, в Ллойдах. Легко представить, что герой наш имел добротный особняк, пусть и не на Английской набережной (не барон Штиглиц!), ну хотя бы на Галерной или в окрестностях. И вот, сумеречным зимним днём, сидя у камина с торговыми бумагами, тянется он за стаканом добротного шотландского виски, прикидывая в уме свою прибыль.

Джон Беллингем. Изображение в the Newgate Calendar, 1812 г. (Источник Wikimedia Commons)

Ну что же, помечтали и хватит. Британский подданный был в России, и даже в Архангельске. Более того, дела его были связаны с торговлей по морю и, конечно же, операции эти страховались в Ллойдах. Вот только описанная выше история совсем не про него. Джон Беллингем успел попутешествовать в свои молодые годы. Он отправился в далёкое плавание, затем пытался вести бизнес на родине, но прогорел. После, в качестве торгового представителя и страхового брокера, он прибыл в Россию. Дела вроде бы пошли, и через некоторое время он приехал снова. Но вместо особняка с камином, очень скоро его местом пребывания оказалась тюрьма. Не без труда освободившись и пережив немало мытарств в общении с царской бюрократией, он вернулся на родину. Озлобление этого человека вполне можно понять, но на том история могла бы и закончиться. Однако Джон Беллингем всегда шёл до конца, и в мировой истории остался в качестве убийцы британского премьер-министра Спенсера Персиваля. Причём тут российская тюрьма и британский премьер, спросите вы? Это станет понятно из рассказа далее. И если бы не проблемы со страховкой, жизнь этого человека, как и жизнь премьер-министра, сложились бы иначе.

О ранних годах жизни Джона Беллингема (1769–1812) известно мало. Публичный интерес к его личности появился только после совершённого им громкого убийства. Оно и понятно, ведь в особенностях становления личности, а также во внешних условиях, порой можно усмотреть предпосылки того пути, который приводит человека к преступлению. Беллингем родился в небольшом городке Сейнт-Неотс в Англии. Его отец был геодезистом, а также рисовал миниатюры. Существенным фактом ранней биографии Джона можно считать, что отец его сошёл с ума и был помещён в лондонскую больницу. Будучи признанным неизлечимым, он был возвращён домой, где вскоре умер. О матери Джона ничего не известно.

Лондонский Тауэр, 1890-1910 г. (Источник pastvu.com)

В возрасте 14 лет Беллингем поступил учеником в мастерскую лондонского ювелира. По воспоминания родственников, юноша проявил себя плохо, доставив владельцу множество хлопот и неприятностей. Возможно, что труд, связанный с мелкой моторикой и усидчивостью, не очень прельщал юного Джона, и всего два года спустя он отправился в плавание настолько далёкое, насколько это можно себе представить — в Китай. В качестве мичмана Беллингем был принят на службу на судно «Хартвелл», принадлежавшее печально знаменитой Британской Ост-Индской компании. 25 апреля 1787 года корабль вышел с рейда Даунс графства Кент в южной части Северного моря. Это было первое плавание только что спущенного на воду корабля, который на тот момент стал самым большим в собственности Ост-Индской компании. Однако первое плавание стало и последним. 20 мая на судне произошел мятеж. Причиной мятежа мог стать финансовый интерес. Помимо различных товаров, в трюмах корабля находилось 6,5 тонн серебра. Зачинщиков мятежа арестовали, но половина команды всё также отказывалась исполнять приказы. Чтобы избавиться от мятежников, капитан принял решение изменить курс и сделать остановку на островах Кабо Верде в Западной Африке. 24 мая «Хартвелл» налетел на риф и затонул, но все члены экипажа были спасены.

Был ли в числе сочувствовавших или зачинщиков мятежа Джон Беллингем история умалчивает, как и о том, что случилось с ним после крушения. Однако в начале 1794 года родственник Беллингема открыл для того магазин по продаже жестяной посуды на Оксфорд-стрит в Лондоне. Вскоре в магазине случился пожар, в котором, по утверждению Беллингема, сгорела вся касса. В подобной ситуации невозможно было избежать подозрений, что пожар произошёл не случайно, но против горе-предпринимателя не было выдвинуто никаких обвинений. В конце 1790-х годов Беллингем работал в торговой фирме, а около 1800 года в качестве её торгового агента отправился в Россию, в Архангельск. В 1802 году он вернулся в Великобританию, став страховым брокером в Ливерпуле. В 1803 году, в уже немолодом для того времени возрасте 34 лет, женился. Казалось, что жизнь налаживается... страховой брокер, затем младший партнёр... и вот он, особняк с камином. Но летом 1804 года Беллингем принял решение снова ехать в Архангельск. Эта поездка стала для него роковой.

Архангельск, вид на Северную Двину, 1900-1910 г. (Источник pastvu.com)

Как об этом сообщил на суде в лондонском Олд-Бейли сам Беллингем, осенью 1804 года в Белом море пропало судно Soleure, зафрахтованное для Англии и застрахованное в Лондонском Ллойде. Владельцы судна, голландский торговый дом «Р. ван Бринен», направили требование о возмещении, в котором им было отказано. На тот момент фирмой руководил Соломон ван Бринен, чей бизнес был тесно связан с Россией. Помимо торговли, фирма занималась также строительством кораблей, часть из которых заказывалась корабелам в Архангельске. Среди них был один из крупнейших на русском Севере торговый корабль «Александр I». По состоянию на 1809 год в собственности фирмы было 32 корабля, что делало её важным игроком во внешнеторговых отношениях России. Чтобы быть на короткой ноге с российскими чиновниками, Соломон ван Бринен унаследовал от отца должность австрийского консула, а также стал португальским консулом. Очевидно, что в случае противостояния Беллингема и торгового дома, их возможности были несопоставимы. Далее, как говорится, показания сторон расходятся. Сам Беллингем говорил о «некоторых обстоятельствах», которые позволили связать потерю судна, отказ в выплате страховки и его персону. По другой версии, Беллингем, имея личную неприязнь к Соломону ван Бринену, отправил в Ллойд анонимное письмо, что на судне случился саботаж. В ответ на это Соломон ван Бринен подключил свои связи.

Архангельск, набережная Северной Двины, 1895-1910 г. (Источник pastvu.com)

Дело приняло серьёзный оборот. По просьбе ван Бринена Беллингема посадили в тюрьму. Тот незамедлительно обратился к британскому консулу в Архангельске, а через него и к послу в Санкт-Петербурге лорду Гренвиллу Левесон-Гуверу с просьбой вмешаться. Это было сделано, и посол направил прошение властям об освобождении, если только Беллингем не был задержан по какой-либо законной причине. После этого какие-либо прошения оставались без ответа, и Джон провёл в тюрьме два года. Освободившись, он отправился в Санкт-Петербург, где изложил своё дело прокурору и, по его словам, смог добиться некоего приговора в отношении архангельского генерал-губернатора! Ответная реакция за такую наглость не заставила себя долго ждать. Его обвинили в долге в 2 тысячи рублей и снова отправили в тюрьму до октября 1808 года. Не сразу получив разрешение покинуть Россию, наконец, в 1809 году он вернулся в Великобританию.

В начале нашей публикации мы не зря сказали, что мистер Беллингем всегда шёл до конца. Казалось бы, вернувшись на родину, к жене, стоило забыть свои злоключения в России как страшный сон. Но не таков был наш герой, и теперь он стал добиваться справедливости уже у себя дома. Беллингем неоднократно подавал прошения правительству о компенсации за его злоключения в России, но получал отказ за отказом. Он обратился напрямую к премьер-министру Великобритании Спенсеру Персивалю, но премьер отказал ему, заявив, что для компенсации нет никаких оснований. Дальнейшие попытки восстановить справедливость так ни к чему и не привели. Наконец, вняв просьбам жены, Беллингем оставил их и вернулся к работе, но в его голове зрел план мести. Его решение подхлестнул очередной отказ в компенсации, полученный в 1812 году. О том, как развивались эти события и что произошло дальше, мы расскажем в следующей публикации.

Общий вид Архангельска, 1896 г. (Источник The Library of Congress)
Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад