Профессиональный страховой портал «Страхование сегодня»
Профессиональный страховой портал «Страхование сегодня»
Google+ Facebook Вконтакте Twitter
«Сложные вопросы бухгалтерского учета и отчетности с учетом последних изменений и требований регулятора. Практические аспекты. Ответы на вопросы», 27-28 сентября, г. Москва Обзор правовых новаций - май 2017
    Этот деньПортал – ПомощьМИГ – КоммуникацииМЦС – ОбучениеПоискСамое новое (!) mig@insur-info.ru. Страхование сегодня Сделать «Страхование сегодня» стартовой страницей «Страхование сегодня». Добавить в избранное   
Самое новое
Идет обсуждение
Пресса
Страховые новости
Комментарии
Интервью
Мнения
В гостях у компании
Анализ
Прогноз
Реплики
Репортажи
Рубрики
Эксперты
Голос рынка
Форум
Аналитика
Термины
История страхования
Посредники
Автострахование
Страхование жизни
Авиакосмическое
Агрострахование
Перестрахование
Подписка
Календарь
Этот день
Страховые реестры
Динамика рынка
Состояние лицензий
Знак качества
Страховые рейтинги
Фотографии
Компании
Визитки
Пресс-релизы


Каталог страховых сайтов
Яндекс цитирования

Интервью

  Полный список интервью

  ОСАГО, Страховое мошенничество, Суды и расследования
Мошенничеству можно и нужно поставить заслон
Дубровин Александр Владимирович
Директор департамента рассмотрения претензий АО Страховая компания «Опора»
страхование сегодняКак сейчас в российских страховых компаниях строится работа по пресечению мошенничества? Почему договариваться с недобросовестным клиентом не эффективно? Спасет ли натуральное возмещение рынок ОСАГО от автоюристов и мошенников? На эти и другие вопросы корреспонденту портала «Страхование сегодня» отвечает Александр Дубровин, Директор департамента рассмотрения претензий страховой компании «Опора».

Мария Жилкина,
Медиа-Информационная Группа «Страхование сегодня» (МИГ)

 

страхование сегодняАлександр Владимирович, насколько эффективно, на Ваш взгляд, организована сейчас борьба с мошенничеством на страховом рынке России? Какие методы применяет Ваша компания? Часты ли случаи выявления мошенничества?

Тема страхового мошенничества сейчас является одной из наиболее чувствительных, её даже взял под свой особый контроль Банк России. У всех компаний наработана своя практика, и мы в этом не исключение. Основным методом в нашей компании является вычисление нетипового убытка по определенным признакам (флажкам). Мы её успешно внедрили и эффективно отладили на небольшом портфеле, когда все клиенты хорошо известны.

Все случаи недобросовестных действий клиентов мы делим на три группы. В первой группе случаев имеет место работа профессиональных мошенников – они меняют запчасти на машину, подтасовывают сами ДТП и т.п. Зачастую, в таких группах «работают» недобросовестные представители государственных органов.

За 1 квартал 2017 года компанией «Опора» выявлено 19 мошеннических случаев (причем в некоторых случаях с подозрением на участие сотрудников ГИБДД), по которым заявления переданы в правоохранительные органы. Еще по шести случаям собираются материалы. Типичный случай: в г.Туапсе (Краснодарский край) звонок в дежурную часть о ДТП поступил в 14 часов, полис электронного ОСАГО куплен в 17, а на оформленных документах по ДТП указано 18, причем фотографии не соответствуют указанному времени суток. Практика быстрого приобретения полиса уже после ДТП с незастрахованным водителем распространена довольно широко (наряду с Краснодарским краем, это такие регионы как Воронеж, Курск и др.)

Вторая группа – это так называемые «автоюристы», некие компании, которые выкупают у клиентов права требования по страховому случаю (подчас, за гораздо меньшую сумму, чем клиенту на самом деле полагается от страховой компании, но клиент об этом даже не подозревает) и начинают делать всяческие накрутки. По закону возмещению подлежит не только ущерб имуществу, но и иные расходы. При этом закон не регламентирует четко, что в такие расходы входит, более того есть пункт, где прямо прописано: «… и иные расходы», которые потерпевшая сторона понесла в связи с ДТП. Автоюристы в эти «иные» расходы дописывают стоимость выезда аварийных комиссаров, юридической помощи, консультирования и т.д. Все это стоит немалых денег и никак не связано с размером самого убытка: убытком может быть царапина на 3 тысячи рублей, он на месте ДТП выкупается «автоюристами», а при обращении в СК требования возрастают за счет дополнительных (тех самых иных) расходов. В состав этих расходов будут включены выезд на место происшествия аваркома, услуги эксперта, юриста и т.д., каждая такая услуга стоит не менее 10 тысяч рублей   ̶   и вот для СК сумма убытка из 3 тысяч рублей превращается в 50 тысяч. Эта сумма все еще остается в пределах средней выплаты, но расходы на урегулирование у страховой компании становятся значительно выше. Это чистое злоупотребление правом с использованием пробелов в законе, которыми сейчас активно пользуются «автоюристы»  ̶  мошенники по всей России.

Третья группа – это так называемое «бытовое мошенничество», когда сами клиенты стремятся получить больше, чем им положено. Они дописывают якобы пострадавшие в ДТП элементы, либо  сознательно идут на  небольшое ДТП, чтобы потом потребовать возмещения за детали, которые уже были повреждены в другом ДТП или которые требовали замены из-за старения (износа, коррозии). В большинстве случаев размер такого убытка не превышает среднего значения, но тем не менее это все неправомерные действия.

Все такие действия сложно доказуемы, они постоянно развиваются и дополняются различными нюансами.

Наша задача   ̶  бороться со всеми проявлениями мошенничества и постоянно задействовать потенциал системы противодействия, для чего необходимо вносить максимум информации по всем убыткам в IT-систему, анализировать их и выявлять признаки наличия любого из трех видов мошенничества на системном уровне. Независимо от того, каким способом заявляется убыток  (личное заявление клиента, через нашего партнера, или документы доставлены почтой, или имеет место цессия), вся поступившая с документами информация вносится в систему, и система автоматически определяет наличие признаков мошенничества.

При отсутствии признаков мошенничества убыток идет дальше по «конвейеру». Если сотрудник, который непосредственно занимается этим делом, также не видит признаков мошенничества, то он, опираясь на свои знания и опыт, принимает положительное решение и дело передается на выплату. По делам добросовестных клиентов срок урегулирования составляет 3-5 дней.

Если система увидела признаки, которые в совокупности требуют дополнительной проверки, то дело изменяет маршрут, проходит определенные стадии проверок в департаменте рассмотрения претензий и в службе безопасности, а при необходимости – и в правовом департаменте.

Каждое подразделение использует как свои собственные, так и общедоступные  технологии проверки (базы данных клиентов и выплат, скоринги, общение с другими страховыми компаниями и т.д.).

Если мы приходим к выводу, что имеет место мошенничество, то запускается процедура уголовного преследования, при этом мы уже не делим клиентов на профессиональных и бытовых мошенников. Если клиент решил смошенничать – информация с полной базой доказательств будет доведена до правоохранительных органов, и мы будем добиваться, чтобы против такого клиента было заведено уголовное дело. Это делается обязательно во всех таких случаях.

 

страхование сегодняТо есть варианта попытаться договориться с клиентом, убедить его отозвать заявление или согласиться на меньшую сумму выплаты, Вы не рассматриваете?

Мы стали от этого уходить, с мошенниками мы не договариваемся. Договорившись с нами, мошенник узнает, где он сделал ошибку, исправляет ее, и либо снова возвращается к нам, либо обращается в другую СК . Если же мы возбуждаем уголовное дело, то пока оно не закончится, такой проблемный клиент нас уже не тревожит – он понимает серьезность намерений компании и не хочет связываться.

Альтернативная политика многих крупных страховых компаний – попытаться найти косвенные доказательства признаков мошенничества и ими давить на клиента, заставляя подписать бумагу об отказе от требований и отсутствии претензий, либо согласиться на меньшую сумму – на наш взгляд не правильная. Мы стараемся полностью отказаться от такой практики, но если других вариантов совсем нет, возможно, и такой способ будет использоваться, но только в конце, по исчерпании всех прочих обычно используемых нами методов.

 

страхование сегодняНа недавнем круглом столе «Рубеж-2017», посвященном борьбе со страховым мошенничеством, горячо обсуждалась тема, что открытия уголовных дел бывает добиться трудно, особенно в определенных регионах…

В активной фазе находится работа по делу в г.Ульяновск, где работала организованная преступная группа в составе более 20 человек, включая автоюристов, оценщиков и представителей автосервисов. В результате взаимодействия трех страховых компаний доказательства по делу переданы в областное Следственное управление. Компанией «Опора» по этой группе расследуются убытки на общую сумму более 20 млн.руб., Мошенническая схема заключалась в том, что водитель и остальные участники инсценировали ДТП с участием дорогих иномарок для заявления ущерба страховщику. Благодаря последовательным действиям страховщика ситуация в Ульяновске существенно улучшилась.

Да, мы чувствуем эту проблему. Поскольку сроки принятия решения по убытку ограничены, мы зачастую не укладываемся в них с доказыванием мошенничества и возбуждением уголовного дела, которое будет являться основанием для отказа – тогда мы вынуждены заплатить. Но мы такие дела не бросаем, продолжаем настаивать на возбуждении дела, доходя вплоть до генеральной прокуратуры. Если нам отказали в возбуждении дела на формальных основаниях, но мы видим, что их можно обжаловать, уйдя из проблемного региона в вышестоящую инстанцию, то мы так и делаем и стараемся решить проблему на более высоком уровне.

 

страхование сегодняСколько дел заведено по Вашим заявлениям?

Пока речь шла только о нашем собственном, относительно небольшом и хорошо изученном портфеле – около 40 дел за последние полтора года. Количество убытков у нас было несопоставимо меньше, чем у «Уралсиба», портфель которого мы планируем присоединить, тогда у нас была возможность внимательно рассмотреть дело каждого клиента. И у нас уже есть решения судов, вступивших в законную силу.

 

страхование сегодняВаши наработки касаются только моторного страхования, или и в других видах тоже что-то есть?

Подходящие методы есть для всех видов. Признаки мошенничества по немоторным видам иные, но и объемы там меньше. В немоторных видах требуется более индивидуальный подход, там сложнее типизировать признаки мошенничества, там важен экспертный уровень сотрудников, но в целом основная схема работает для любого убытка.

 

страхование сегодняВы как-то оценивали затраты, в которые обходится политика доведения всех дел до полиции и суда?

Это значительно дешевле, чем платить мошенникам. Пока финансовый результат, с точки зрения того, сколько мы потратили и сколько смогли отбить назад, – полностью в нашу сторону. Средняя сумма мошеннического убытка высокая, и частота в настоящее время тоже немалая, так что бороться с мошенниками оказывается выгоднее. Кроме того, при таком подходе мошенники получают сигнал, что у нас труднее получить деньги.

Когда компания доводит все случаи мошенничества до финала, мошенники знают, что у нас заработать не только проблематично, но еще и  может быть «опасно» – возбуждено уголовное дело. Если же компания дает слабину, начинает договариваться и платить, тем самым она дает сигнал рынку, что на ней можно зарабатывать деньги, и совершенно точно будет атакована, причем в любой географии России. Е-ОСАГО фактически означает, что в любом регионе можно получить как добросовестного страхователя, так и того, кто приносит 6 убытков в год по 400 тысяч рублей.

 

страхование сегодняАвтоюрист, приехавший на место ДТП, разве как-то сортирует убытки - с какой компанией работать, а с какой нет?

Мошенники, как мы уже сказали, бывают трех разных типов. Автоюристам все равно, чей убыток выкупать. Но когда они знают, что у определенной компании очень сложно получать деньги, что будет длительная переписка, что надо будет собирать доказательную базу, возможно, потом придется пообщаться с правоохранительными органами – в таком случае они могут отказаться от выкупа права требования к конкретной компании. Такие случаи тоже бывают. А когда страховщик не ходит в суды, со всеми договаривается и платит – к нему отношение соответствующее.

А мы ходим в суды. Когда нужно собрать доказательную базу, провести трасологию и т.д. – всегда делаем это. Да, мы тратим на это ресурсы, но отбиваем гораздо больше. Недавний пример: два ДТП, по 400 тысяч каждое, наш страхователь виновен. Почему-то три участника, проживающих в совершенно разных регионах нашей страны, встретились в одном месте. Машины нам не показали, независимая экспертиза была привлечена из другого региона. В суде мы доказали, что ДТП не было, что это чистой воды мошенничество. В исках им было отказано и дела переданы в правоохранительные органы для возбуждения уголовного дела, отягчающих моментов там много – мошенничество в крупных размерах, в составе организованной группы, по предварительному сговору.

 

страхование сегодняТо есть Вы считаете, что проблема с мошенниками решаема на уровне отдельно взятой компании, не прибегая к таким общерыночным методам, какие сейчас предлагает РСА – БСИ, попытки наладить взаимодействие с государственными органами?

Нет, к сожалению, в рамках одной страховой компании здесь действовать достаточно тяжело. Мы ведем эту работу, но если мы будем заниматься этим одни, этого будет мало, так как наша доля рынка небольшая. Как говорится, один в поле не воин. Так что, если мы увидим поддержку от РСА, ЦБ и Верховного суда, то это упростит нашу борьбу. Мы сможем еще быстрее платить добросовестным клиентам, а не тратить время на дополнительные расследования по мошенникам. Чем больше мы сможем упростить эту систему, тем ниже будет падать уровень мошенничества. Это пойдет на пользу всем – и страховым компаниям, и добросовестным клиентам, которых на рынке, я уверен, большинство.

 

страхование сегодняС мая заработает натуральное возмещение. На Ваш взгляд, это уменьшит объем противоправности в ОСАГО?

Группа выходцев с Кавказа в г.Верхняя Пышма (Свердловская область) в сговоре с работником ГИБДД, оформляющим ДТП, дважды заявляли в страховую компанию убытки, предъявляя в страховую компанию разбитую машину–двойник той, что по документам пострадала в ДТП. Работник ГИБДД не был на месте ДТП и составлял схемы по фотографии, что категорически недопустимо, замеров сделано не было. Кроме того, результаты расследования показали, что машины, по документам участвовавшие в ДТП, на следующий день после ДТП были засечены в Челябинске и Ульяновске за превышение скорости. По одному из случаев потерпевшие требование отозвали, по второму страховой компанией суду были представлены доказательства, в результате в иске отказано.

Думаю, первое время вопросов будет больше, чем ответов. Уж точно я бы не стал говорить, что это уберет с рынка мошенничество в ближайшей перспективе. Во-первых, натуральное возмещение будет распространяться только на новые ДТП, а все старые будут урегулироваться деньгами еще 3 года. Во-вторых, в новом законе сохранились условия, при которых можно получить выплату по калькуляции. Я не исключаю, что профессиональные группы мошенников будут заявлять убытки по случаям, которые не подлежат ремонту, и получать денежные выплаты.

Кроме того, мошенники уже активно переучиваются на новые схемы. Качество приемки машины на ремонт, даже на крупных станциях, оставляет желать лучшего, осмотр проводится довольно поверхностно, и все что потом при выезде заметит профессиональный приемщик – будет дополнительным ущербом, предъявленным к станции. Проблема теперь будет распространяться не только на страховщиков, но и на станции, их завалят исками. Будут совокупные иски к страховщику и станции, все это значительно увеличит нагрузку на суды.

 

страхование сегодняЕще есть условие «новые детали» – это не приведет, как выражался один из руководителей страховых компаний, к «всероссийскому апгрейду автопарка» за счет страховщиков?

Меня этот пункт смущает больше всего. Детали б/у используются во всем мире. Мы у себя в компании относительно недавно запустили продукт по каско, где допускается использование б/у запчастей, клиенты прекрасно все понимают и покупают его ради выигрыша в тарифе. Я, как автовладелец и сотрудник страховой компании, в принципе, не вижу смысла в покупке новой запчасти на машину старше 5 лет.

В общем, я думаю, что в закон еще потребуется вносить дополнительные изменения и давать разъяснения в ближайшем будущем. Иначе суды завалят исками по ремонту и к страховым компаниям, и к станциям техобслуживания, опять пойдет вал недовольных клиентов, распаляемых автоюристами.

Ни к чему хорошему все это не приведет – это увеличение средней выплаты и необоснованное обновление автопарка. А самое главное, на многие машины, которые уже вышли из оборота, найти новую деталь (особенно, как требуют многие клиенты, оригинальную, хотя такого понятия в законодательстве нет) просто невозможно. Буквально на днях клиент по ОСАГО писал нам претензию, что по единой методике РСА его фара стоит 5 тысяч рублей, а реально его оригинальная фара стоит 10 тысяч рублей, и потребовал пересчитать сумму выплаты. Но найти эту оригинальную фару невозможно, потому что машина уже больше 12 лет не выпускается в принципе. Это тоже некое злоупотребление, и мы, естественно, оставили расчет по единой методике. Клиенту в таком случае придется соглашаться на неоригинальную либо б/у запчасть, потому что других просто нет.

 

страхование сегодняРСА предлагает создать единую систему закупки запчастей, в том числе ради сокращения сроков ожидания и с возможностью получения оптовых скидок у производителей…

Думаю, страховым компаниям это не нужно, потому что все страховщики сами работают с крупными поставщиками запчастей и со станциями, которые закупают большие объемы запчастей и уже имеют хорошие скидки. А те несколько компаний, которые хотят вокруг себя создать такую систему, де факто поощряют попытку государства залезть в какие-то чисто коммерческие вопросы. Кроме того, для того, чтобы обеспечить то, что говорится на словах – быстрое обеспечение запчастями – пришлось бы создать огромный централизованный склад размером с целый город. Даже очень крупные склады сейчас не претендуют на универсальность, и не работают на всю Россию. Инвестиции в такой проект – миллиарды долларов, в эффективности которых я не уверен.

 

страхование сегодняКак Вы относитесь к идее запрета цессии по ОСАГО, выдвинутой страховщиками, но против чего высказался ЦБ?

В компанию «Опора» обратились пять работников предприятия в г.Новый Оскол (Белгородская область), получившие повреждения в результате несчастных случаев на производстве. Они предъявили недействительные полисы, такие же полисы были проданы на предприятии нескольким тысячам сотрудников, платежи в безналичной форме удерживались из зарплаты сотрудников, страховщик их не получал. На объекте пропускной режим, соответственно, страховой агент, не связанный с администрацией, туда попасть не может. Страховщик в декабре 2016 года обратился в правоохранительные органы, которые пока не смогли установить, куда уходили деньги (по расчетам, исходя из количества принужденных к страхованию, это десятки миллионов рублей), работа по делу продолжается.

Чтобы отменить цессию нужно менять Гражданский Кодекс. Более того, это ограничение прав по Конституции. Переуступка права – право гражданина, оно работает не только в автостраховании. Поэтому для меня такие предложения – поменять гражданское законодательство ради регулирования какого-то частного вопроса – звучат странно.

Другой вопрос, что зарабатывают ведь не на цессии как таковой, а на дополнительных расходах, и в судах на штрафах и накрутках по потребительскому законодательству – эту часть и надо регулировать. Например, создать обособленное подразделение в ЦБ, а штрафы со страховщиков взыскивать не в пользу противоположной стороны, а в пользу государства. Тогда исчезнет материальный мотив перекупать цессию.

Стоимость услуг юристов и экспертов можно и нужно регулировать, как например, была введена в определенные рамки плата за нотариат. Стоимость независимой экспертизы по рынку 1-1,5 тысячи за осмотр, а то, что приходит с цессиями, стоит 10-20 тысяч рублей, сам убыток может быть меньше, и все прекрасно понимают, что это злоупотребление. В Гражданском Кодексе есть такая норма, как «злоупотребление правом», но к сожалению, в наших судах это пока еще очень слабо работает.

Другой пример: аварийные комиссары. Есть регионы, где ни одно ДТП не заявляется без участия аваркома. Его выезд стоит от 5 до 10 тысяч рублей, притом, что кто такой аварком и чем он занимается – в законодательстве никак не прописано. Клиент на вопрос «Что конкретно сделал аварийный комиссар?» ничего ответить не может, или, допустим, отвечает, что нарисовал схему» – это за 10 тысяч рублей! Это мог сделать и представитель страховщика, а по спорным случаям схему рисует сотрудник ГИБДД, это его обязанность. Услуга аваркома получается бесполезная, никому не нужная, в прямой связи с убытком не находящаяся, но дорогая, а клиент требует ее стоимость со страховой компании. С тем же успехом можно предъявить страховщику стоимость купленных по пути товаров или услуг психотерапевта, теоретически что только не свяжешь с ДТП…

Так что только когда мы объединимся и отрегулируем все эти накопившиеся вопросы, только тогда рынок получит положительный эффект. А пока в обществе продолжают считать, что страховые компании стремятся собрать как можно больше и заплатить как можно меньше (что, вообще-то, нормальное желание коммерческой организации!), но реально страховщик не может платить мало, он связан единой методикой и другими нормативами. Другой вопрос, что страхователь может быть не согласен с результатами осмотра, мы готовы это обсуждать и проводить дополнительные осмотры за наш счет, но реально споров по результатам осмотра бывает крайне мало. То, что клиент потом пошел ремонтироваться в сервис, где цена существенно выше, чем по единой методике, часто тоже бывает областью злоупотреблений. Открытых вопросов как было много, так и осталось, и если б законодатель вовремя их отрегулировал, может, и натуральное возмещение не понадобилось бы.

 

страхование сегодняКогда же, наконец, закончится кризис ОСАГО?

Я считаю, что в законодательство в этой сфере еще будут вноситься изменения. Полностью избавить рынок от мошенничества натуральное возмещение, конечно, не сможет, скорее переведет его в другую область и разнообразит по сравнению с тем, что есть сейчас. Думаю, до конца 2017 года нас всех ждут массовые споры по поводу того, куда отправили на ремонт, как отремонтировали и т.д. Клиенты будут продолжать пытаться получить выплату деньгами, не будут ремонтироваться (например, он продает машину, ему не нужен ремонт, ему нужны деньги). Наверняка, к концу 2017 года Верховный Суд обобщит наработанную практику и выпустит какие-нибудь разъяснения Пленума.

 

страхование сегодняНа том же Круглом столе обсуждалась необходимость работать с ментальностью российского страхователя, который не только не считает зазорным получить лишнего от страховщика, но даже не понимает, что он нарушает закон, что могут быть налоговые последствия…

Да, отчасти, именно поэтому мы ушли от политики договариваться с проблемным клиентом и как-то его увещевать. Клиент не понимает, что совершает противоправное деяние, не осознает, что был на грани того, что на него заведут уголовное дело, что у него будет открытая судимость. А не понимает потому, что крупные страховые компании не хотят на это тратить деньги, не хотят заниматься раскруткой сомнительных убытков до уголовных дел, доводя до суда только совсем явные или какие-то экстравагантные случаи, а с убытками до 100-200 тысяч рублей предпочитают не возиться. Так происходит из-за внутренней мотивации сотрудников страховой компании, у которых нет задачи довести дело до суда. Сотрудник урегулирования или службы безопасности ориентирован на финансовый результат, то есть если был заявлен убыток, а потом клиента убедили написать отказ, то по деньгам этот сотрудник уже в плюсе, ему не нужно дальше проводить работу. И поток там очень большой, а чем больше нагрузка на сотрудника – тем ниже эффективность. Если компания получает до 300 тысяч убытков за год, то, конечно, проработать это с сотрудниками и зашить в IT-систему, постоянно меняющуюся, действительно сложно. Но все же больше банально просто пропускается.

Мы свой портфель вычистили, каждый убыток видим, проверяем. Теперь мы по мере роста портфеля этот свой опыт будем переносить на большее количество убытков, по мере потребности – увеличивать штат людей, апгрейдить систему. В общем, будем идти в ногу со временем, но не забывать наши старые методы.


25 апреля 2017 г.

Версия для печати 

  Смотрите другие материалы по этой тематике: ОСАГО, Страховое мошенничество, Суды и расследования
В материале упоминаются:
Компании, организации: Персоны:

Оцените данный материал (1-плохо, ..., 10-отлично!).
Средняя оценка: 8.88 (голосовало: 8 чел.)
10   

Ваше мнение об этом материале:
— Ваше имя
— Ваш email
— Тема

Ваш отзыв (заполняется обязательно):
Укажите код на картинке слева:
Реклама
«Страхование путешественников. Программа «Весь мир». Организация. Практика урегулирования. Региональные особенности», 18-19.10.2017, г. Москва, МЦС
Страховые резервы в новых реалиях. Требования и задачи. Проблемы и пути решения. 4-5 октября 2017 года, г. Москва
«Сложные вопросы бухгалтерского учета и отчетности с учетом последних изменений и требований регулятора. Практические аспекты. Ответы на вопросы», 27-28 сентября, г. Москва
«Банкострахование В России и СНГ», 23-24 Ноября 2017
Обзор правовых новаций. Новые нормы права для страхования.