Профессиональный страховой портал «Страхование сегодня»
Профессиональный страховой портал «Страхование сегодня»
Google+ Facebook Вконтакте Twitter Telegram
    Этот деньПортал – ПомощьМИГ – КоммуникацииОбучениеПоискСамое новое (!) mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Самое новое
Идет обсуждение
Пресса
Страховые новости
Прямая речь
Интервью
Мнения
В гостях у компании
Анализ
Прогноз
Реплики
Репортажи
Рубрики
Эксперты
Голос рынка
Форум
Аналитика
Термины
За рубежом
История страхования
Посредники
Автострахование
Страхование жизни
Авиакосмическое
Агрострахование
Перестрахование
Подписка
Календарь
Этот день
Страховые реестры
Динамика рынка
Состояние лицензий
Знак качества
Страховые рейтинги
Фотографии
Компании
Визитки
Пресс-релизы


Top.Mail.Ru

Пресса о страховании, страховых компаниях и страховом рынке

Все самое главное, что отразилось в зеркале нескольких сотен газет, журналов и информагентств.
Раздел пополняется в течение всего рабочего дня. За обновлениями следите с помощью "Рассылки" или "Статистики разделов" на главной странице портала. Чтобы ознакомиться с публикациями, появившимися на сайте «Страхование сегодня» в определенный день, используйте календарь на текущей странице. Здесь же Вы можете сделать выборку статей из определенного издания. Для подборки материалов о страховании за несколько дней или за любой другой период времени воспользуйтесь "Расширенным поиском". Возможна также подборка по теме.
Редакция портала не несет ответственности за неточность, недостоверность или некорректность информации, изложенной в публикациях, и не вносит в них никаких исправлений за исключением явных опечаток.


   В этот день 10 лет назад  |  все материалы раздела »

  Право.Ru, 6 мая 2011 г.

"ФСК ЕЭС" отсудила у "Альфастрахования" 499 млн руб. за аварию на подстанции "Чагино"

ОАО "Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы" отсудило у ОАО "АльфаСтрахование" 499 млн рублей. Арбитражный суд города Москвы сегодня удовлетворил иск "ФСК ЕЭС" в полном объеме. Изначально требования "ФСК ЕЭС" достигали 596 млн рублей, но в процессе они были снижены до указанной суммы в связи с тем, что ответчик выплатил часть суммы компенсации за ущерб от аварии на московской подстанции "Чагино", которая произошла в 2008 году.



  Найтиглавное, по изданию,  по теме, за  период   Получать: на e-mail, на свой сайт
  Рейтинги популярности


VADEMECUM (Иди со мной), 23 марта 2021 г.

«Мы возвращаемся к бюджетной системе здравоохранения»
153 просмотра

Страховые медицинские организации (СМО), лишившиеся из-за поправок в ФЗ-326 «Об ОМС» части прежних полномочий и доходов, вынуждены не только адаптироваться к новой правовой реальности, но и отвечать на другие вызовы – дефицит финансирования программы госгарантий и разбалансированность системы ОМС, обострение конкуренции за аудиторию застрахованных, претензии пациентов и клиник. Как СМО намерены действовать в складывающейся ситуации, Vademecum рассказал генеральный директор ООО «АльфаСтрахование-ОМС» Андрей Рыжаков.

«В разработке поправок мы не участвовали»

– С 1 января 2021 года вступили в силу поправки в закон «Об ОМС», прямо затрагивающие интересы СМО. Изменения уже повлияли на вашу работу?

– Дьявол кроется в деталях. Эти поправки еще будут реализовываться через большой пакет нормативно-правовых актов, поэтому пока мы ничего точно утверждать не можем. Узнаем в ближайшее время.

Но, например, снижение предельного уровня расходов на ведение дела (РВД) на наши финансовые показатели уже повлияло. Ситуация заставила нас, естественно, оптимизировать затраты, а ее развитие будет требовать, видимо, еще большего движения в сторону работы на эффекте масштаба.

