mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Экспонаты
Пресса
Пресс-релизы
События (Фото)
Библиотека
Термины


Яндекс цитирования

Виртуальная выставка – экспонаты

Основные разделы виртуальной выставки:
Рубрикатор, Ключевые слова, Поиск
 Вернуться на шаг назад
03.02.2022  |  просмотров: 138

Продолжаем начатый в предыдущей публикации рассказ о Балтиморском пожаре 1904 года — одном из крупнейших в истории, как в отнощении количества уничтоженных зданий, так и по размеру экономического ущерба. Вместе с тем, по официальным данным, в пожаре не погибло ни одного человека. Сегодня предметом нашего интереса будет одна из наиболее пострадавших в этой трагедии сторон — страховые от огня общества, понёсшие огромные убытки. В истории со страховщиками в Балтиморском пожаре был один неочевидный, если только не парадоксальный, сюжет. Дело в том, что в понесённых убытках они были отчасти виноваты сами.

Одна из функций страхования — социальная. Общество с развитой системой страхования может считаться в целом более устойчивым к различным потрясениям, чем то, где люди и бизнес полагаются на самих себя. Следуя этой логике, чем выше уровень проникновения страховых услуг в обществе, тем более оно устойчиво в отношении тех или иных рисков. Возьмём, к примеру, страхование от огня. Если все постройки в городе, начиная от частных домов и заканчивая фабриками, будут застрахованы, то это принесёт ощутимую выгоду не только акционерам и пайщикам страховых компаний, но и самим страхователям в виде снижения тарифов и надёжности всей системы. Здесь будет уместно вспомнить о ещё одной функции страхования, а именно — предупредительной. Страховщики как никто другой заинтересованы в поиске «слабых мест», создающих повышенные риски. И, преследуя собственный интерес, они порой финансируют меры по снижению этих рисков, или же способствуют разработке новых методов регулирования. Тем самым, частный интерес, в основе которого лежит желание прибыли, служит на благо всего общества. Однако практика порой противоречит подобным рассуждениям.

Руины сберегательного банка Hopkins Place (Источник D.M. Henderson, c1904 Baltimore The Book of the Fire — The Library of Congress)

Чтобы понять роль компаний огневого страхования в Балтиморской катастрофе, нам нужно рассказать, с каким багажом подошла американская страховая от огня отрасль к этому моменту. В своих публикациях мы неоднократно упоминали, что повальные пожары являлись настоящим бедствием большую часть истории Руси. И хотя между царской Россией и США не так много общего, массовые пожары можно назвать общей чертой для обеих стран. В XIX и начале XX века повальные пожары являлись постоянной угрозой для американских городов — не в пример их европейским собратьям. Как тут не вспомнить восклицание французского священника преподобного Д’Обиньи из нашей предыдущей публикации, который находился с визитом в Балтиморе во время трагедии. Наблюдая из церкви за проносящимся мимо пожарным расчётом, он воскликнул: «Я должен это видеть, у нас в Париже таких происшествий нет!» Причина заключалась в том, что в этот период американские города строились быстро, скученно, с использованием дешёвых легковоспламеняющихся материалов. Самым доступным из таких материалов было дерево, запасы которого на огромных территориях североамериканских штатов были практически столь же безграничны, как и в нашей стране, с поправкой на размер территории. Однако и возведение огнеупорных зданий в даунтаунах крупнейших городов стоимостью десятки и сотни тысяч долларов, как показал пожар в Балтиморе, не всегда могло быть решением этой проблемы. По некоторым оценкам, в 1910 году ежеминутный (!) ущерб от пожаров в США составлял 500 долларов, что в ценах сегодняшнего дня составляет 14 629 долларов в минуту или 7,7 млрд долларов в год. И это в условиях тотального страхования недвижимости от огня в американских городах!

Пульт пожарной сигнализации в здании городской ратуши (Источник D.M. Henderson, c1904 Baltimore The Book of the Fire — The Library of Congress)

Первые три четверти XIX века отрасль страхования от огня в США развивалась в условиях свободной конкуренции. Отсутствие государственного регулирования и низкие барьеры входа на рынок спровоцировали массовое учредительство страховых обществ и, как следствие, ожесточённую конкуренцию. В свою очередь, процессы урбанизации и индустриализации увеличивали спрос на страховые услуги, а выдающие под залог недвижимости кредиты банки требовали от заёмщиков полис страхования имущества от огня повсеместно. Первоначально местные страховщики заключали договоры только в границах своих городов. Результат этого был плачевный. Когда в 1835 году в Нью-Йорке произошёл один из крупнейших пожаров за всю историю города, практически все из 26 компаний огневого страхования обанкротились, а страхователи остались без выплат. Урок был выучен, и в последующие 25 лет страховщики диверсифицировали свои риски, распространив операции на другие города и штаты, а также установив сотрудничество со страховыми брокерами. Но географическая диверсификация не могла быть достаточной для устойчивости компаний сама по себе. Если раньше в одном городе конкурировали несколько или десятки компаний, теперь их количество исчислялось сотнями. Какой следующий шаг могли предпринять страховые компании в условиях свободного рынка и при неразвитой системе перестрахования рисков? Конечно же демпинг. Страховщики начали гонку снижения тарифов, пока те не дошли до уровня, который не имел никакого экономического обоснования, а риски банкротства из-за недостаточных отчислений страховых резервов возросли многократно. Это и случилось во время повальных пожаров в Чикаго и Бостоне в начале 1870-х годов, только теперь обанкротились не только местные страховщики, но и компании из других штатов, имевшие в этих городах крупные страховые портфели.

Руины здания Guggenheimer & Weil (Источник D.M. Henderson, c1904 Baltimore The Book of the Fire — The Library of Congress

Следующим этапом развития отрасли страхования от огня в США стала её картелизация, что привело к значительному повышению тарифов, но и повышению уровня резервов. Этот процесс начался с середины 1870-х годов и в целом окончательно завершился ко времени Балтиморской трагедии 1904 года. Накопив достаточно резервов, страховщики стабилизировали тарифы до того момента, пока очередной повальный пожар не опустошал их счета, и цикл повторялся снова. Не самая здоровая ситуация, не правда ли? Между населением американских городов и американскими страховщиками установился своеобразный негласный консенсус: первые практически поголовно страховали своё имущество, а вторые выплачивали возмещение в случае пожара. И ни одна из сторон не имела каких-либо экономических стимулов для улучшения мер противопожарной защиты. Это может показаться невообразимым, но даже в 1904 году тариф в страховании от огня большинства американских компаний не предусматривал скидку с премии для зданий, в строительстве которых использовались огнеупорные материалы. В это же время дифференциация тарифов по страхованию от огня была повсеместной в Европе и Российской империи. Многие годы реформаторы отрасли пытались ввести эту норму в тариф премий, но поскольку выгода для страховщиков была неочевидной, всё оставалось как есть. С позиции акционеров и директоров американских компаний, до тех пор, пока сохранялся приемлемый баланс между размером премий и выплатами, не стоило ремонтировать исправно работавший механизм. Как говорится, if it ain’t broke, don’t fix it. Возвращаясь к началу нашего повествования, американская отрасль страхования от огня в какой-то момент утратила свою превентивную функцию... что не могло не отразиться и на функции социальной. И страховщики здорово поплатились за это в Балтиморской катастрофе 1904 года.

На охране имущества ювелирного магазина Bates & Co. после пожара (Источник D.M. Henderson, c1904 Baltimore The Book of the Fire — The Library of Congress)

Тотчас после пожара наиболее пострадавшие страховые общества учредили комитет для подсчёта причинённых катастрофой убытков. Согласно докладу этого комитета, убыток в застрахованном имуществе был оценён в 125 млн долларов или в 3,9 млрд долларов в ценах 2022 года. Если принять во внимание, что по состоянию на 1 января 1904 года в черте города Балтимора числилось, согласно спискам податных повинностей, частного имущества на сумму 502 млн долларов, получается, что выгорела четверть всего Балтимора. Но так как сгоревший участок городской застройки вовсе не занимал четверти территории города, то выгорели наиболее богатые кварталы. Среди как минимум 68 компаний, выдававших полисы страхования от огня в Балтиморе, три из них — нью-йоркская Hamilton Fire Insurance, оперировавшая с 1834 года Greenwich Fire Insurance и одна из старейших компаний Millers and Manufacturers Fire Insurance Company of Minnesota были вынуждены ликвидировать свои дела. Но в отличие от пожаров 1870-х годов, когда страховщики ещё не начали повышать тарифы в рамках картельных договорённостей, массовых банкротств удалось избежать, и около 90% требований страховых выплат были удовлетворены.

Из 10 местных страховщиков наибольший убыток понесло общество Baltimore Equitable. Размер убытка составил 2 млн или 62,7 млн долларов в ценах 2022 года. Общество Germania понесло убыток на сумму 900 тыс. долларов, Fireman ­— 800 тыс., Peabody — 700 тыс. Убыток остальных пяти обществ составил суммы от 100 до 300 тыс. долларов. Peabody и Fireman также инициировали процедуру банкротства, а в обществах Baltimore Insurance, Old Fown и Home Company по решению суда была введена временная администрация. Из иностранных компаний, имевших концессию на приём в США страхований от огня, пострадало не менее 22 обществ. Некоторым из них пришлось привлечь «домашние» фонды для удовлетворения страховых требований.

Из-за политического и общественного давления после Балтиморского пожара американские компании огневого страхования начали пересматривать привычные и исправно работавшие модели ведения бизнеса по схеме «повышение тарифов — пожар — повышение тарифов». Различные штаты стали принимать антикартельное законодательство, вновь усилилась конкуренция. Компаниям, наконец, пришлось вспомнить о предупредительной функции страхования, и мы нисколько не сомневаемся, что маркетологи сумели правильно преподнести это дело американской публике ко благу всех участников.

Вид на перестроенный даунтаун Балтимора спустя 8 лет после пожара. Фото 1912 г. (Источник pastvu.com — Shorpy)
Предоставлено: Тимофей Бегров
 Вернуться на шаг назад