mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
17.03.2023  |  просмотров: 233

Несколькими публикациями ранее мы рассказали об удивительных махинациях дореволюционных страховщиков, информацию о которых почерпнули в книжке бывшего страхового аквизитора, некоего В. Д. Лейванда под названием «Записки инспектора страхового общества «Россия». Сведения эти, будь они правдой, позволяют иначе взглянуть на всю практику и историю отечественного страхования, в особенности, в части отрасли страхования жизни. Не так часто попадались нам поистине критические статьи и заметки, позволяющие поставить под сомнение ту радостную картину благоденствия отрасли, которую рисовали статьи в дореволюционной страховой печати или же цифры финансовых отчётов, в которых год от года росли сборы, а вместе с ними и остававшаяся в распоряжении господ акционеров прибыль. В своё время мы также писали о том, что полис страхования жизни зачастую выполнял функции переводного векселя, имея перед последним то преимущество, что не попадал в конкурсную массу в случае банкротства должника. Не забота о семье и собственной старости, а удобный финансовый инструмент — вот что зачастую видели в этом продукте потребители. Страховщики, по понятным причинам, не возражали. Всё это можно назвать основанием айсберга, видимой верхушкой которого выступали блестящие отчёты, ежегодные дивиденды и десятки объектов недвижимости в разных городах страны.

Жорж де Латур. Шулер с бубновым тузом. 1633–1639 (Источник Лувр, Париж — Wikimedia Commons)

Более критический взгляд на отрасль акционерного страхования можно обнаружить в публикациях прессы обществ взаимного страхования, но и здесь вряд ли могло обойтись без ангажированности. Конечно, говоря о таких памфлетах как упомянутая выше книжка, всегда остаётся риск, что половина сказанного — выдумка; что всё это — неконкурентные методы борьбы; что сам автор, будучи в глубокой обиде на бывшего работодателя, пытается всячески испортить его деловую репутацию. И пусть книжка допущена к публикации царской цензурой, по-прежнему существует огромное пространство для лжи и пустых наветов. Там зачем пересказывать сказки, может робко поинтересоваться уважаемый читатель? Нам было бы легко отмахнуться от того, что будет сказано ниже, если бы описанные практики в определённой части не были похожи на те, что некоторое количество лет назад наблюдал и автор этих строк. Речь идёт о страховом «соцсоревновании» для господ агентов и руководителей отделений. А в том, чтобы показать лучшие результаты сборов, все средства хороши. Правда до таких крайностей всё же не доходило...

Одной из главных приманок для страхователей в брошюрах и проспектах дореволюционных страховщиков выступала цифра застрахованных капиталов. Сумма эта, отпечатанная крупным шрифтом, всегда помещалась в центральную часть листа. Мы можем предположить, что новую для России моду задали иностранцы, это, прежде всего, американские компании «Нью-Йорк» и «Эквитебль». Упомянем, что в стране действовало ещё и французское общество «Урбэн». С присущей американцам нахрапистостью, громче прочих стали они трубить о своих успехах, не стесняясь и таких заявлений как «богатейшее и самое прочное в мире общество страхования жизни». Это цитата их рекламного плаката общества «Эквитебль». Крупнейшее отечественное дореволюционное общество «Россия» во многом переняло эти методы. Шумные рекламы страховщика также нуждались в громких цифрах. Чтобы убедить потенциальных страхователей в успешности и надёжности своего бизнеса, страницы брошюр и проспектов должны были пестреть цифрами многомиллионных застрахованных капиталов.

Вильнюс (Вильна), Большая улица, 1903 г. (Источник pastvu.com)

Речь пойдёт об одной неочевидной, но крайне популярной, если верить г-ну Лейванду, практике дореволюционного страхования жизни. Благодаря ей отчеты страховых обществ вполне можно поставить под сомнение, как и размер застрахованных капиталов. Эта практика — мнимые страхования. Да, практически также, как и задумка гоголевского Чичикова, страховое общество «Россия» стремилась быть крупнейшим за счёт несуществующих страхований и несуществующих страхователей. Для достижения цели необходимо было финансово мотивировать тех, кто отвечал за привлечение новых страхований, то есть страховых агентов. Последние в накладе не оставались...

В качестве примера возьмём Виленское (сегодня это Литвы город Вильнюс) отделение страховщика, где насчитывалось до пятисот человек с наименованиями агентов и инспекторов, обязанности которых заключались в приобретении страхований на дожитие. Большинству из упомянутого количества аквизиторов Общество предоставляло возможность получения звания инспектора. Для этого необходимо было включиться в своеобразное соревнование. Каждый такой инспектор принимал на себя обязательство доставлять Обществу договоров на сумму страховой премии не менее 15 тыс. руб. в месяц, оплаченных задатками по 10 руб. с каждой тысячи, что за означенную цифру означало 150 руб. За исполнение этого обязательства общество «Россия» обязывалось уплачивать инспектору так называемое прибавочное вознаграждение по 170 руб. за каждые 15 тыс. руб. страховой суммы и, кроме того, нормальную комиссию в размере 1%, то есть ещё 10 руб. с тысячи застрахованного капитала. Агенты взяли это условие на вооружение, и работа закипела.

Вильнюс (Вильна), Георгиевский проспект, 1900-1904 г. (Источник pastvu.com)

Итак, поскольку агента уже не сильно интересовало качество риска, началась погоня за объёмами страховой премии, поскольку каждая сумма приближала к заветному бонусу. Инспекторы открыли целый конвейер по производству дутых страхований, которым они самым блестящим образом пользовались. Если до этого сумма страхований на дожитие в Виленском отделении едва достигала 60 тыс. руб. в месяц, после введения поощрительной комбинации она стала нарастать как снежный ком. Всего лишь через небольшой промежуток времени она шагнула вперёд прямо-таки гигантскими шагами, составив невиданную до тех пор сумму в размере 6 млн руб. в год, то есть в пересчёте на месяцы рост был почти десятикратный! Нетрудно представить себе победные реляции директора отделения и самые тёплые поздравления из правления страховщика на Большой Морской в Санкт-Петербурге. Каким же образом удалось достигнуть столь фантастического роста в такой короткий срок?

Агенты, заключившие соглашение со страховым обществом, быстро усвоили свою выгоду. Каждое обязательство, или как говорили тогда, облиго в размере 15 тыс. руб. приносило им чистой прибыли в карман в размере 20 руб. Пышным цветом разошлись всякие комбинации. Допустим, что инспектор предоставил пачку страховых объявлений на сумму 75 тыс. руб. за текущий месяц, то есть пять облиго по 15 тыс. руб., и сообщил, что им получены десятирублёвые задатки с каждой тысячи, что должно составить сумму в 750 руб. По условию соглашения Общество должно было выдать по 170 руб. за каждые 15 тыс., т.е. итого 850 руб. Следовательно, помимо остававшихся на руках у инспектора задатков, страховщик приплачивал ещё 100 руб. сверху. Сколь велика эта сумма? К примеру, месячное жалование мелкого чиновника составляло 45 руб. На один рубль можно было купить четыре десятка яиц. Не забудем, что благодаря Денежной реформе 1895–1897 гг. в стране был введён золотой монометаллизм или золотой стандарт. Так, один бумажный рубль приравнивался к 0,774234 г чистого золота. Несложно подсчитать, что сторублёвая агентская приплата — это 77,4234 г золота. В ценах сегодняшнего дня цифра весьма внушительная, хотя она и не отражает покупательную способность николаевского рубля, поскольку сегодня золото лишь один из биржевых товаров, стоимость которого значительно колеблется.

Вильнюс (Вильна), Мясницкая улица, 1900 г. (Источник pastvu.com)

У любого мало-мальски грамотного страховщика не могло быть сомнений относительно фиктивности большинства предоставляемых в отделение страхований на дожитие. Тем более что очень часто поступали известия от инкассантов из разных местностей Виленского района относительно несуществования лиц, которым нужно было вручать полисы. Небезразличные агенты, не участвовавшие в этой схеме, обращали внимание местного руководства на приток таких дутых страхований, но ситуация не менялась, а страховая премия всё росла и росла. Как ни странно, но страховщик и не думал ограждать себя от аппетитов иных ретивых сотрудников. Однако, может воскликнуть уважаемый читатель, в правлении могли не замечали новой практики, искренне веря в феноменальные показатели. Страховое общество могло тешить себя результатами, глядя как быстро растут грандиозные суммы, не подозревая об их фиктивности. И пусть мешками приходили обратно полисы, так как их не кому было вручать, но всё-таки крупнейший страховщик Российской империи с упорством, достойным лучшего применения, продолжал не замечать всех странностей.

Но нет, не так наивно было страховое общество, платя по 20 руб. с каждых 15 тыс. якобы застрахованных капиталов. Таким образом образовывались колоссальные цифры в отчётностях. Отчётности утверждались правлением и публиковались в печати, будь то респектабельные «Ведомости» или не менее респектабельный, финансируемый обществом «Россия», журнал «Страховое обозрение». Эти же цифры включались в рекламные брошюры и плакаты, в них тыкали пальцем страховые агенты по всей стране, доказывая востребованность страховых продуктов Общества. Конечно, не все такие дутые страхования попадали в итоговую отчётность, на их долю должно было приходиться значительное сторно. Однако подобная схема по созданию дутых страхований была не единственной. Институту так называемых инспекторов-организаторов было вменено в обязанности привлечь как можно больший контингент новых аквизиторов. Но прежде, чем поступить на службу в Общество, новички должны были предоставить пробное страхование. Подобные методы сложно назвать по-настоящему порядочными, но агенты вынуждены были приспосабливаться к существовавшим реалиям дела.

Итак, приведённая выше схема с облиго предназначалась для инспекторов, то есть агентов, уже выдающих некоторые объёмы и сумевших составить о себе определённую репутацию. Для обыкновенных аквизиторов схема предназначалась следующая. Кроме обычного комиссионного вознаграждения им предоставлялось ещё и добавочное в размере 7 руб. 50 коп. с каждой тысячи застрахованных капиталов, причём они имели право удерживать эти деньги из десятирублёвого задатка и, следовательно, за пробное страхование следовало платить отделению лишь 2 руб. 50 коп. Эта сумма в большинстве случаев высылалась из средств организатора, объявление составлялось, фамилия выдумывалась, а новоиспечённый аквизитор, перешагнув пробное страхование, поступал на службу в Общество.

Улица в Вильнюсе (Вильне), украшенная к приезду императора Александра III, 1884 г. (Источник pastvu.com)

На таких началах в течение порядочного количества лет многочисленные участники схем фабриковали крупные цифры в отчётности ради собственной и страхового общества выгоды. Агенты умудрялись приносить страхований по сто тысяч рублей в месяц и больше — и это вовсе не в Санкт-Петербурге или Москве, а в провинциальном отделении страховщика. Один из инспекторов даже учредил специальное бюро в Минске со штатом сотрудников для составления страховых документов, поскольку для подписей требовались разные почерки. Сотрудники этого удивительного бюро довольствовались скромным гонораром в размере 1 руб. за каждое оформленное фиктивное страхование. Чем не финансовая пирамида! И пусть страховщик получал прекрасные показатели, не имевшие отношение к реальности, но ведь вся эта работа по заполнению полисов, получению бланков, их пересылке — всё это суммарно стоило страховщику огромных накладных расходов, не говоря уже о том, сколько вознаграждений было выплачено аквизиторам и покрывавших эту деятельность руководителям местных отделений.

Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад