mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
26.05.2023  |  просмотров: 547

Эта история стала возможна благодаря страсти одного человека. Отто Герстенберг (1848–1935), один из наиболее влиятельных страховых деятелей своего времени, был также широко известен в кругах настолько далёких от страхования, насколько это можно представить. В начале XX века коллекция картин страховщика являлась одной из крупнейших частных коллекций мира. Её судьба удивительна и тесно переплетена с историей жизни как самого коллекционера, так и со зданием, в котором она хранилась. Сегодня, гуляя по бесконечным залам всемирно известного музея Эрмитаж в Санкт-Петербурге, взгляд посетителя может остановиться на полотнах, некогда принадлежавших Герстенбергу и находившихся в огромном здании штаб-квартиры страхового общества «Виктория» в Берлине, которое он возглавлял. О коллекции, её собственнике, и немного о здании страхового общества пойдёт наш рассказ сегодня.

Отто Герстенберг. Портрет работы Макса Либермана, 1919 (Источник Wikimedia Commos)

Vita brevis ars longa — так на латинском языке звучит крылатое выражение «жизнь коротка, искусство вечно». За свою вовсе не короткую жизнь, а Отто Герстенберг прожил 86 лет, он успел сделать много. Прежде всего, благодаря Герстенбергу, скромное берлинское страховое общество стало лидером рынка не только объединённой Германии, но и всего европейского континента. Однако всё это, в некотором роде, суета. Вскоре, под действием таких событий как Вторая мировая война и последовавшая оккупация Германии союзниками, «Виктория» уже никогда более не играла той роли, которая была у неё на рубеже XIX–XX века. Что же до коллекции, то даже будучи рассеянными по музеям и частным коллекциям всего мира, произведения Эжена Делакруа, Пьера Огюста Ренуара, Эдуарда Мане, уникальные гравюры XV века продолжают жить, приобретая при этом всё большую ценность, служа олицетворением вечности искусства.

Интерес Отто Герстенберга к коллекционированию мог возникнуть под влиянием друзей, в числе которых были как художники, так и арт-брокеры. Герстенберг был знаком со многими художниками Берлинского сецессиона — неформального объединения, участники которого отвергали доминировавшее в то время академическое искусство. К примеру, Герстенберг был тесно дружен с крупным немецким художником и графиком еврейского происхождения Максом Либерманом (1847–1935). Друзья умерли в один год, но, к счастью, не от рук национал-социалистов. Тем не менее, сразу после прихода нацистов к власти в 1933 году, Либерман был отправлен в отставку с поста руководителя Прусской академии искусств. Страсть к коллекционированию могла развиться и под влиянием арт-брокера швейцарского происхождения Оскара Рейнхерта (1885–1965). Сегодня в его родном Винтертуре, расположенном в кантоне Цюрих, находятся сразу два музея, основанные по завещанию швейцарца. Существуют достаточные доказательства длительной дружбы Герстенберга с Рейнхертом, так что можно предположить, что часть коллекции страховщика была сформирована под влиянием его советов.

В кафе. Эдуард Мане, 1878 (Источник Sammlung Oskar Reinhart 'Am R?merholz' - Wikimedia Commons)

Герстенберг не был наследником состояния, которое позволило бы ему коллекционировать искусство от скуки или из искреннего желания помочь начинающим художникам. Его профессиональный путь начался с обучения в небольшом польском городке Пыжице, некогда входившего в состав территории Пруссии. Здесь, помимо способности к языкам, он проявил талант в математике, продолжив обучение в Берлине. В 1873 году Герстенберг устроился актуарием в страховое общество, которое возглавит почти через 30 лет непрерывной в нём карьеры. Он участвовал в разработке тарифов и новых продуктов в страховании жизни, следуя нововведениям социальных реформ канцлера Отто фон Бисмарка. В 1888 году Герстенберг вошёл в состав совета директоров компании, а в 1901 году возглавил «Викторию».

Свою коллекцию Герстенберг начал собирать с 90-х годов XIX века. Очевидно, что к этому времени его финансовое состояние уже позволяло общаться с арт-брокерами, однако более подробно о финансовой стороне вопроса мы скажем ниже. Состав коллекции можно разделить на две больших категории. Это, прежде всего, западноевропейские гравюры за период с XV по XVII век. В числе авторов этих гравюр были такие знаменитые художники как Альбрехт Дюрер, Антонис ван Дейк, Рембрандт ван Рейн и другие. Вторую часть коллекции, значительно большую по объёму, составили картины художников, прежде всего XIX века. Начало ей положили работы малоизвестных британских пейзажистов, однако вскоре вкус Герстенберга сильно изменился. Первым шагом к этому стал интерес к пейзажам художников так называемой Барбизонской школы. Это было неформальное объединение французских художников, получившее своё название по деревни Барбизон в лесу Фонтебло в 60 км к юго-востоку от Парижа. Помимо барбизонцев, можно отметить интерес Герстенберга к французскому художнику-графику Оноре Домье. Дело не только в том, что в собственности страховщика находилось более 30 его работ. Домье считается одним из крупнейших мастеров политической карикатуры XIX века. Он активно высмеивал политическую жизнь Франции. Итак, берлинский актуарий, глава крупнейшей страховой фирмы объединённой Германии и всей Европы скупает политическую карикатуру на соседнюю, не слишком дружественную, страну. Назовём это дополнительным штрихом к портрету самого Герстенберга, человека, явно не лишённого юмора.