В принципе, и до внесения поправок СМО в системе ОМС больших денег не зарабатывали. Если вы посмотрите динамику за последние 5–7 лет, то одни СМО стремительно уходили с рынка, а остальные – укрупнялись. Финансово выживать на этом рынке можно только за счет эффекта масштаба.

– И все-таки, если иметь в виду перспективу, как вы оцениваете внесенные в закон поправки?

– Первое «порочное» движение обнаружилось на этапе формулирования изменений – в разработке поправок мы не участвовали. Шанса не дали не только нам, страховому сообществу, но и медучреждениям, занятым в системе ОМС, пациентским организациям, Центробанку, РСПП, другим площадкам. Впервые в истории изменения готовились в глубокой тайне, и мы о них узнали фактически на финальной стадии разработки.

Проблема не столько в том, что снижается процент РВД, что полностью выводит систему из финансовой стабильности, а в целом – изменения направлены на разрушение системы. Под благовидным предлогом – обеспечить защищенное финансирование федеральных центров – из системы полностью выпадает взаимодействие СМО с федеральными медорганизациями. А значит, СМО полностью исключаются из процесса защиты прав пациентов таких медучреждений.

То есть мы возвращаемся к бюджетной системе здравоохранения, когда у нас профильное ведомство формирует задачу для медучреждения, само же ее выполняет, само же финансирует, само себя проверяет и само же выносит вердикт. Систему же, на наш взгляд, следует развивать именно с точки зрения классических страховых принципов, а не наоборот.

ФФОМС же взял на себя не свойственные ему и отсутствующие у него до этого функции – оплаты медицинской помощи значимой части лечебных учреждений, контроля сроков, объемов и качества оказания медпомощи, сопровождения пациентов и так далее.

– На 2021 год продлеваются ограничения, наложенные на систему ОМС «ковидным» правительственным постановлением №432. Каково это с точки зрения страховой компании – работать в эпидемиологически нестабильных условиях?

– Действительно, все насторожились – никто не ожидал, что действие постановления будет продлено.

В 2020 году нагрузка на страховые медорганизации резко возросла. Пациенты с хроническими заболеваниями, не имея возможности получить медицинскую помощь либо столкнувшись с задержкой ее получения, естественно, в первую очередь обращались в страховые компании. И, несмотря на пандемию, мы в полной мере оказывали помощь нашим застрахованным, исполняя свои обязательства. В условиях пандемии мы рассмотрели несколько тысяч обращений граждан.

– Удавалось ли решать проблемы пациентов?

– Одно дело, когда пациент строит коммуникацию с медорганизацией самостоятельно, и это не всегда бывает эффективным. Другое – когда этим занимается страховой представитель, у которого выстроены отношения и с медучреждениями, и с региональным органом в сфере охраны здоровья. Ситуация была непростая, потому что ресурсы здравоохранения в регионах конечны, но, по возможности, мы справлялись. Скажем так, пришлось применить метод ручного привода.

– Как много жалоб было связано с выдачей направления 057/у-04?

– Такие обращения были. Люди жаловались на необоснованный отказ в выдаче направлений на госпитализацию, на увеличение сроков ожидания медпомощи даже при наличии направления: по закону медпомощь должна быть оказана в четырнадцатидневный срок, а по факту это условие не всегда соблюдалось.

«СМО должны иметь больше полномочий»

– У СМО есть полномочия, позволяющие влиять на ситуацию с направлением застрахованного на госпитализацию?

– Для этого существуют органы управления здравоохранением, и вертикаль здесь выстроена достаточно четко. Поддержка от СМО идет, естественно, через переговорный процесс, при необходимости – через обращения по инстанциям.

То есть, как только пациент остается с системой не один на один, решение находится значительно быстрее и бывает более качественным. Прямых административных полномочий, возможности отдать распоряжение или каких-либо квот у СМО, конечно, нет.

– А такие квоты страховщикам нужны?

– Мы об этом говорим, на самом деле, на протяжении достаточно длительного времени. У нас система хоть и обязательного, но все-таки страхования, и СМО в ней должны иметь больше полномочий: во-первых, по организации медицинской помощи, во-вторых, по контролю сроков и качества медпомощи, по формированию максимально комфортных для пациента условий. Конечно, полномочия СМО надо расширять, подразумевая встречное повышение их ответственности.

Дефицит полномочий не позволяет СМО максимально обеспечивать и защиту прав застрахованных, и организацию медицинской помощи, и реализовывать свои возможности. Страховое сообщество, по крайней мере основные страховые компании, к этому давно готовы.

– Какие силы противостоят расширению сферы влияния СМО?

– В первую очередь, наверное, сама система, которая понимает, что ей так комфортнее: сама себе формирует задание, сама его исполняет, сама проверяет.

Понятно и то, что проводить любые серьезные изменения – это брать на себя высокого уровня политическую ответственность. Вопрос: кто потянет такой уровень ответственности? Ну и вообще, у нас достаточно инертно продвижение любых значимых изменений.

– Изменения законодательства как-то скорректировали планы вашей компании на 2021 год?

– Сейчас мы ждем пакет нормативных актов, чтобы оценить экономическую целесообразность дальнейшего движения и развития. Наши планы во многом определяет позиция регуляторов в лице ФФОМС и Минздрава.

– А вообще, на ваш взгляд, как страховой рынок будет реагировать на складывающуюся в отрасли ситуацию, на снижение объема финансирования?

– Думаю, сделок M&A на рынке станет значительно меньше. А значит, вырастет конкуренция непосредственно за каждого застрахованного.

– Какую долю рынка по портфелю застрахованных сейчас занимает «АльфаСтрахование-ОМС»?

– Мы находимся на четвертом месте, за девять месяцев 2020 года – это порядка 10,25%, то есть наша доля немного выросла по отношению к аналогичному периоду 2019 года.

– Как происходит распределение застрахованных между СМО? Есть ли в этом процессе место конкуренции?

– С 2011 года отменены все конкурсы, которые раньше распределяли как минимум неработающее население, и с того времени идет конкуренция за каждого конкретного застрахованного. Доля застрахованных зависит от активности и присутствия страховых компаний в регионе. Конкуренция, как и везде, разворачивается через органический и неорганический рост тех или иных игроков.

Из-за постоянно снижающегося финансирования в последние годы усилилась консолидация: крупные компании расширяются путем приобретения более мелких СМО. Этот вектор стал основным при изменении соотношения долей на рынке и числа застрахованных тем или иным оператором. Параллельно, конечно, шла конкуренция непосредственно за каждого застрахованного.

– Как именно СМО борются за клиента в ОМС?

– Конкурируют на принципах предоставления застрахованному большего объема сервиса и, соответственно, защиты его прав, о чем информируют – либо через личный контакт с застрахованным, либо выстраиванием коммуникаций через самые разные каналы – СМИ, онлайн, другие средства. СМО доводят до потребителя информацию о возможностях компании, о преимуществах для застрахованных. Наиболее продуктивна ставка на индивидуальный контакт, на работу непосредственно с застрахованным. Но лучше прочего информационное поле формирует сарафанное радио.

А вообще, уровень конкуренции мог бы быть существенно выше, если бы у СМО было больше полномочий в системе.

– А что может мне дать одна СМО в сравнении с другой? Зачем мне как клиенту менять компанию?

– Есть различия в клиентском сервисе, в информационной поддержке застрахованного, дополнительной поддержке при маршрутизации. Если страховая компания сумела продемонстрировать застрахованному свои конкурентные преимущества перед другой, он компанию меняет.

Переход может произойти и в том случае, когда действующая страховая компания сформировала у человека негативный опыт. Например, страховщик не удовлетворил в чем-то его запрос: где-то не оказал поддержку, где-то не проинформировал, где-то не вышел на связь.

Если человек начинает активно пользоваться здравоохранением, строить отношения со страховой компанией, у него формируется понимание, какая именно страховая ему нужна.

«Проблема сверхобъемов от года к году растет»

– Люди сейчас вообще понимают, что страховая компания им нужна? По опыту, обращаются куда угодно, только не в СМО.

– Мне кажется, у нас застрахованные в принципе не готовы отстаивать свои права в сфере здравоохранения, и не только через страховую компанию. Проблема в том, что наш пациент обращается куда-то, будь то Минздрав, правительство или прокуратура, только в крайних случаях. И хотя количество обращений, например, в нашей компании за последние три года выросло на 30%, этого недостаточно, коммуникация должна быть более интенсивной.

– Дефицит финансирования обострил проблему сверхобъемов. СМО к такой практике, по понятным причинам, относятся крайне негативно, но это не отменяет необходимости найти решение. Что вы думаете по этому поводу?

– Проблема сверхобъемов от года к году растет. И ее решение нужно искать на законодательном уровне, а сегодня она решается только через суды.

Трудность в том, что правила игры не прописаны. Ответ на вопрос, имеет ли клиника право на оказание помощи сверх объема, в разных источниках толкуется по-разному. В ФЗ-326 это положение звучит одним образом, в превалирующем над ним Гражданском кодексе – иначе, в Конституции – тоже по-другому. Поэтому в каждом конкретном случае принять обоснованное, разумное решение достаточно сложно.

В идеале, конечно, все эти противоречия должны решаться непосредственно в комиссиях по разработке территориальных программ ОМС, которые обязаны максимально прозрачно и понятно выстроить госзаказ – с указанием объемов по медучреждениям, а клиники должны понимать, что именно этого объема им будет достаточно для обеспечения потребностей всех их пациентов.

А сейчас у нас такая коллизия в законодательстве, когда объем определяется на одном уровне, а возникающие в процессе финансовые претензии разбираются на другом – клиники обращаются за взысканием средств именно к СМО.

– Имеет ли медорганизация, на ваш вкус, право на взыскание сверхобъемов?

– В идеале все заинтересованы в том, чтобы сверхобъемов не было, и в первую очередь сами медорганизации. Любому участнику системы ОМС значительно понятнее и приятнее, когда ситуация предсказуема – объемы прозрачны, за их выполнение приходит своевременная оплата, им не нужно постоянно обращаться в суд.

Но если уж сверхобъемы возникли, то нужно разбираться, была ли это экстренная и жизненно необходимая помощь, либо это результат искусственного формирования потока с осознанием того, что активность медучреждения превышает возможности бюджета региона. Оставлять систему в той ситуации, когда средств ни у кого нет, но при этом есть возможность формировать сверхобъем, конечно, неправильно. А сейчас пока это так и выглядит.

– Вице-президент ВСС Дмитрий Кузнецов говорил в интервью Vademecum, что сверхобъемы возникают потому, что клиники вовремя не запрашивают дополнительных объемов: им проще постфактум взыскать оплату в суде. Вы согласны с этим?

– К сожалению, сегодня все устроено так, что изменить распределенные на комиссии объемы многим лечебным учреждениям бывает значительно сложнее, чем накопить такие случаи и по итогам года попытаться получить оплату через суд, пользуясь тем, что арбитражная практика в предыдущие годы показывала почти автоматическое взыскание этих денег.

– В 2020-м тенденция поменялась – резко выросло количество отказов по сверхобъемам. Отмечаете ли вы эту тенденцию?

– В 2020 году вообще появились первые прецеденты, когда суды стали отказывать медучреждениям в удовлетворении требований по сверхобъемам, прежде такие случаи были величайшей редкостью. И в 2021-м, как мне кажется, количество отказов будет только увеличиваться.

– Связан ли этот тренд с тем, что значительный объем средств был перераспределен на борьбу с COVID-19?

– Нет, я думаю, это связано не с пандемией, а с тем, что на протяжении последнего времени количество обращений по сверхобъемам и денежные требования по ним резко выросли. В такой ситуации ожидать, что подобные взыскания по-прежнему будут находиться под автоматическим удовлетворением, конечно, не стоит. Суды стали более глубоко разбираться в этих вопросах.

Ну и потом, если критическая масса растет, естественно, учащаются случаи, когда одни требования удовлетворяются, а другие – нет. Думаю, что это исключительно эволюционное развитие. Плюс эту проблему стали все чаще поднимать и эскалировать на самые разные уровни. Она приобрела сегодня достаточно значимую окраску, ее активно обсуждают, что, наверное, в том числе и судебную систему подвигает к тому, чтобы более внимательно разбираться, в силу чего сформировался сверхобъем и действительно ли он требует оплаты.
– То есть практика изменилась естественно, без влияния извне?

– Да, судебная практика меняется, и судьи начинают учиться с этим работать.

Дмитрий КАМАЕВ


  Вся пресса за 23 марта 2021 г.
  Смотрите другие материалы по этой тематике: Страховое право, Тенденции, Игроки, Обязательное медицинское страхование
В материале упоминаются:
Компании, организации: Персоны:

Оцените данный материал (1-плохо, ..., 10-отлично!).
Средняя оценка: 0.00 (голосовало: 0 чел.)
10   

Ваше мнение об этом материале:
— Ваше имя
— Ваш email
— Тема

Ваш отзыв (заполняется обязательно):
Укажите код на картинке слева:
Установите трансляцию заголовков прессы на своем сайте
 
Архив прессы
П В С Ч П С В
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
Текущая пресса

6 мая 2021 г.

auto.mail.ru, 6 мая 2021 г.
Какие детали автомобиля чаще всего страдают при авариях?

Казахстанский портал о страховании, 6 мая 2021 г.
WTW запускает климатическую аккредитацию, чтобы помочь компаниям получить страховое покрытие

УкрСтрахование, 6 мая 2021 г.
Британская Aviva завершила продажу бизнеса в Турции за 122 млн фунтов

Казахстанский портал о страховании, 6 мая 2021 г.
Insurance Europe призывает к реформированию директивы ЕС по НДС

Казахстанский портал о страховании, 6 мая 2021 г.
Внедрение киберстрахования в МСП остается на низком уровне по мере роста премий

Аргументы и факты-Ульяновск, 6 мая 2021 г.
Автоподставы с маштабом. Как 33 ульяновца «попилили» 37 миллионов рублей

ТАСС, 6 мая 2021 г.
В законопроект об экологической ответственности внесли пункт об «окрашивании» экоплатежей

Sputnik Азербайджан, 6 мая 2021 г.
Азербайджанцы уверены, что ОМС сделает здравоохранение доступным для всех

Bryansk.NEWS, 6 мая 2021 г.
Страховые компании считают май самым «огненным» месяцем – на него приходится 13% всех пожаров в домах

Официальный сайт Правительства Российской Федерации, 6 мая 2021 г.
Виктория Абрамченко провела совещание по законопроекту об ответственности собственников предприятий за ликвидацию негативного воздействия на природу

Парламентская газета, 6 мая 2021 г.
В проект об ответственности за вред экологии внесли пункт об «окрашивании» платежей

Казахстанский портал о страховании, 6 мая 2021 г.
Склады в Великобритании подвергаются большему риску возгорания из-за бума электронной коммерции

Интерфакс-Азербайджан, 6 мая 2021 г.
Страховщики в Азербайджане в 2020г сократили число договоров на 21%

VADEMECUM (Иди со мной), 6 мая 2021 г.
Минздрав намерен упростить требования к работе экспертов качества медпомощи

Интерфакс-Украина, 6 мая 2021 г.
НБУ исключил из госреестра финучреждений четыре страховые компании

VADEMECUM (Иди со мной), 6 мая 2021 г.
Правительство утвердило правила выделения объемов медпомощи федеральным центрам

Труд, 6 мая 2021 г.
Половина мелких ДТП в Пекине стали оформляться в онлайн-режиме


  Остальные материалы за 6 мая 2021 г.

  Самое главное
  Найти : по изданию , по теме , за период
  Получать: на e-mail, на свой сайт
Реклама