Профессиональный страховой портал «Страхование сегодня»
Профессиональный страховой портал «Страхование сегодня»
Google+ Facebook Вконтакте Twitter Telegram
    Этот деньПортал – ПомощьМИГ – КоммуникацииОбучениеПоискСамое новое (!) mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Самое новое
Идет обсуждение
Пресса
Страховые новости
Прямая речь
Интервью
Мнения
В гостях у компании
Анализ
Прогноз
Реплики
Репортажи
Рубрики
Эксперты
Голос рынка
Форум
Аналитика
Термины
За рубежом
История страхования
Посредники
Автострахование
Страхование жизни
Авиакосмическое
Агрострахование
Перестрахование
Подписка
Календарь
Этот день
Страховые реестры
Динамика рынка
Состояние лицензий
Знак качества
Страховые рейтинги
Фотографии
Компании
Визитки
Пресс-релизы


Top.Mail.Ru

Прямая речь

  Полный список материалов

  Саморегулирование, Пенсионное страхование, Ассоциации, союзы, пулы, фонды, Регулирование, Страхование жизни
Регулирование страхования жизни - направлять, а не сдерживать
Дубровин Виктор Викторович
Вице-президент Всероссийского союза страховщиков (ВСС)
страхование сегодняКакие изменения в системе регулирования российского страхования жизни являются необходимыми, а какие излишними в сложившихся условиях?

Итоги 2020 года по страхованию жизни показывают, что мы приблизились к очень интересному периоду. Мы фактически застряли на цифре 450 млрд руб. сборов на протяжении нескольких лет. С одной стороны, то, что мы в течение 3 лет не развиваемся – это, конечно, плохо. С другой стороны, показатель 2020 года, года пандемии, говорит о том, что мы сохранили этот рынок, показали небольшой рост, и возможно, если бы ограничений не было, мы бы увидели и более существенный рост страхования жизни. Сохранять стабильность в таких непростых условиях, тем более на таком тяжелом рынке – это многого стоит. На конец 2020 года в России действовало 11,5 миллионов договоров, заключенных со страховщиками жизни. Выплаты превысили отметку 200 миллиардов и составили 212 млрд руб. (+ 50 % к 2019 году) – и это именно в 2020 году, когда эти выплаты были нужнее всего страхователям.

Но мы сознаем, что нынешний уровень развития страхования жизни – точно недостаточный, особенно по сравнению с Восточной Европой и общемировыми показателями проникновения, взносов на душу населения и доли страхования жизни в ВВП. Так что тот факт, что мы остановились в росте на 3 года, говорит о том, что нам нужно искать новые драйверы для развития.

И здесь мы понимаем, что сделать это самостоятельно не всегда возможно, и во всех стратегиях мы ставим важным пунктом взаимодействие страховщиков с регулятором, поскольку в других странах развитие страхования жизни идет, в том числе, за счет помощи и стимулирования со стороны государства. А мы давно не видели со стороны государства каких-то новых стимулирующих воздействий. Последнее, что было – это введение налогового вычета, который появился уже достаточно давно и с тех пор не менялся. Поэтому мы надеемся, что при формировании новой стратегии развития страхового рынка будут заложены какие-то драйверы, которые помогут нам продолжить движение.

Во многом 2020 год стад годом цифровизации. Мы научились заниматься не только цифровизацией продаж, но, что гораздо важнее, мы стали успешно цифровизовывать сервисы (урегулирования убытков, расторжения и изменения условий, взаимодействия с агентами). Это делает взаимодействие страхователей со страховщиками максимально комфортным.

Продолжается развитие саморегулирования. Комитет ВСС по страхованию жизни регулярно проводит исследования, анализирует проблемы рынка и оценивает, достаточные ли меры принимаются страховщиками. То, что сегодня большую часть договоров страхования жизни покупают совершенно осознанно – это, в том числе, весьма позитивный результат работы механизма саморегулирования, а не только мер регулятора. Российский рынок страхования жизни, на наш взгляд –это очень зрелый финансовый рынок по целому ряду показателей. Во-первых, это субъекты. Страховщики жизни, с точки зрения финансовой устойчивости и регуляторики – одни из самых устойчивых и стабильных организаций на финансовом рынке. Во-вторых, институт страхования сам по себе очень зарегулированный и существующий уже не одно десятилетие, прошел к современному моменту несколько периодов развития. В какой-то момент нас справедливо ругали за мисселинг, в какой-то – за непонятную для клиентов доходность. Мы все это приняли и отработали и теперь мы умеем с этим работать. Нам удалось сформировать рынок, который ежегодно собирает 450 млрд руб., добиться снижения количества жалоб при росте количества договоров и урегулированных событий. Любой рынок может совершенствоваться, но по совокупности показателей «субъект – продукт - каналы продаж» это уже хорошо сформированный и достаточно развитый финансовый рынок.  Мы думаем, что и Центробанк и Минфин прекрасно понимают роль страхования жизни и необходимость его сохранения и развития.

Определенные сомнения  вызывают у нас предложения регулировать клиентскую и договорную сторону работы страховщиков и, особенно, попытки смешивать и рассматривать страхование жизни как единое целое с различныим инвестиционными продуктами, депозитами и пр. Наверное, такого рода аналогии и сближения могут быть в каких-то деталях, но в целом все равно эти рынки надо рассматривать отдельно. Нельзя договоры страхования жизни  мерить только оценками доходности, потому что если посмотреть на выплаты – там часто речь не о доходности, а о страховой защите. И подход, когда хотят по единой схеме отрегулировать и страховые, и инвестиционные компании, нуждается в обсуждении, так как каждый рынок и каждый финансовый продукт имеет свою ценность. Регулирование должно способствовать тому, чтобы каждый финансовый продукт и институт сохранил свою уникальную ценность для потребителей.

Конечно, в регулировании все время должно что-то меняться, потому что и рынок меняется, и жизнь меняется, неожиданности могут происходить даже на самом зарегулированном и стабильном рынке. Современность предлагает новые вызовы и новую нестабильность, которая требует нового более гибкого регулирования.  Есть продукты очень консервативные, с превалирующей страховой составляющей, где главная цель страхователя не заработать, а защититься от рисков, накопить средства. К этим продуктам нужно сохранить традиционный подход, они не должны оцениваться как чисто инвестиционный продукт.

С вопросами взаимодействия с регулятором непосредственно связан вопрос появления продуктов unit linked. Мы считаем, что у этих продуктов, безусловно, есть шансы на появление, и их значимость намного шире, чем у просто еще одного инвестиционного продукта. Кроме того, мы смотрим на это как на еще один шаг в сторону появления новой классификации видов страхования.  Сам по себе unit linked – это нишевой продукт, который не будет и не должен быть очень массовым, но навести порядок в понятиях и подходах – это всегда хорошая идея, тем более что есть люди, которые действительно хотят покупать инвестиционные продукты. Поэтому данный вопрос должен остаться в повестке обсуждения с регулятором. Это совпадает и с посылом нашего государства, что мы в любом случае должны развивать внутреннего инвестора, но при этом правильно расставить флажки, не позволять клиенту путаться в продуктах.

Если посмотреть на рынок страхования жизни с большим горизонтом, то еще 10 лет назад весь этот рынок был меньше 40 миллиардов, в 10 раз меньше, и в топ-10 его лидеров было 6 иностранных страховщиков. Сейчас их нет, потому что заходя много лет назад на этот рынок, иностранцы надеялись, что к сегодняшнему дню сборы по жизни вырастут до совершенно других цифр. Не стоит ждать что они вернутся или придут новые иностранцы, но мы видим, что силами национальных страховщиков рынок страхования жизни постепенно развивается. Впрочем, надо учитывать, что и сам международный рынок сейчас меняется, набирают вес китайские и индийские страховщики, им достаточно сложно идти на высококонкурентные европейские и американские рынки, а значит, они могут заинтересоваться нашим рынком.

Мы с большим интересом изучили новую инициативу Банка России о «сквозной лицензии» для сходных видов деятельности (пенсионного обеспечения, страхования жизни и пр.), и отчасти нам нравится идея создания единых условий для входа на рынок, единых условий лицензирования и единых подходов к регулированию. Однако насчет единой лицензии на разные виды деятельности стоит еще серьезно подумать, потому рынки НПФ и страхования, при всей их внешней схожести, достаточно серьезно различаются и регулируются по-разному. Как это выровнять, чтобы это приобрело какую-то дополнительную ценность, в существующем проекте стратегии полностью не раскрыто. Мы полностью поддерживаем необходимость устранения барьеров для конкуренции, но как это реализовать – пока из документа не видно, поэтому мы пока сохраняем нейтральное, осторожно-оптимистичное отношение.

Следует продолжать работу над улучшением качества взаимодействия с клиентом. На практике встречается не только мисселинг (некачественная продажа), но и другие варианты недопонимания со стороны клиента, например, продажа была вполне качественная, просто клиенту данный продукт реально не нужен, поэтому происходит расторжение и возврат премий. Мы сталкиваемся и с миспрайсингом – это неправильная комиссия, которая может быть необъективной и завышенной, или ее неправильное распределение внутри канала, неправильный расчет суммы возврата премии при расторжении, необоснованное удержание каких-то излишних денег, а также избыточная тарификация, необоснованное завышение цены продукта. Таким образом, это целый комплекс явлений, которые требуют нашего внимания.

Мы рассчитываем на ряд принципиальных пунктов по страхованию жизни в новой стратегии. Как и в действующей стратегии, главный её пункт, на наш взгляд, – это налоговое стимулирование, это не просто наше желание, а общемировая практика. Во всем мире долгосрочное страхование жизни развивается благодаря налоговым стимулам – вычетам и освобождениям – поскольку без них большинство граждан не стремятся накапливать средства и заниматься долгосрочным финансовым планированием, а предпочитают тратить деньги здесь и сейчас. Мы понимаем, что здесь необходим сложный, комплексный подход, включающий не просто какие-то освобождения, но и более простое налоговое администрирование, а также выравниванием условий с другими финансовыми продуктами.

Еще одно важнейшее направление – это все-таки участие страховщиков в пенсионной реформе. О ней говорится несколько десятилетий, было несколько подходов, но на сегодняшний день проект до конца не сформирован. Мы считаем, что страховщики жизни должны попасть в пенсионную систему, так как во всем мире они играют равноправную роль в пенсионном страховании, наряду с другими институтами.

Продукты страховщиков имеют ряд отличий от продуктов НПФ, иную клиентскую ценность, для многих клиентов именно это интересно и сподвигло бы их покупать добровольную пенсионную программу. Человека тревожит не только пенсия, одновременно он тревожится и о болезнях, и о каких-то случайностях. Страхование позволять решать эти проблемы в комплексе и упаковать все это в один продукт, которым клиент сможет гораздо гибче и лучше управлять. Об этом тоже нужно помнить при формировании будущих регуляторных норм.


2 марта 2021 г.

Версия для печати 

  Смотрите другие материалы по этой тематике: Саморегулирование, Пенсионное страхование, Ассоциации, союзы, пулы, фонды, Регулирование, Страхование жизни
В материале упоминаются:
Компании, организации: Персоны:

Оцените данный материал (1-плохо, ..., 10-отлично!).
Средняя оценка: 9.00 (голосовало: 1 чел.)
10   

Ваше мнение об этом материале:
— Ваше имя
— Ваш email
— Тема

Ваш отзыв (заполняется обязательно):
Укажите код на картинке слева:
Реклама