Ноша (Прачка), Оноре Домье, 1850-1853 г. (Источник Эрмитаж - Wikimedia Commons)

Весьма вероятно, что именно через барбизонцев Герстенберг развил интерес к импрессионистам. И снова ещё один крутой поворот в этой истории. Теперь, вместо пейзажей, страховщик сконцентрировал свой интерес на портретах. На момент покупки, полотна Клода Моне (в собственности Герстенберга была лишь одна работа), Эдуарда Мане, Эжена Делакруа и других знаменитых на сегодняшний день художников, отвергались значительной частью немецкого общества. Обширная коллекция французских импрессионистов Герстенберга в консервативных немецких кругах воспринималась спорной. Хуже того, такие вкусы явно противоречили официальной культурной политике, сформированной Берлинской художественной академией и лично кайзером Вильгельмом II. Французский модернизм в глазах всё более милитаризирующегося немецкого общества был упадническим стилем, бессмысленным с точки зрения предмета.

Через берлинских дилеров Герстенберг приобрёл лишь несколько работ, но основную часть коллекции сформировал при посредничестве парижских дилеров или же покупая работы напрямую на аукционах в Париже. Приведём ещё несколько любопытных фактов. Герстенберг использовал своё служебное положение, приобретая работы также через торговых представителей возглавляемой им страховой компании. Время от времени он также одалживал работы из своей коллекции для выставочных целей. Наконец, построенная в стиле ар-нуво вилла в берлинском районе Шмаргендорф, где поначалу хранилась коллекция Герстенберга, нередко была открыта для студентов и любителей искусства. Это был дом для семьи, для друзей, и для всех любителей искусства. Правда, для посещения виллы, стороннему человеку всё же следовало подать прошение.

Настала очередь рассказать о том, что волнует если не каждого, то точно многих наших читателей — источник тех немалых средств, которые страховщик тратил на покупку предметов искусства. И если иные художники к тому времени ещё не приобрели всемирной известности, другие были уже вполне знамениты, чтобы не раздавать свои работы за бесценок в стремлении протянуть лишний день в какой-нибудь богом забытой мансарде на Монмартре. Откуда деньги на коллекцию немецких и голландских гравюр за период в несколько столетий, что и тогда уже являлось культурным достоянием и должно было стоить целое состояние? Источником благосостояния Отто Герстенберга стала работа в возглавляемой им компании. Он был одним из наиболее хорошо зарабатывавших профессионалов страховой отрасли в мире. И дело не только в фиксированном окладе, хотя размер его вознаграждения в качестве директора «Виктории» даже стал предметом активной полемики в Рейхстаге в 1914 году. В собственности Герстенберга находилось до 15% акций «Виктории». У нас нет конкретных цифр дивидендов, но можно предположить, что как успешно развивавшаяся компания с огромным портфелем полисов страхования жизни, «Виктория» могла позволить себе щедрые выплаты.

Свобода прессы. Оноре Домье. Литография, 1834 (Источник Cleveland Museum of Art - Wikimedia Commons)

В самом начале публикации мы упомянули о доме страхового общества в Берлине. Он стал и пристанищем, и проклятьем коллекции Герстенберга. Циклопических размеров здание штаб-квартиры страховщика было построено в период с 1893 по 1913 год в стиле необарокко в самом центре Берлина в районе Кройцберг, на Линденштрассе. После смерти Отто Герстенберга в 1935 году его дочь Маргарета Шарф наследовала коллекцию. Из-за того, что её собственный дом не мог вместить коллекцию отца, большую её часть переместили на хранение и экспозицию в здание штаб-квартиры страхового общества. Во время Второй мировой войны здание «Виктории» было подверглось бомбардировке, и часть коллекции была утрачена.

Со временем бомбардировки Берлина авиацией союзников всё учащались, и в 1943 году было принято решение передать коллекцию на хранение в Национальную галерею в Берлине. Это спасло коллекцию от уничтожения, но не спасло от того, чтобы части её стали появляться в музеях и частных собраниях мира. Немалую роль в этом сыграла оккупация Берлина союзниками. Именно таким образом часть работ оказалась в музее Эрмитаж в Санкт-Петербурге и Пушкинском музее в Москве. Маргарета Шарф, в свою очередь, сумев вывезти часть коллекции в родовое поместье в Баварии, из-за финансовых проблем также была вынуждена продать значительное количество работ. Что же до здания страхового общества, на некоторое время ставшего своего рода картинной галереей для одной из крупнейших частных коллекций мира, то после войны в нём расположилась советская военная администрация.

В саду. Пьер Огюст Ренуар, 1885 (Источник Эрмитаж - Wikimedia Commons)
Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад